Ещё
Предупреждение Медведева, изгнание российского флота и другие события дня
Предупреждение Медведева, изгнание российского флота и другие события дня

Борьба очень вольным стилем. 

Советская власть чем, в частности, была хороша? Не надо было задумываться. Сказали тебе: учение Маркса всесильно потому, что оно верно, — и всё. Раз сказали — так и есть. Или сообщают тебе: вся-то наша жизнь есть борьба. И не надо интересоваться: а что, ничего в жизни нет другого? И с кем борьба? За что? Не, не, не, не надо вопросы задавать. Повтори. Запомни. Получи спецпаек. Свободен. Советская власть вроде кончилась. А стремление превратить жизнь в борьбу осталось. Правда, теперь никто не мешает задавать вопросы. Нет, ну, правда, что ж это мы все время не живем, а боремся? Молодые — за место под солнцем, пожилые — за достойную старость. Политические партии — за оставшееся от главной партии внимание общества. Ну ладно, спортсмены борются — им сам Бог велел. Но ведь даже симфонические оркестры и театры бьются за всякие гранты. Газеты бьются за тираж. По дорогам никто просто так не едет: дорога — это поле битвы ГИБДД и водителей. Никто не может позволить себе просто так делать телепередачи — все воюют за рейтинг. Те писатели, которые поплоше, бьются за тиражи, а те, которые подуховней, — за премии. Ребенок пошел в школу — и начинается битва, причем не за знания, а за любовь учителя — она-то и обеспечивает хорошую оценку. Так человек живет в борьбе, умирает — тут-то и начинается битва за место на хорошем кладбище. Из всего наследия Советской власти самое печальное именно это: стремление не жить, а бороться. Когда-то давно замечательный писатель Юрий Коваль придумал скульптуру, которая называлась «Борьба борьбы с борьбой». Это девиз нашей жизни. Причем даже в наше традиционно непростое время так жить никто не заставляет. Мы сами как-то. Бороться привычней, чем жить. Так уж повелось. Как-то я тут встречался с читателями, и один из них говорит: «Мне вообще нравится, как вы передачи ведете, только есть в них один недостаток — вы какой-то слишком добрый ведущий…» Я задумался. Не убежден, что я — добрый. Но дело даже не в этом. Можно ли быть слишком добрым? Вести передачи слишком по-доброму — такое в принципе возможно? И стал я думать о своем любимом жанре — об интервью. И о том, что с ним происходит на телевидении. И понял, что почти не осталось передач, в которых бы люди говорили, как в жизни. Люди в телевизоре беседуют так, что в жизни за такую манеру беседы давали бы в лоб. А по ящику вроде как можно. Либо один человек говорит: «Это белое». Другой возражает: «Нет, черное». И начинается мочиловка. Либо главная задача интервью: кто кого победит. Не в том задача, чтобы мы человека узнали. Или мысли его. Это неинтересно. Интересно, чтобы зритель после программы воскликнул, потирая руки: а здорово журналист Х его сделал. Или, наоборот, вздохнул: да… нападал Х на Z, а Z-то круче оказался…А тут еще очень уважаемый и даже любимой мною ведущий такую стал вести передачу: зовет в студию человека и говорит: «Ату его! Он плохой!» И все с интересом смотрят, как несчастный, которому, видимо, необходим пиар, будет отбиваться. И это не просто так себе передача — это опять же борьба. За рейтинг. И я не то чтоб совсем против теледискуссий. Людям нравится смотреть на скандал, ничего не поделаешь. Но на нашем телевидении все друг с другом спорят. И почти никто не разговаривает. Положительную рецензию на книгу или спектакль не вдруг найдешь. А отрицательную — пожалуйста. Положительная — это всякие размышления там, раздумья. Не интересно никому. А отрицательная — элемент борьбы. Скажем, за подлинную культуру. Потому что критик, он же ведь не просто так ругается за гонорар, а борется за подлинную культуру. И тут я думаю: вот это стремление бесконечно кого-то побеждать, оно ведь сеется, сеется и дает ростки? И если есть возможность сеять не зло, а что-нибудь другое, может, стоит попробовать? Однажды один поэт написал: «Добро должно быть с кулаками». А знаменитый пародист Александр Иванов дописал к этой строке: «Еще надежнее кастет». Или, думаю я, это все романтические бредни? Думаю я, думаю. Включаю телевизор, открываю газеты, книги покупаю, иду по улице, еду на машине… И не нахожу ответа.
Это неполный текст новости
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео