Ещё

Передача власти: За чей счет 

По мере того как экономика, а с ней и вся повседневность жизни вползали в кризис, в обсуждениях ситуации экспертами, проектах решений власти и в общественной дискуссии постепенно формировался и сегодня уже вполне выпукло проступил главный, пожалуй, нерв нынешней социально-политической ситуации в стране. Можно было бы предположить, что дело во вполне традиционном отечественном вопросе «кто виноват?». Да, конечно, хруст копий по поводу того, больше в нынешнем кризисе причин внутренних или забугорных, слышим довольно отчетливо. Началась и увлекательная дискуссия о том, кто там у нас больше заснул в тепле рентного сверхдохода и сверхпотребления — расслабившаяся политическая элита, закредитовавшийся бизнес или не особо торопившиеся повышать производительность трудящиеся массы. Тем не менее все эти сюжеты хоть по-своему и важны, но сегодня явно не в эпицентре кризисного землетрясения. Естественно, когда трясет, большую актуальность приобретают вопросы о том, как спасаться и кого поддерживать в первую очередь. Столкновение мнений на эту тему — это немного «теплее», но еще не совсем «горячо». Действительно, нет сегодня, пожалуй, более дискутируемых вопросов, чем те, кому помогли и что-то дали, а кому — нет. Кому досталось больше, а кому — меньше. Надо ли помогать отдельным крупным проблемным компаниям, тем или иным отраслям, регионам, социальным слоям и группам. Кого спасать в первую очередь — бедных, средних или богатых? Кто в итоге спасется — мелкие, окологосударственные, финансовые, инновационные, эффективные, крупные, производственные, системообразующие или ответственные? Потому что на всех одновременно — «и мокрых, и холодных, и твердых, и белых» — денег все равно не хватит. Увольнять по Трудовому кодексу или по понятиям? Или пусть лучше никого не увольняют, но сокращают зарплаты и держат неполную занятость? И допускать ли, чтобы сокращали и урезали, «пока не продан ни один майбах»? Выкупать жилье у строителей и отдавать льготникам, или «пусть сильнее рухнут цены»? Какие налоги и для кого снижать, а какие и кому, быть может, и повысить? Спасать рискующих остаться без работы обладателей ипотечных кредитов или тех, у кого кредит «всего лишь на машину», тоже? И чем еще помимо пособия по безработице помогать тем, кто в кредиты не лез, но теперь со своей ответственностью иногда чувствует себя немножечко чужим на этом празднике взаимопомощи? Собственно, сквозь всю эту мозаику мнений и подозрений, сумму надежд и недоверия как раз и вылезает один из главных вопросов выхода из кризиса. Да и не только самого кризиса, но и все время обсуждаемой модернизации страны. Ведь выходить из кризиса вроде бы собираемся «не обратно», т. е. не на тот же берег, на котором в тучные годы загорали. Наоборот, постоянно же говорится, что даже если вдруг цены на нефть и «отрастут», то плыть-то надо вперед и использовать кризис как возможность достигнуть к 2020 г. другого берега. Но выход из любого кризиса и любая модернизация имеют цену, и эту цену кто-то должен заплатить. Речь не только о деньгах и уровне жизни, но и об интересах, ожиданиях, привычках, сложившихся жизненных стратегиях, комфорте и многом другом. Всегда есть те, за счет которых все происходит в первую очередь. Вопрос о том, кто должен в первую очередь поступиться теми или иными интересами, — это и есть ключевой вопрос всей нынешней дискуссии по поводу кризиса. Должна ли это быть бюрократия? Готова ли она ради дела жертвовать чем-то, расстаться с частью сырьевой и административной ренты, отменить «коррупционный налог»? Или ее, скорее, к этому нужно принуждать и как это возможно политически? Видит ли бизнес, какую цену нужно заплатить, и готов ли к этому? И не наблюдается ли пока внутри самого бизнес-сообщества и в его взаимоотношениях с государством слишком много водоразделов, фигур умолчания и дефицита доверия, для того чтобы что-то здесь получилось? Готов ли средний класс осознать, что развитие и качество жизни определяется не только уровнем потребления, но в первую очередь нормой накопления и собственной ответственностью за свою жизнь, включая ответственное отношение к политическому представительству своих интересов? И с другой стороны, можно ли сегодня или завтра обратиться к обуреваемому социальными диспропорциями современному российскому обществу с призывом потуже затянуть пояса, учитывая, что около четверти граждан вам эмоционально напомнят, что свои пояса они еще ни разу особо и не развязывали. Наконец, готовы ли и российская власть, и российский бизнес, и общество по-настоящему к жизни в условиях конкуренции, или все ее боятся, а потому так преобладает запрос на патернализм и привилегии? Пожалуй, главный интерес, которым для выхода из кризиса нужно поступиться всем в равной степени, состоит как раз в потаенном отношении к привилегиям. Их вроде бы все ненавидят, но между тем, чтобы их совсем не было, и тем, чтобы самим их иметь, многие выбирают второе.
Автор — заместитель директора Института социальных систем
Это неполный текст новости
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео