Войти в почту

Лидер турок-киприотов Эрсин Татар: мы не видим в Евросоюзе честного посредника

В интервью ТАСС лидер турок-киприотов Эрсин Татар, который занимает пост президента непризнанной Турецкой республики Северного Кипра (ТРСК), поделился своим мнением о том, каким видит урегулирование проблемы разделенного острова, рассказал об отношении к русскоязычной общине, а также прокомментировал недавнее решение о начале предоставления консульских услуг на севере Кипра посольством Российской Федерации.

Лидер турок-киприотов Эрсин Татар: мы не видим в Евросоюзе честного посредника
© ТАСС

— Придя к власти, лидер греков-киприотов выдвинул ряд инициатив по урегулированию кипрской проблемы. Их центральным пунктом стало более активное подключение к решению проблемы разделенного острова. Вы же высказались против участия Евросоюза. С чем связаны ваши основные возражения?

— В 2004 году ЕС нарушил свои собственные критерии членства [в организации] и международное право, незаконно приняв греко-кипрскую сторону в качестве члена от имени всего острова без согласия изначально равной турко-кипрской стороны. Членство [в ЕС] греко-кипрской стороны противоречит всем международным соглашениям, касающимся острова. Незаконное и одностороннее принятие греков-киприотов также противоречит основополагающим принципам Евросоюза. Таким образом, ЕС не только стал стороной, но и частью проблемы. Поэтому Евросоюз не может быть честным посредником или беспристрастным участником в решении кипрского вопроса. Любой возможный процесс урегулирования должен проходить под эгидой Генерального секретаря .

— В своих публичных выступлениях г-н Христодулидис говорил о неких стимулах, которые ЕС мог бы предложить , чтобы изменить ее позицию по кипрскому вопросу. Вам известно, о каких стимулах идет речь? И каково ваше отношение к подобной постановке вопроса?

— Кипр является национальным вопросом как для нас, так и для нашей родины — Турции. Кипрский вопрос никогда не станет предметом торга, и мы никогда не откажемся от наших неотъемлемых прав. У нас с Турцией идеальные диалог и координация, и такой подход не принесет никаких результатов.

— Вы не раз говорили о том, что приостановленный переговорный процесс может возобновиться только при подтверждении равного суверенитета и равноправного международного статуса ТРСК. Может ли что-то изменить эту позицию и рассматриваются ли какие-то иные формулы решения проблемы?

— О возобновлении переговоров речь не идет. Мы говорим о новом формальном переговорном процессе, основанном на равном суверенитете и равном международном статусе обеих сторон. Мы не просим чего-то нового. Мы просим подтверждения наших неотъемлемых прав, которые были узурпированы греко-кипрской стороной. Партнерская была образована в 1960 году турками-киприотами и греками-киприотами в качестве двух ее основателей. То, что сторона греков-киприотов сегодня называет Республикой Кипр, не является партнерской республикой 1960 года, это захваченный орган, превращенный в незаконное государство греков-киприотов. Это государство (партнерская республика — прим. ТАСС), разрушенное греко-кипрской стороной в декабре 1963 года, просуществовало всего три года. Вместо этого сегодня на международной арене существует захваченное государство, состоящее только из греков-киприотов, власть которых заканчивается на контрольно-пропускных пунктах на границе с Турецкой республикой Северного Кипра. Каждая сторона знает, где начинаются и заканчиваются ее суверенитет, власть и юрисдикция. Греко-кипрская сторона не имеет власти или юрисдикции над турками-киприотами, ТРСК или буферной зоной.

ТРСК со своим полностью функционирующим, демократически избранным правительством, парламентом и судебной системой обладает всеми атрибутами современного государства. Настойчивый отказ международного сообщества признать эти фактические реалии на местах является неприемлемым и несостоятельным. Руководство греков-киприотов в нарушение международного права продолжает действовать так, как будто оно способно представлять остров в целом. Эта иллюзия создала "кипрский вопрос" и обеспечивает его существование. Таким образом, предложение, которое я представил на неформальной встрече "пять плюс ООН", состоявшейся в Женеве в апреле 2021 года под эгидой Генерального секретаря Организации Объединенных Наций (саммит с участием лидеров общин острова, глав МИД держав — гарантов кипрской безопасности и Генсека ООН — прим. ТАСС), представляет собой реалистичную основу, которая проложит путь к справедливому и устойчивому урегулированию на острове. Это поможет восстановлению политического равновесия между двумя равными сторонами и будет способствовать подготовке условий, необходимых для разрешения 60-летнего спора на нашем острове.

— Может ли недавний инцидент в буферной зоне в районе Пила повлиять на перспективы возобновления переговоров между двумя общинами? Если такой локальный конфликт вызвал столь резкую реакцию, то как вы будете договариваться по более сложным вопросам?

— Прежде всего, следует иметь в виду, что на острове Кипр существуют две разные идентичности, два народа и два государства. Проект улучшения дороги Пила — Йигитлер (Арсос), который существовал до событий 1974 года и существует по настоящее время, имеет большое значение для удовлетворения различных гуманитарных нужд, таких как здравоохранение, образование, торговля и оказание других социально значимых услуг для турецкого населения, проживающего в Пиле. Это также будет способствовать экономическому развитию за счет значительного облегчения перевозок в другие регионы ТРСК. Турки-киприоты в Пиле, единственной смешанной деревне в буферной зоне, в которой проживают и турки, и греки-киприоты, проходят таможенный контроль на британских военных базах, расположенных в деревне, чтобы получить доступ к остальной части ТРСК.

С другой стороны, греки-киприоты, проживающие в Пиле, могут свободно выезжать в южную часть Кипра и обратно без какого-либо пограничного или таможенного контроля. Более того, ООН [в свое время] разрешила греко-кипрской стороне строительство двух основных дорог, которые проходят через буферную зону, и они были построены. Поэтому проект дороги Пила — Йигитлер был разработан, полностью исходя из гуманитарных соображений и нужд. Он служит спасательным кругом для турецких граждан, живущих в Пиле, сообщества, которое с каждым днем сталкивается с социально-экономическим давлением и сокращением численности населения. Тем не менее, несмотря на эти факты, военнослужащие ВСООНК препятствовали строительству дороги. В результате мы работаем над взаимоприемлемым решением, и я надеюсь, что мы скоро во всем разберемся.

— Правильно ли я понимаю, что вопрос о возможной трехсторонней встрече вместе с г-ном Христодулидисом и Генеральным секретарем ООН Гутерришем в больше не актуален?

— Как я уже упоминал выше, официальный переговорный процесс может начаться только в том случае, если будут подтверждены равный суверенитет и равный международный статус турко-кипрской стороны. Мы не считаем, что нам нужны встречи ради встреч.

— На севере Кипра проживает довольно большая русскоязычная община. Как бы вы оценили ее вклад в развитие острова?

— Как вы упомянули, в ТРСК проживает большая русская община, а также существует множество смешанных браков между русскими и турками-киприотами. Насколько я заметил, эти люди успешно адаптировались к общественной жизни ТРСК и многие уже выучили и изучают турецкий язык и культуру. Поэтому вполне нормально, что они становятся частью ТРСК и способствуют развитию острова во всех аспектах жизни.

— Посольство России недавно приступило к оказанию консульских услуг на севере Кипра. Как вы расцениваете этот шаг?

— По некоторым оценкам, в ТРСК проживают тысячи российских граждан и представителей русскоязычного сообщества, и, естественно, эти люди нуждаются в консульских услугах. Поэтому с гуманитарной точки зрения это решение давно назрело. Такие страны, как , Великобритания, , и , также на протяжении многих лет предоставляют консульские услуги в ТРСК. Таким образом, это был необходимый и выгодный шаг для граждан России, проживающих в ТРСК.

— В связи со специальной военной операцией на Республика Кипр присоединилась к антироссийским санкциям ЕС и закрыла свое воздушное пространство для российских самолетов. Видите ли вы потенциал для привлечения в ТРСК российских туристов, которые привыкли ездить отдыхать на Кипр, но лишены возможности лететь прямыми рейсами? Прорабатывается ли логистика, учитывая, что недавно вы открыли модернизированный аэропорт Эрджан, способный обслуживать до 10 млн пассажиров в год?

— Прежде всего, позвольте мне выразить [надежду] на скорейшее урегулирование кризиса между Российской Федерацией и Украиной, которое положило бы конец человеческим страданиям,

вызванным этим достойным сожаления кризисом. ТРСК не смогла реализовать свой экономический потенциал из-за обструкционистской политики руководства греков-киприотов. Наша экономика в основном опирается на высшее образование, местное производство и, конечно же, туризм. Мы будем рады туристам со всего мира, и наш туристический сектор готов принять туристов со всего мира на наших курортах очень хорошего качества. Ежегодно мы уже принимаем почти миллион туристов со всего мира.

— Выступая на Всемирной конференции кипрской диаспоры в Никосии, посол США выразила обеспокоенность по поводу покупки россиянами недвижимости в ТРСК. У вас с этим есть проблемы? Считаете ли вы нормальным то, что россияне, которые хотят жить или проводить часть времени на севере Кипра, покупают здесь недвижимость?

— Как и все другие страны мира, мы управляем своим государством с помощью законов и нормативных актов, закрепленных в нашей конституции и других соответствующих законах. Это также относится и к недвижимому имуществу. В этом смысле тот, кто отвечает необходимым критериям, может приобрести недвижимое имущество. Никакой дискриминации или скрытых статей в этом конкретном разделе законодательства нет.

— Считаете ли вы, что международное признание ТРСК — это вопрос времени, и каким вы видите устройство на севере острова, скажем, через 10 лет?

— Как я заявлял ранее, единственная реалистичная формула решения кипрского вопроса лежит на основе подтверждения суверенного равенства турок-киприотов и равного международного статуса. Никто не может ожидать, что мы будем сидеть и ждать еще 50 лет, пока греки-киприоты придут к условиям соглашения.

К сожалению, эту политику упорно проводит руководство греков-киприотов, но она также поддерживается международным сообществом, включая Российскую Федерацию. Этой несправедливости необходимо положить конец. Я всегда верю в дипломатию и диалог, но это не значит, что я оставлю свой народ продолжать жить без статуса и лишенным присущих ему прав. Мы хотим справедливого и устойчивого решения кипрской проблемы, но я не оставлю будущее моего государства на милость руководства греков-киприотов. Время не статично, мы живем в динамичном мире. Будущее ТРСК светлое, и мы получаем признание каждый день.

Теперь мы являемся наблюдателем Организации тюркских государств. И наши учреждения один за другим присоединяются к соответствующим органам организации. В своем историческом выступлении на 77-й сессии президент Турции Эрдоган призвал международное сообщество официально признать ТРСК и положить конец бесчеловечной изоляции. Эти знаковые события внесут позитивный вклад в будущее моего государства и стабильность в регионе. Я верю, что те, кто сейчас действует, чтобы сохранить статус-кво, очень скоро поймут фактические реалии на местах.