Войти в почту

Снайпер «Дед», стреляющий по своим: Трое суток мы ползли под огнём, чтобы к высотке с русскими прорваться

Гляжу на едва ли не ежедневно мелькающие на телеэкранах кадры с силовым «отловом» на улицах пополнения для катастрофически редеющих на фронте частей и подразделений ВСУ и думаю: «Вот как эти люди, с выворачиванием рук и мордобоем отправленные на передовую, станут воевать с нами? Много ли Киеву толку в бою от таких солдат, только и мечтающих о бегстве из «самостийных» окопов?».

Снайпер «Дед», стреляющий по своим: Трое суток мы ползли под огнём, чтобы к высотке с русскими прорваться
© Свободная пресса

Оказалось, и в столице Украины многие задумываются о том же. Вероятно, грустная для ВСУ боевая практика последних месяцев этому анализу активно способствует.

Результатом стал очень любопытный законопроект, на днях зарегистрированный в . Его автор Георгий Мазурашу, нардеп от пропрезидентской партии «Слуга народа», предлагает «наловленное» таким способом пополнение вообще не направлять на фронт. Ибо, как написано в пояснительной записке к документу, «попытка принуждением и угрозами мобилизовать граждан на военную службу негативно сказывается на экономике, приводит к ненужному социальному напряжению… А немотивированные мобилизованные часто деморализуют своих сослуживцев, могут нарушить приказ, оставить позиции или сдаться в плен, подставив побратимов».

Тогда куда же девать злодейски «наловленных» военкоматовскими захисників Вітчизни, которых, судя по поступающей информации, многие тысячи? У пана Мазурашу ответ готов: оправлять «на работы оборонного характера и обеспечивающие функционирование экономики». Иными словами, вероятно - на рытье окопов в ближнем тылу и на разборы с каждым днем все множащихся завалов на предприятиях местного ВПК, подвергшихся ударам российских ракет. А что еще умеют эти люди самого разного возраста и самых различных профессий, многие из которых просто столь неудачно из собственного дома сходили за хлебушком?

Чтобы в полной мере осознать глубину проблемы, надо иметь в виду и вот еще что. На сегодняшней на Украине почти вовсе перевелись те, кто добром и искренне был готов взять в руки автомат и отправиться с ним на передовую. Кто был готов и пошел – в большинстве уже сгинули в добровольческих батальонах или покалечены.

На исходе второго года этой ожесточеннейшей и ни на день не смолкающей битвы по домашним диванам в «нежалежной» сидят лишь закоренелые трусы и пацифисты. Или люди, что по разным, в том числе – и по политическим! - причинам, не готовы сложить голову за режим Зеленского. Вот они-то в первую очередь и становятся жертвами нескончаемых военкоматовских облав.

Свидетельства этому во множестве приводит сама украинская пресса. Так, 2 июля нынешнего года глава Львовского областного территориального центра комплектования (ТЦК, так на Украине называют военкоматы) полковник с горечью признал, что сегодня «добровольно в военкоматы приходит где-то около 20% мужчин от планового задания, которое мы должны выполнить».

Остальные четыре/пятых, получается, в окопы волокут буквально за шкирки. Ввиду критичности положения на линии боевого соприкосновения для ВСУ, не особо утруждая себя даже элементарному обучению новобранцев начальным навыкам солдатского ремесла. Как говорится: из военкоматовского «воронка» с зарешетченными окнами - и сразу в бой!

Но, считает львовский полковник, другого пути у Вооруженных сил Украины просто не осталось. По его словам, если не будет облав и розыскных мероприятий в отношении подлежащих мобилизации, «то мобилизация может оказаться под угрозой». Счастливое пребывание самого Тищенко в теплом и крайне доходном (как свидетельствует уголовная хроника этой несчастной страны) тыловом кресле, надо полагать, - тоже.

Его логика, таким образом, понятна. Озверевшего от фронтовых неудач Киева, спускающего, несмотря ни на что, по собственным городам и весям нереальные для теперешних общественно-политических условий планы «отлова» пополнения для войск – тоже. Но как вся эта тыловая катавасия выглядит в глазах самих захисників Вітчизни, ради подмоги которым полковник Тищенко и ему подобные, вроде бы, и наводят каждодневный ужас на украинских улицах?

8 августа своими размышлениями на эту тему поделился украинский солдат Александр Хованец, на минувшей неделе попавший в наш плен. В его стрелковой роте за считанные дни погибло больше половины личного состава.

Вот рассказ рядового Хованца о своем очень коротком пребывании на линии боевого соприкосновения: «Сейчас в Украине по улицам просто так не пройти. Особенно днем. Забирают силой и отправляют служить. Меня так и взяли. Из военкомата в тот же день отправили туда, где формировалась наша рота в составе 40 человек».

Хованцу еще повезло. Его роту хотя бы несколько дней малость подучили инструкторы-американцы. Преподавали, по словам пленного, «в основном – тактику общевойскового боя. И чуть-чуть полевой медицины». То есть – учили навыкам оказания прямо на поле боя себе и товарищам первой медпомощи в случае ранения.

Для подъема боевого духа заокеанские инструкторы внушали, что бояться на фронте нечего. Потому что России якобы уже просто нечем воевать.

Хованец продолжает: «Но, как выяснилось позже, это Украине воевать нечем. Рота получила автоматы Калашникова и – вы сейчас начнете смеяться! – пулемет "Максим". А когда со всем этим приехали на позиции, со стороны русских попали под чистый Армагеддон в виде плотного артогня».

В общем, провоевал рядовой Хованец с нами всего один день. Он и его соратники под градом русских снарядов сначала просто попрятались по блиндажам. А когда канонада прекратилась, в распахнувшихся дверях своего укрытия увидели русских, ворвавшихся в их брошенные окопы под прикрытием огневого вала.

Практически о том же самом 10 августа в эфире одного из украинских СМИ в интервью известному в Киеве политологу тоже предельно откровенно высказался давно воюющий под Бахмутом с русскими снайпер ВСУ Константин Прошинский (настоящее имя - Андрей, позывной «Дед»).

Мобилизация, по мнению Прошинского, в стране проводится неправильно и только до крайности озлобляет население. Зачастую на фронт присылают новобранцев, которых никто не обучал. Причем, командиры из-за острейшей нехватки личного состава регулярно отдают приказы немедленно отправлять этих необученных людей в бой. Не предоставляя им даже нескольких дней для приобретения солдатского опыта хотя бы уже непосредственно в передовых частях.

По рассказу Прошинского, среди недавно присланных в его подразделение под Бахмут новобранцев самому «младшему», как выяснилось, 52 года. Среди его «коллег по несчастью» оказались больные туберкулезом, гепатитом и сахарным диабетом. После «поимки» этим мужикам позволили лишь одну ночь провести взаперти в военкомате. Наутро они уже оказались под пулями.

Но дальше – полагаю, вы не поверите! После первой же атаки, оставшиеся в живых, не солоно хлебавши вернувшиеся в свои окопы, массово пишут официальные отказы от дальнейшего участия в боевых действиях. И, как выясняется, по законам Украины имеют на это полное право.

Во всяком случае дезертирами они не считаются. Поскольку никуда не сбегают и воинский строй дисциплинировано не покидают. Но начальство на эти рапорты обязано отреагировать. И перевести заявителя в роту обеспечения. Как итог, резюмирует бывалый фронтовик, скоро каждая такая рота в воюющих бригадах будет насчитывать в своих рядах до тысячи отказников.

В таком положении дел на линии боевого соприкосновения этот военный считает виноватыми, прежде всего, командиров подразделений ВСУ на «передке». Часть из этих офицеров раз за разом по приказу сверху на своих участках пытаются устроить «мини-Сталинград». Заставляя украинских солдат идти в лобовые штурмы на хорошо укрепленные позиции русских.

Для примера он рассказал, как его подразделение пытались отправить в атаку на высотку, до которой было семь километров по открытой и хорошо простреливаемой местности. Дело окончилось тем, что под губительным артиллерийским и минометным огнем штурмующим пришлось ползти до высотки несколько дней. Потеряв многих «побратимов», они вернулись туда, откуда и вышли.

Причину этого опытный вражеский снайпер видит в том, что в ходе нынешнего «контрнаступа» начальство всеми силами бережет не людей, а боевую технику. Особенно – иностранного производства. Поэтому «выбить» в собственном штабе пару танков или БМП для поддержки атакующего порыва пехоты удается далеко не всегда. Объяснение простое: «Если подбили технику - это около двухсот рапортов в четырех экземплярах надо написать и отправить по инстанциям... За погибшего человека - заполнить две бумажки», - утверждает Прошинский. По его словам, из-за такой бюрократии штабных военных называют «УПА» - «Українська паперова (бумажная – СП») армія» (не путать с бандеровской УПА*).

Сам собою напрашивается вопрос: а долго ли способно удерживать фронт украинское військо, что формируется подобными прямо-таки зверскими способами? Вы знаете – на удивление долго.

Ведь еще в декабре 2022 года главнокомандующий ВСУ генерал на своей странице в одной из соцсетей был вынужден признать, что в подчиненных ему частях и соединениях дезертирство приняло массовый характер. «Обнаженные из-за самовольного оставления позиций участки фронта вынуждены закрывать собой другие военнослужащие, что приводит к увеличению потерь личного состава, территорий и мирных людей на них. Часто утраченные позиции приходится восстанавливать штурмовыми действиями очень дорогой ценой. Так не должно быть», — заявил он.

Почему же в таком случае, у противника все не рухнуло еще прошлой зимой? Положение, похоже, на время спас президент . В январе он был вынужден подписать нещадно критикуемый в украинском обществе за жестокость и инициированный ВСУ во главе с Залужным законопроект № 8271.

С той поры в соответствии с названным документом, тогда же вступившим в силу, за невыполнение любого приказа украинскому солдату и офицеру грозит от 3 до 7 лет лишения свободы. За дезертирство — от 5 до 12 лет. За самовольное оставление части или места службы — от 5 до 10 лет. За самовольное оставление поля боя или отказ применять оружие — от 5 до 10 лет тюрьмы.

Зимой же экс-советник главы бывший полковник армии в своем блоге на YouTube прокомментировал это так: «Лидерство Зеленского ставится под большое сомнение. <…> Украинские офицеры расстреливают солдат, отказывающихся идти в бой. Есть огромное количество дезертиров, сдающихся в плен целыми взводами», — заявил он.

Отставной американский полковник отметил, что украинцы охотно уходят к россиянам, которые обращаются с ними хорошо. Кроме того, это помогает военнослужащим ВСУ избежать выполнения бессмысленных приказов киевского руководства и выжить.

Наша армия тоже всеми силами старается подтолкнуть солдат и офицеров противника к столь правильному выбору. Окопы ВСУ густо засыпают российские агитационные снаряды и бомбы с листовками, в которых написано: «Украинцы, если вы хотите жить, если хотите вернуться к своим и близким, настройтесь на любом „Баофенге“ на частоту 149.200 и вызывайте „Волгу».

Для тех, кто не в курсе: «Волга» - универсальный позывной, на котором можно в открытом эфире договариваться с нашими о безопасном коридоре для сдачи в плен. А «Баофенги» — портативные китайские рации, которые широко распространены по обе стороны линии соприкосновения. По ним легко связаться с российской стороной.

Все российские связисты получили подробнейшие инструкции на сей счет. И круглосуточно ожидают в эфире вызовов нашей «Волги» из окопов противника.

*17 ноября 2014суд РФ признал экстремистской деятельн армектА-УНСО и «Тризубандеры», организации «Братство». Их деятельность на территории России запрещена.

Последние новости и все самое важное о спецоперации на Украине читайте в теме «Свободной Прессы».