Войти в почту

о призыве Милея к Британии вернуть Фолкленды Аргентине

«Все, включая Милея, отлично понимают, что силой это в нынешней ситуации сделать не получится. Да, Британия опустошила свои арсеналы ради , но Королевский флот по-прежнему достаточно силён. все последние десятилетия вовсе не готовилась к новой войне».

Избранный президент Аргентины Хавьер Милей решил начать свою внешнеполитическую деятельность с громкого заявления о том, что Британия могла бы добровольно вернуть его стране Фолклендские (по аргентинской версии — Мальвинские) острова. По той же схеме, как Лондон вернул .

Вот только британцы, разумеется, отреагировали без всякого энтузиазма. Министр обороны этой страны , который уже прославился обещаниями отправить на Украину британских военных и предоставить британские корабли для сопровождения украинского зерна (оба впоследствии дезавуированы), заявил, что «Фолклендские острова принадлежат Британии. Это не подлежит обсуждению и неоспоримо».

Действительно, «маленькая победоносная война» за острова в 1982 году весьма позитивно сказалась на рейтинге правительства , который до того изрядно подкосили массовая безработица и экономические неурядицы. Причём изначально на «маленькую победоносную войну» рассчитывала как раз Аргентина, но британцы даже без помощи сумели показать, что их флот рано списывать со счетов.

Милея называют правым популистом, но это не вполне верно, он скорее политик-эксцентрик — как исландский комик , ставший мэром , или поляк Януш Корвин-Микке, ни разу не добившийся серьёзных успехов на президентских выборах, но основавший партию «Конфедерация», регулярно проходящую электоральный барьер в сейм.

Ещё Хавьера Милея сравнивают с Зеленским, но это не вполне верно. Сделавший карьеру в сатире и юморе Зеленский шёл на выборы президента с абсолютно нормальной программой — добиться мира в Донбассе, не притеснять русский язык и побороть коррупцию. Обманул по всем пунктам, разумеется, но никаких эксцентричных обещаний вроде отказа от национальной валюты в пользу доллара Зеленский на выборах не давал.

Милею прогнозируют довольно непростую работу и ещё более серьёзные проблемы с выполнением предвыборных обещаний, чем у . Трамп, напомню, в отличие от Зеленского, не отказывался от своей программы, с которой шёл на выборы, вот только, например, выполнению пункта «поладить с Россией» помешала законодательная ветвь власти, которую он не контролировал.

У Милея с парламентом ситуация куда хуже, чем у Трампа: его партия занимает лишь около 40 из 257 мест в нижней палате парламента и семь из 72 — в верхней. Поэтому он может обещать всё что угодно, заявлять всё что угодно и даже угрожать кому угодно и чем угодно — без парламентского большинства всё это не имеет никакого значения.

Кстати, Зеленский, в отличие от Трампа и Милея, большинство в парламенте заполучил вскоре после того, как стал президентом. Но использовал его для личного обогащения, а не для мира на Украине.

Есть ли риск «второй серии» Фолклендской войны? Полагаю, что шансы на это крайне малы, хотя однозначно исключать что-либо в наше наэлектризованное до предела время сложно. Конечно, большинство аргентинцев мечтают вернуть острова, как Венгрия мечтает вернуться к границам до Трианонского договора, а Польша — забрать и Вильно. Но все, включая Милея, отлично понимают, что силой это в нынешней ситуации сделать не получится. Да, Британия опустошила свои арсеналы ради Украины, но Королевский флот по-прежнему достаточно силён. Аргентина все последние десятилетия вовсе не готовилась к новой войне.

Поэтому полагаю, что к заявлению Милея следует относиться как к продолжению его избирательной кампании. Наверняка мы услышим от него ещё немало эксцентричных идей и предложений, вот только шансы на их реализацию вряд ли будут сильно отличаться от нуля.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.