Ещё

Дед Мороз и его команда 

«Дейтонленд 1996». Часть 1  Изетбегович постоянно уверял своих сторонников, что у исповедующих ислам есть свои праздники и свой Новый год, который и следует отмечать. Понятно, что сербов и хорватов мало волновали указания президента Изетбеговича. Они привыкли жить по своим правилам и всегда считали Рождество и Новый год главными семейными праздниками.

Сразу же после подписания Дейтонского договора Боснию и Герцеговину стали называть Дейтонлэндом. Уже в январе 96 года стала появляться информация о том, Алия Изетбегович, Харис Силайджич и члены их семейств постоянно получали валютные инъекции из Турции и Пакистана. При официальной зарплате в 200 дойчмарок они жили в роскоши и не стеснялись своего обнищавшего народа. Французы и англичане говорили мне, что все годы войны у сараевской верхушки были секретные счета, на которые перечислялись сотни миллионов долларов из мусульманских стран. Конечно же, раскрывать тайну своих приходов и расходов Изетбегович и его соратники не собирались. Изетбегович, как известно, был опытным человеком. Недаром два раза отбывал срок при маршале Тито. В его команде было немало людей с тюремным стажем и они-то прекрасно знали, как заморочить голову согражданам.

Они умело прикрывались «гуманитарными фондами», а для очистки совести составили специальную бумагу для спонсоров из-за границы. В ней нужно было ответить на несколько вопросов и, в частности, имели ли спонсоры контроль за расходованием своих средств на месте, т.е. в Боснии и Герцеговине. Но Всемирный банк реконструкции и развития, а также ЕС и Великобритания на просьбу Сараево не откликнулись. Богатый мусульманский Ближний Восток никак не хотел, чтобы в Сараево открыли финансовую составляющую недавней войны. Пока в Боснии не наступила относительная стабильность, никому не хотелось тревожить «сараевский финансовый муравейник». Видимо, поэтому-то и не спешили с информацией спонсоры, которые прекрасно знали, что в Боснии умеют зарывать собаку так, что найти ее бывает очень трудно.

Опытные западные журналисты не раз говорили мне, что гуманитарная часть Дейтона и налаживание отношений между тремя народами может потерпеть фиаско. Изетбегович не желал договариваться о свободном передвижении по стране. Сараево не спешил и создавать условия для возвращения 2 миллионов беженцев, которые всеми правдами и неправдами «цеплялись» за сытый и богатый Запад. Политики водили друг друга за нос и старались выбить преимущества только для самих себя, а о простом народе в Сараево никто не думал. Если во время войны делали состояния, то после ее окончания, когда международные организации обещали огромные финансовые вливания на реконструкцию, на этом можно здорово было погреть еще раз руки. И, застолбив себе теплое местечко — о будущем можно было уже не думать.

Продолжение следует

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео