Ещё
Участницу «Дома‐2» Политову нашли мертвой
Участницу «Дома‐2» Политову нашли мертвой

Чтобы скрыть беременность Джоли, Брэд Питт «арендовал» африканскую страну 

Пока весь мир говорил о Зи, как называла Энджи приемную дочку, сама Энджи скрывала от всех очень важную тайну. Она была беременна от Брэда, и ребенок был зачат до его развода, состоявшегося 2 октября 2005 года. Это послужило достаточной причиной, чтобы скрывать беременность, но были и другие — в том числе семейная история (у ее матери первая беременность закончилась выкидышем) и обычай, согласно которому беременность скрывают первые три месяца. К тому же Энджи надо было сниматься в новом фильме, и она не хотела, чтобы для нее создавали какие-то особые условия.

Джоли и Брэд Питт 2 месяца назад Фото:Daylife.com  Сама Энджи, казалось, хотела родить ребенка только из любви к Брэду. Хотя она выглядела беззаботной и даже беспечной, беременность стала для нее серьезным испытанием. Она словно бросала вызов семейному проклятию Бертранов — раку и ранней смерти, приведя в этот мир ребенка, заведомо наделенного теми же генетическими отклонениями. Более того, она бросила вызов и себе самой. Женщины, больные анорексией, физически и морально плохо переносят беременность. Роды опасны для них, они часто страдают от послеродовой депрессии. Таким женщинам рекомендуют усыновлять детей, а не рожать.

Однако Энджи, по крайней мере по виду, реагировала на беременность так же, как на другие неприятные события, — не замечая их и продолжая жить дальше, будто ничего не случилось. … Беременность Энджи оставалась для многих тайной, у будущих родителей пока не было поводов для волнения по поводу здоровья своего неродившегося ребенка, потому они занялись «официальным воссоединением семьи», то есть оформлением Брэда приемным отцом. Отец Энджи из своего «изгнания» передал благословение неженатой паре: «Брэд производит и всегда производил на меня приятное впечатление. Он хороший парень и очень талантливый». А «хорошего парня» очень беспокоило состояние матери его ребенка. Она никак не хотела угомониться, ездила по всей стране, плохо ела и не высыпалась. Этот сумасшедший образ жизни аукнулся в январе, когда Энджи стало дурно на съемках «Ложного искушения», происходивших в Доминиканской Республике.

— Я давно не ела. Мы снимали сцену Рождества, сидели вокруг пианино и пели, тут у меня потемнело в глазах, и меня чуть не вырвало, — рассказывала она журналисту Джонатану Ван Метеру. — Меня отвели в сторону, вызвали медсестру.

Энджи шепнула режиссеру Роберту Де Ниро, что, «кажется», беременна, и он объявил перерыв и принес ей банан.

В конце января пара улетела в Швейцарию — Энджи опять должна была выступать на Международном экономическом форуме в Давосе. Следующие несколько недель они провели в Париже, обсуждая с Марианной Перл последний проект компании «План Б энтертейнмент» — фильм «Ее сердце». … В Париже пара неизменно привлекала к себе внимание, актеров буквально преследовали повсюду, куда бы они ни пошли, от парка аттракционов и Эйфелевой башни до знаменитого Зимнего цирка и даже на детской площадке, куда Брэд привел Мэддокса, — они хотели проверить в действии новые машинки с дистанционным управлением. На несколько дней им все-таки удалось сбежать: новоиспеченные пилоты (под руководством инструктора из Лос-Анджелеса) на частном самолете вывезли детей на юг Франции, чтобы посмотреть, какие там сдают дома.

Daylife.com  В одном Энджи и Брэд были непреклонны. Они не хотят, чтобы из рождения их первенца устраивали шоу, и не желают повторения пляжной истории в Кении, когда их снимали без разрешения. На этот раз они сделают все, чтобы ситуация не вышла из-под контроля, и поедут ради этого куда угодно. Они решили, что Намибия, африканское государство, где Энджи снималась в фильме «За гранью» и где она впервые стала матерью, идеально подходит для этой цели. Это был осознанный выбор, и Энджи объяснила его так:

— Мы искали место, где нет малярии и лихорадки денге, Намибия как раз такое место, потому что там сухо.

С тех пор как она впервые побывала в Африке, Энджи прошла долгую дорогу; теперь она вернулась — без мобильного телефона, часов и даже макияжа, ее немногочисленные вещи умещались в одной дешевой сумке. Брэд и Энджи были охвачены желанием зажить здесь по-своему, без игры на публику, интервью и вспышек фотоаппаратов. Перед тем как 3 апреля 2006 года частный самолет со всем семейством на борту прибыл в аэропорт Уолфиш-Бей, телохранитель Микки Бретт устроил вокруг выбранного ими отеля «Бёрнинг Шо» в деревне Лэнгстрэнд «зону отчуждения». Вокруг отеля было натянуто ограждение из зеленой сетки, не дававшее фотографам снимать с расстояния, а популярный устричный бар на другом конце дамбы закрыли, стремясь оградить пару от любопытных глаз.

Правительство Намибии пошло еще дальше и согласилось установить «нелетную» зону над побережьем, на котором располагался облюбованный знаменитой парой отель. Журналистам и фотографам был запрещен въезд в страну без специального разрешения Анджелины и Брэда. В указе, подписанном секретарем министерства по связям и информации Лоини Катома, говорилось, что правительство Намибии намеревается поддерживать голливудских знаменитостей и предоставить им тишину и покой. Также вскользь упоминалось, насколько важно пребывание в стране артистов с точки зрения будущего привлечения туристов и об их обещании сделать пожертвование местной больнице.

Немногие журналисты, умудрившиеся все-таки пробраться на охраняемую территорию, столкнулись лицом к лицу с Бреттом, которого сопровождала небольшая армия охранников — часть из них были солдатами южноафриканской армии во времена апартеида. Местных фотографов Бретт предупредил:

— Если я увижу, что кто-то фотографирует Джоли, я этого гада в клочки порву. Я не шучу. Он у меня в больницу попадет.

Игра в кошки-мышки продлилась восемь недель, и за это время команда Бретта чего только не делала: они перекрывали дороги, устраивали ночные обыски в домах и останавливали машины, казавшиеся им подозрительными. Одному фотографу прыснули в глаза из перцового баллончика, других избили. Бретту даже было предъявлено обвинение в нападении на владельца местного ресторана. Последним рискнул «свободный» фотограф Стив Батлер, который предложил Бретту 250 тысяч фунтов стерлингов за первые фотографии младенца. Предложение было таким соблазнительным, что Бретт на всякий случай записал разговор с британским папарацци.

Местные жители болезненно воспринимали многочисленные уступки, на которые шло их правительство в угоду богачам чужестранцам, поскольку у них еще свежи были воспоминания о недавних исторических событиях (Намибия получила независимость только в 1990 году, во времена апартеида ее контролировала Южно— Африканская Республика).

— Я никогда в жизни не видел, чтобы кто-то обладал здесь такой неограниченной властью, — прокомментировал ситуацию Фил я’Нанголо, глава Национального общества по правам человека. — Они практически распоряжаются всей страной.

Местный фермер Томас Лори был об актерах не лучшего мнения, заявив корреспонденту журнала «Нью стейтсмен»:

— Ограничения, наложенные на местную и зарубежную прессу, отношение как к королевской семье — все это совсем не нужно Намибии. Людям, которые годами пытаются построить демократичное общество, остается только в недоумении пожимать плечами.

Что до пары, оказавшейся в центре этого скандала, то Энджи не выходила за территорию отеля, устраивала пикники на пляже с Мэддоксом и позировала обнаженной художнику Дону Бакарди, который прилетел из СантаМоники специально, чтобы написать портрет беременной звезды. Интересное совпадение: много лет назад Бакарди довелось делать наброски портрета отца Энджи — он работал с Войтом во время репетиций «Гамлета», постановки, разрушившей его брак. Брэд ускользал от оцепления журналистов и катался на мотоцикле по дюнам, уезжал в пустыню и практиковался в управлении взятым напрокат самолетом — часами выписывал круги и летал вдоль побережья.

Единственной журналисткой, с которой Энджи согласилась встретиться за восемь недель осады, была Энн Карри, ведущая «Тудей шоу» на канале Эн-би-си. Пока они прогуливались в ближайшем городишке, Энджи говорила не о ребенке и не о Брэде, а о своем участии в международной кампании за образование, участники которой считают право на образование одним из основных прав человека и ставят своей целью обеспечить школами 100 миллионов детей из бедных стран. Об этом она говорила и 26 мая на телеконференции с министром финансов (позже премьерминистром) Великобритании Гордоном Брауном, причем за их беседой пристально следили международные политические обозреватели.

На следующий день, 27 мая 2006 года, Энджи с Брэдом забрались в обшарпанный микроавтобус «фольксваген», на крыше которого были прикреплены доски для серфинга, и отбыли из своего временного убежища в сопровождении нескольких машин с затемненными стеклами. Причина такой конспирации вскоре выяснилась. В бывшей немецкой колонии была с военной четкостью проведена разработанная в мельчайших подробностях операция. Пока люди, изображающие охрану Джоли, пускали журналистов по ложному следу, Микки Бретт отвез пару, спрятанную за занавесками микроавтобуса, в Свакопмунд, где их уже поджидал в клинике специально прилетевший из Лос-Анджелеса акушер Энджи — Джейсон Ротбарт, чтобы провести плановое кесарево сечение (из-за неправильного положения плода). Брэд присутствовал при операции и перерезал пуповину, когда малышка Шайло Нувель Джоли-Питт весом семь фунтов благополучно появилась на свет. Желание матери Энджи исполнилось — Шайло родилась под знаком Близнецов и получила имя, которое Джон Войт увидел на автобусе много лет назад.

В возрасте нескольких дней Шайло начала работать и за первый месяц жизни заработала больше, чем некоторые зарабатывают за всю жизнь. Благодаря дружбе ее родителей с Джонатаном Клейном, исполнительным директором фотокомпании «Гетти имидж», была заключена умопомрачительная международная сделка по продаже первых фотографий Шайло «в кругу семьи», доход от которой должен был составить 11 миллионов долларов в фонд Джоли-Питтов. Из них 4 миллиона 100 тысяч долларов заплатил журнал «Пипл» и три с половиной миллиона выложил известный английский журнал «Хелло!». Папарацци остались с носом, они не могли даже сказать традиционное: «Все, что я получил, — это паршивая футболка» (и той им не досталось на память о двух месяцах охоты за звездами). 14 июня семья, сопровождаемая благодарностями президента Намибии Сэма Нуйомы, на частном самолете покинула приютившее их государство. Напомнив о том, что его страна уже не один год находится под покровительством ООН, он сказал, обращаясь к Энджи:

— Вы не просто родили ребенка, вы родили новую эру для нашей страны. Если Намибия — ребенок ООН, то вы — одна из тех, кто первыми поддержал этого ребенка, мать-основательница.

Так к Энджи пришло официальное признание: теперь она была «хорошей девочкой».

Эндрю Мортон. Анджелина: история без купюр / Эндрю Мортон; пер. с англ. Т. Ребиндер. — М. : КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2011. — 432 с.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео