Ещё
Даньке мерещилось, что перед ним сейчас не его бабуля, а крылатая ласковая птица, и он ловил мозолистую бабушкину руку, прижимая к своему лицу. Бабуля зачем-то спрашивала: «Скучаешь, мой внучек?». В ответ Данилка ни слова не говорил, а смотрел в бабушкино просветленное, как у Матери Божьей, лицо, и ноги его переставали болеть, ведь с утра и до вечера он ходил по стерне, собирая в сумку колоски после жатвы. Колоски подсушивали на солнце, обмолачивали палкой, еще и провеивали. Хлебом так запасались на черный день.
Да и повела бабуля в буерак своих внучат (это недалеко от кладбища) по столбовой дороге. Пантю и Арсения в руках держала, а Данилка с Галей бежали впереди, пыль поднимая.
Вот — буерак!
Ровные, как в раю, зеленые дубки и липы, и в ручье течет холодная и вкусная, будто свяченая, вода. На склонах лужайки цветет густо красноватыми кистями ряст. Бабушка, ласково улыбаясь, обращалась к малышам; «Вот бегайте и говорите: „Топчу ряст — Бог здоровья даст…“. Так детишки и сделали, а набегавшись вволю, к бабуле стали льнуть. Бабуля села на подстилку, развязала узелок и угощала каждого проскуркой: „Растите большие и умные…“. И все это еще не так и давно было, но сейчас бабуля осунулась, похудела. Опухоль на нее напала. К тому же исчезла где-то…
А ходила бабуля в Косарскую винокурню. Через три дня вернулась обратно и принесла оттуда в ведре брагу. Высушила эту брагу, перетерла в макитре макогоном, добавила мелко посеченной лебеды — и напекла оладушек таких, что не оторвешься.
Данька попросил у бабули, чтобы в следующий раз она и его взяла с собой. „Нельзя туда ребенку, — сказала бабуля. — Там охрана стреляет… Там стоны и рыдания, как в аду…“ Бабуля испуганно крестилась, чтобы, упаси Бог, Данилка не ходил в Косари.
…Это позавчера просил Данилка — сегодня же бабуля лежала на лавке в большом сосновом гробу. Под ветвистой яблоней, у боковой стены, выкопали неглубокую яму — туда бабулю бросили и засыпали землей. Все уже давно разошлись от могилы, а Данилку, как магнитом, держало у черного рыхлого горбика. Сидел на корточках и плакал, узоры какие-то причудливые рисуя на могилке, и оладушки ему даже пахли из лебеды и бражной отребки…
Это неполный текст новости
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео