Ещё

«С днём рождения, Эльвира…» 15 история книги памяти «Булгарии» 

— Люди, столкнувшиеся с трагедией, говорят: «Привыкаешь с этим жить», но наша семья этого не чувствует, — рассказывает 23-летняя Миляуша Нотфуллина, племянница Зухры. — Когда умирает старенькая бабушка, как бы ни было больно, ты понимаешь, что её время пришло, жизненный путь закончился. С гибелью молодых, здоровых людей, а тем более детей, невозможно смириться.
Родные Зухры и Эльвиры сами позвонили в редакцию, когда узнали о нашей «Книге памяти», чтобы рассказать, какими были мама с дочкой, и о том, что память о них в семье жива. На встречу приехала Миляуша, которая называет тётю Зухру второй мамой, а для Эльвиры была обожаемой старшей сестрой и советчицей.
Зухра никогда не жаловалась на трудности Фото: АиФ-Казань / Из семейного архива.
— Я продолжаю слышать Эльвирин смех, — говорит девушка. — Из двоюродных братьев и сестёр она у нас была самой младшей, всеобщей любимицей.
… В небольшое путешествие на «Булгарии» Зухра Сабирова поехала вместе с коллегами — поварами одного из казанских санаториев. Погибла вся их смена. Там, на борту теплохода, 9 июля они вместе отпраздновали день рождения Зухры. Теперь две даты: день появления на свет и смерти — 10 июля, стоят в календаре рядом.
Кроме 11-летней дочки женщина хотела взять в поездку и старшего сына Альфиса, даже купила для него билет. Но у 16-летнего парня оказались другие планы. Зачем плыть два дня с мамиными подругами, если дома в деревне друзья и футбол! После трагедии семья посчитала его решительный отказ чудом.
Дорогие мелочи
Миляуша смотрит в сторону и вспоминает ушедших родных. Но в голову приходят не семейные истории, а дорогие сердцу мелочи. Тётя на кухне, задушевные разговоры, горы журналов с рецептами и запах пирогов. Будучи профессиональным поваром, Зухра всегда умела удивить родных, учила племянницу готовить, делилась маленькими хитростями. И сейчас, кажется, зазвонит мобильный, и родной голос скажет: «Жду тебя в деревне в выходные». Удалить из телефона их с Эльвирой номера до сих пор не поднимается рука.
— Тётя никогда не жаловалась, даже если приходилось трудно, — говорит Миляуша с восхищением. — Жила для других, а о себе думала в последнюю очередь.
Жизнь Зухры, и впрямь, не назовешь безоблачной. После гибели мужа в аварии она осталась с двумя детьми на руках. Растила сына с дочкой, старалась радовать их подарками, походами в цирк и на детские спектакли. Поддерживала свекровь, продолжавшую жить с ними, держала в порядке деревенский дом. На работу в Казань ездила на электричке, отказывала себе в отпусках. А когда однажды предложили лечь в больницу, только отмахнулась: «Какое лечение? Некогда!»
Эльвиру старшая сестра называет егозой, любопытной и подвижной. Девочка обожала танцы, не сидела на месте и минуты. Закидывала эсэмэсками.
— Я не успевала одно сообщение прочитать, приходило следующее: «Почему не пишешь?», — вспоминает Миляуша с доброй улыбкой. — А как она радовалась, когда узнала о поездке на теплоходе! Для неё это было целое приключение!
Cтранности
На «Булгарию» повара чуть не опоздали. Ехали в речпорт в ливень, отработав 12-часовую смену. Из-за отключения электричества в санатории едва успели приготовить ужин постояльцам.
В последний раз родные звонили Зухре за час до трагедии, чтобы узнать, во сколько встречать их с дочкой в порту.
— Сказала, плывут обратно, — вспоминает Миляуша. — Я удивилась, когда она заговорила о поездке. Мол, неудачно получилось, теплоход странный. Раз уж моя терпеливая тётя пожаловалась, значит, было совсем плохо! Но потом она, верная себе, добавила: «Ладно, нам пойдёт, не так часто куда-то ездим».
А дальше трубку передали Эльвире, которая привычно стала тараторить, как она подружилась с другими девочками. С ними же вскоре она ушла играть в музыкальный салон.
… События последующих часов и дней врезались в память Миляуши в деталях. Звонок родственницы, услышавшей о затонувшем теплоходе в новостях, имя Альфиса, ошибочно оказавшееся в списке пропавших без вести. Масштаба трагедии сначала не поняли. По-настоящему стало страшно, когда с «Арабеллы» начали спускаться спасённые пассажиры, и выжившие мужчины плакали навзрыд.
О горьком ожидании Миляуша говорит очень подробно. Вспоминает, как группами привозили погибших, а родственников приглашали опознавать их по фотографиям.
— Стоишь в очереди, ждёшь, и вдруг впереди раздаётся громкий плач. Остальные люди молча расходятся — ждать дальше. Сначала мы радовались, что привозили не наших. Не верили, что тёти с Эльвирой нет. А когда пришло осознание, молились, чтобы их нашли, и мы могли проститься. Только бабушке говорили, что есть шанс. Но она сама всё поняла после вещего сна. Увидела, как тётя Зухра ушла в воду за какой-то потерянной вещью.
Горе в стихах
Спустя два года Миляуша продолжает ездить в деревню. В гости к Альфису и его бабушке. Взять осиротевшего паренька, простившегося с детством за считанные часы, хотели казанские родственники. Но внук и бабушка решили не расставаться.
— Очень переживали за него, — говорит девушка. — До сорока дней я жила в деревне, видела, как брат становился серьезным и тихим. Но мы стали ближе друг другу. Альфис учится в техникуме, а мы все вместе стараемся ему помогать, хотим, чтобы был достойным человеком, как и его мама.
В деревенском доме, где раньше жизнь била ключом, стало тихо. Особенно пусто в кухне — царстве Зухры. Но в каждом уголке живут воспоминания.
— Тётя с сестрёнкой постоянно в наших разговорах, — рассказывает Миляуша. — Звучит песня по радио, и кто-то говорит: «Её любила Зухра». Слышу другую мелодию, перед глазами стоит танцующая Эльвира. Только трудно бывает видеть девочек её возраста. Понимаешь, что и у нас могла быть такая же повзрослевшая сестрёнка.
А двоюродный брат погибшей девочки Ильнар сочинил стихотворение на татарском языке — в память о тех, кто не вернулся из страшного круиза. Молодой человек пишет о похороненных надеждах и задаётся вопросом, почему высшие силы допустили гибель детей, едва начавших жить: «Вспоминаются близкие, которые ещё недавно были с нами, — говорится в незамысловатых строках. — Скучаем. На глаза наворачиваются слёзы… »
Потерпевшие высказались
На процессе по делу «Булгарии» на днях был допрошен последний потерпевший, осталось выслушать несколько свидетелей. Многие люди, вызванные для дачи показаний, не спешили являться, поэтому суд параллельно приступил к изучению материалов дела.
Некоторые потерпевшие и свидетели приезжали из других городов, а присутствия двух членов экипажа пришлось добиваться в особом порядке. Бывший матрос «Булгарии» Павел Комаров сейчас проходит службу в армии в Подмосковье. Руководство части не хотело отпускать солдата в суд. Другого члена экипажа — помощника моториста Эдуарда Меркулова — доставили на заседание из Нижнекамской колонии, куда он успел попасть после трагедии.
По словам потерпевших, допросы многих свидетелей проходят тяжело, не все хотят отвечать на неудобные вопросы. Нередко из-за расхождений в ответах прокурору приходится зачитывать показания, взятые во время следствия.
После того как будут заслушаны оставшиеся свидетели, начнутся допросы подсудимых и прения сторон.
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео