Ещё

Как живёт Церковь без Патриарха? 

Церковь как организация не может оставаться без главы, а согласно Апостольскому правилу, епископам каждого народа подобает знать первого из них. Этот порядок сейчас зафиксирован и в Уставе Русской Православной Церкви: там прописан весь тот круг обязанностей, которыми обладает Местоблюститель Патриаршего Престола. Имя Местоблюстителя поминается на богослужении и в личной молитве: это тот человек, который сейчас отвечает перед Богом за Русскую Церковь, является её Первоиерархом. А вопрос о Патриархе решает Поместный Собор, который вскоре должен состояться. В истории Церкви были и экстраординарные случаи — например, когда Патриарх Тихон тайно назначил по завещанию (с ведома Поместного Собора 1917-1918 гг.) кандидатов в Местоблюстители, которые смогли бы принять на себя бремя управления Церковью до созыва Собора. Из известных Местоблюстителей Московского Патриаршего Престола можно вспомнить митрополита Стефана (Яворского), который в этой должности более двадцати лет (с кончины Патриарха Адриана в 1700 г. до своей собственной в 1721) возглавлял Русскую Церковь с титулом митрополита Рязанского. После его смерти Пётр I ввёл в действие систему синодального управления. Другой замечательный Местоблюститель — священномученик Петр (Полянский), митрополит Крутицкий. Он руководил Церковью всего несколько месяцев в 1925 г., и был репрессирован советской властью за жёсткую позицию по отношению к обновленческому расколу, с которым не хотел идти ни на какой диалог. Очень продолжительный период Местоблюстителем был будущий Святейший Патриарх Сергий (Страгородский), который после ареста митрополита Петра сначала управлял Церковью в должности Заместителя Местоблюстителя (1925-1936 гг.). В 1936 г. пришла, как потом оказалось, недостоверная, весть о кончине митрополита Петра, и с 1936 г. по 1943 г. владыка Сергий был Местоблюстителем Патриаршего Престола, а затем Архиерейский Собор избрал его Патриархом. Если мы рассмотрим более привычные нам случаи в новейшей истории, то будущий Патриарх Алексий I (Симанский) был Местоблюстителем с мая 1944 по февраль 1945, когда его избрал Поместный Собор. После его кончины больше года — с апреля 1970 по июнь 1971 — Местоблюстителем был митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен (Извеков), который также был избран Патриархом. После кончины митрополита Пимена 3 мая 1990 года Местоблюстителем стал старейший по хиротонии постоянный член Священного Синода тогдашний митрополит Киевский Филарет (Денисенко), впоследствии отлучённый от Церкви. Он занимал этот пост недолго: время было благоприятное, власти быстро дали согласие на созыв Поместного Собора, и уже 12 июня состоялась интронизация блаженнопочившего Патриарха Алексия II. В истории Церкви были разные способы избрания Патриарха. Наши историки XIX столетия — В. В. Болотов, А. П. Лебедев — пишут о том, что мы знаем чрезвычайные случаи при избрании епископов — например, когда младенец выкрикнул «Амвросий — епископ!», и будущий святитель Амвросий стал епископом города Медиолана (нынешнего Милана); на другого будущего архиерея сошёл голубь, и он стал Предстоятелем своей местной Церкви. Со временем, когда Церковь получила официальный статус, среди искателей сана появилась масса людей, которые руководствовалась конъюнктурными соображениями, появились враждовавшие партии (доходило и до убийств, причём как на Западе, так и на Востоке). Поэтому постепенно круг избираемых сужался: император Юстиниан считал, что это должны быть лица, никогда не состоявшие в браке, а ещё раньше святитель Григорий Богослов полагал, что избирать Предстоятеля должны епископы, священники и монахи, чтобы не было всевластия толпы. Церковь, как живой организм, реагировала на исторические события и искала оптимальный вариант. В Древней Руси (как, кстати, и при избрании Патриарха Тихона в 1917 г.) существовал жребий: избирались несколько кандидатов, и в одном из приделов Успенского Собора в ковчежец полагались их имена. Вынималось одно из них, и называли избранного. В дореволюционной России, если говорить об избрании епископов, Император получал список из трёх кандидатов и нежелательных вычёркивал. В 1990 г. прошли первые свободные выборы Патриарха Московского тайным голосованием. У Патриарха Алексия I не было никаких соперников (голосование было открытым: вставал епископ и называл кандидата от своей епархии). При избрании Патриарха Пимена происходило примерно то же самое. Только когда избирали Патриарха Алексия II, появилась возможность прибегнуть к демократическому голосованию: эта процедура была если не идеальной, то очень приемлемой для нас. Беседовала Юлиана ГодикФото — Седмица.RU
Это неполный текст новости
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео