Ещё

Алексий II всю жизнь защищал Церковь, Веру и Паству от произвола, дискриминации и кощунства 

Кончина Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II — трагедия для всего православия. Не счесть его трудов в защиту паствы, мирян, в защиту Русского Православия от всевозможной ереси и от внедряемого извне прозелитизма (агрессивной экспансии других конфессий). Во имя подлинного торжества Справедливости, Добра, Нравственности. Усилиями прежде всего Алексия II осуществилось, наконец, единение всего Русского Православия, разделенного с 1918 года вплоть до 2007/2008 гг.
Да, история Русского Православия содержит немало трагических страниц, если точнее — эпох. Очень многие иерархи РПЦ — в том числе будущий Патриарх Алексий II, — делали всё возможное, чтобы защитить Церковь, Веру и Паству от произвола, дискриминации и кощунства. И было всё это сравнительно недавно — примерно 60 лет тому назад.
Осенью 1958-го, полвека тому назад, по инициативе Н. С. Хрущева в очередной раз начались гонения на религию, особенно на православие. Апогеем этой кампании стало публичное обещание Хрущева в 1961-м «вскоре показать последнего попа по телевизору». Кстати, тот же Хрущев еще в 1937 году на пленуме ЦК КПСС заявил: "…перекраивая Москву, мы не должны бояться снести дерево, церквушку или какой-нибудь храм". И вот, в конце 1950-х началась, по сути, та же антиправославная истерия, что охватывала всю страну в 1920-х-1930-х годах. С закрытиями церквей, монастырей, изъятием священных реликвий, превращением Святых Мест в склады, свалки мусора, отхожие места. Не гнушались даже применением военной силы против сопротивляющейся Паствы — как, например, в православной Молдавии в 1960-м…
Тогда социально-экономические «эксперименты» властей привели к тому, что значительная часть населения с конца 1950-х стала активно приобщаться к религии, прежде всего к Православию. Ибо последствия тех «экспериментов» особенно негативно сказывались, скажем так, на православных регионах СССР. И в первую очередь на России. А расстрел рабочей демонстрации в г. Новочеркасск в 1962-м (и репрессии в отношении участников аналогичных демонстраций в некоторых других городах СССР) только усилил упомянутую тенденцию. Потому и надо было, что называется, нейтрализовать религию.
Частичная нормализация отношений между государством и РПЦ произошла уже в начале Великой Отечественной войны, когда начались первые «вызволения» священников из тюрем, лагерей и ссылок. Священникам даже было дозволено призывать Паству на защиту отечества. Впервые за многие годы вынужденного молчания и затворничества. И самолеты со Святыми Иконами облетали многие участки фронта и осаждённые фашистами города.
Но, пожалуй, историческое, долгосрочное значение имела встреча трех иерархов Русской Православной Церкви — Сергия (Страгородского), тогда еще митрополита (через несколько он был избран Патриархом Московским и всея Руси), митрополита Алексия (Симанского) и митрополита Николая (Ярушевича) с И. В. Сталиным 4 сентября 1943 года. Сталин в ходе беседы признал «серьезные перегибы» в государственной политике по отношению к церкви, пообещав, что такое впредь не повторится. С этого момента государство официально признало легальное существование в СССР Православной Веры и предоставило возможности для расширения православной работы, в том числе в Москве. Так, было разрешено нечто беспрецедентное для большевизма: колокольный звон, позволенный с 1942-го, и «присутствие» православных крестов в росписи вестибюля станции метро «Бауманская», построенной в 1942-1943 годах. Дело в том, что православная церковь была главным, как теперь говорят, спонсором сооружения этой станции, и Сталин решил лично подчеркнуть свое отношение к такому факту.
А 28 ноября 1943 года было принято, по сути, беспрецедентное (для коммунистов) постановление Совнаркома СССР «О порядке открытия церквей».
За период с 1944 по 1953 годы, по официальным данным, Русской Православной Церкви (РПЦ) возвратили свыше 1300 храмов, в том числе в Москве — около 300.
Возрождалось в те годы и старообрядчество.
Но в 1958-1964 годах только в Москве вновь были закрыты свыше 130 церквей и все монастыри, прекратились регулярные службы в Елоховском соборе, во многих других храмах. Опять был запрещен колокольный звон. Власти снова захотели превратить Москву в первую атеистическую столицу в мире, как на рубеже 1920-1930-х годов грозились большевики.
Характерный в этой связи факт. 10 декабря 1947 года И. В. Сталин подписал постановление о создании в Спасо-Андрониковом монастыре, в самом центре Москвы — у впадения Яузы в Москву-реку — историко-архитектурного заповедника имени Андрея Рублева. Создали же его только к 1960 году, и то благодаря усилиям многих авторитетных деятелей РПЦ, советской культуры и вмешательству со стороны ЮНЕСКО.
В ноябре 1958 г. -марте 1959 г. прошла массовая «чистка» гражданских библиотек от литературы религиозной тематики. А 28 ноября 1958-го ЦК КПСС принял «закрытое» постановление «О мерах по прекращению паломничества к так называемым „святым местам“. Которое и выполнялось с максимальным усердием…
Кстати, земельные участки некоторых зарубежных монастырей РПЦ в тот период и вовсе продавались за фрукты или овощи. Так, земли монастыря Святой Марии Магдалины (вблизи палестинского г. Иерихон) в 1962-м были проданы за поставки в СССР израильских апельсинов и мандаринов.
Но Церковь пыталась протестовать. 18 февраля 1959 г. в Совмине СССР (с 1958-го его воглавил Хрущев, сместивший с этого поста Н. А. Булганина, который выступал и против антирелигиозной кампании Хрущева) приняли-таки митрополита Крутицкого и Коломенского Николая (Ярушевича) по его просьбе. По записи той беседы, „в раздраженном тоне Николай заявил, что с осени 1958 г. началось наступление на Церковь, равнозначное походу на нее до Великой Отечественной войны. Митрополит указал, что в этой обстановке он не может посещать дипломатические приемы и, кроме того, Патриархия намерена отказаться от издания собственного журнала“. Но эти протесты, увы, не возымели действия.
Более того: в 1961-м была закрыта Киево-Печерская Лавра (возобновившая свою деятельность, включая тамошний монастырь, в 1946-м), причем даже для интуристов. Их экскурсии туда стали возможны только с конца 1960-х. А, например, в день памяти святого преподобного Сергия Радонежского 8 октября 1960 г. на территории Троице-Сергиевой Лавры милиционеры и „лица в штатском“ задерживали верующих и затем не выпускали их из-под ареста несколько дней, требуя расписок, что они больше никогда не придут в Лавру.
Как следствие, возобновились отшельничество, скиты, подпольные богослужения и т.п. на Северном Кавказе, Алтае, Урале, Сахалине, Верхнем Поволжье, Белоруссии, Молдавии, Грузии, Закарпатье, Крыму, Украинском Полесье.
Словом, каких только периодов не было в истории, причем совсем недавней, Русского Православия. Но вопреки всевозможным невзгодам и проблемам оно выстояло. Воистину, не в силе Бог, но в Правде.
Это неполный текст новости
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео