Войти в почту

Мудрость Конфуция, коммунизм Мао и самые влиятельные женщины Китая XX века

Разбираемся с историей и культурой с помощью нон-фикшна, а также исторических и художественных книг

Мудрость Конфуция, коммунизм Мао и самые влиятельные женщины Китая XX века
© Реальное время

известна в России книгой "Дикие лебеди: три дочери Китая". В ней она исследует жизнь своей бабушки, матери и себя в Китае XX века. Книга проливает свет на сложности, с которыми столкнулись китайские женщины, в том числе на политические потрясения и их отражение на жизни обычных людей. В книге "Старшая сестра, младшая сестра, красная сестра" Чжан снова привлекает внимание к женскому опыту. Но на этот раз она исследует не жизнь простых китаянок, а знакомит читателя с тремя женщинами, которые помогли сформировать Китай XX века.

Политическая жизнь Китая прошлого века не мыслима без трех фигур — Сунь Ятсена, Чан Кайши и . Но если переключить внимание с них на женщин, которые за ними стояли, то найдем только одну фамилию — Сун. Жизнь трех сестер Сун охватила три столетия. Они родились в конце XIX века, формировали политический фон в XX и последняя из сестер, Мэйлин, умерла в 2003 году в возрасте 105 лет. На протяжении ста лет войн, сейсмических революций и драматических преобразований они всегда находились в центре событий.

В истории о трех сестрах Сун меняются только декорации: от грандиозных вечеринок в к пентхаусам в , от кварталов изгнанников в и Берлине до встреч в секретных комнатах в , от резиденций коммунистической элиты в Пекине до коридоров муниципальных зданий в демократичном Тайване.

Надежда, отвага и пылкая любовь трех сестер чередовались с отчаянием, страхом и большими трагедиями. Сестры наслаждались баснословной роскошью, привилегиями и славой, но вместе с тем постоянно рисковали своими жизнями. … Если судить по доступным источникам, сестры как отдельно взятые личности оставались персонажами из сказки. Об этом свидетельствует распространенное изречение: "Жили в Китае три сестры. Одна любила деньги, другая любила власть, а третья любила свою родину".

Чарли Сун: от богатства к политической власти

Никто не верил, что двадцатитрехлетний император Гуансюй способен вести первую в стране современную войну. Сунь Ятсен, отец современного Китая, понимал, что это его шанс, чтобы свергнуть монархию и установить республику. Он придумал план, согласно которому поднимется восстание в Кантоне и оппозиция займет город. А после "Кантонского восстания" будут захвачены другие части Китая.

К подстрекательству восстания Сунь Ятсен подключил гангстеров. Но предприятие оказалось масштабным и чрезвычайно дорогостоящим. Нужно было не только заплатить бандитам, но и предоставить им оружие. Он отправился в Америку с обещанием больших уступок американцам в обмен на финансирование. В самом начале "турне" по Сунь Ятсен получил письмо от друга из Шанхая. Тот просил его немедленно возвращаться, чтобы начать революцию. Китай терпел ужасающие поражения от японцев, а маньчжурский режим показывал свою полную некомпетентность и непопулярность среди народа.

Человеком, который написал это письмо и подтолкнул сторонников республики к революционным действиям, был тридцатитрехлетний Чарли Сун — в прошлом пастор методистской церкви, а теперь состоятельный бизнесмен из Шанхая. Чарли Сун познакомился с Сунь Ятсеном в том же 1894 году, когда Сунь ненадолго приезжал в Шанхай.

Цинлин Сун — "Красная сестра", жена "Отца Китая", заместительница председателя Мао

Цинлин интересовалась политикой еще со школы. Затем против воли отца она вышла замуж за Сунь Ятсена, которого Чарли Сун боготворил и который был старше своей жены на 27 лет. Цинлин оказалась в самой гуще политических событий. Ее отношения с мужем никогда не были спокойными, поскольку Сунь Ятсен обладал скверным характером, а его главная цель заключалась не в радостях семейной жизни, а в том, чтобы стать президентом Китая.

Американский журналист Эдгар Сноу, спрашивал у нее, как она влюбилась в Сунь Ятсена. Сноу вспоминал: "Я не влюблялась, — задумчиво проговорила она. — Это было преклонение перед кумиром, на которого я смотрела словно издалека. Я поддалась романтическому порыву, когда сбежала, чтобы работать вместе с ним... Я мечтала спасти Китай, а доктор Сунь Ятсен был единственным человеком, способным на это, и я хотела помочь ему".

В своей книге Юн Чжан деконструирует исторические события и исторических личностей. Она говорит о том, что китайцы относятся к Сунь Ятсену с большим почтением. Чжан подчеркивает это, но одновременно максимально очеловечивает своего персонажа, показывая, мягко говоря, неприглядные его стороны. Это хорошо видно в эпизоде, когда на его особняк нападает офицер Чэнь Цзюнмин с войсками. Сунь Ятсену нужно забрать пушки, поэтому он сбегает, а внутри оставляет Цинлин. То есть он использовал собственную жену в качестве приманки.

Цинлин присутствовала на всех встречах Сунь Ятсена с Москвой и подпала под влияние агента Коминтерна . В последующие годы "Красная сестра" была самым видным диссидентом. Она открыто бросала вызов режиму Чан Кайши прямо у него под носом в Шанхае. Цинлин оказывала любую помощь китайским коммунистам: переводила крупные суммы партии или находила подходящих сопровождающих для доставки их эмиссаров в Москву.

В возрасте 56 лет она стала заместительницей председателя правительства Мао. Во время провозглашения Народной Республики 1 октября 1949 года Цинлин прошла прямо за ним через ворота Тяньаньмэнь. Пока ее сестры жили в изгнании, "Красная сестра" была на вершине своей политической жизни.

Мэйлин Сун — младшая сестра, жена Чана Кайши

Мэйлин — самая космополитичная из трех сестер, высоко ценила роскошь и жизнь в США. Она окончила колледж Уэллсли по специальностям английская литература и философия.

Будучи замужем за Чаном Кайши, Мэйлин стала первой леди Китая. Во время войны в 1938 году она объездила все горячие точки страны с севера на юг. Решая миллион вопросов, женщина была измучена, но воодушевлена. Она предстала перед народом настоящей первой леди военного времени. Когда Чан Кайши стал генералиссимусом, у нее появился шанс продемонстрировать свое превосходное образование в статусе советника и переводчицы с английского языка.

В отношениях супругов были свои взлеты и падения, но муж всегда относился к Мэйлин с уважением и был сильно привязан, в отличие от того, как Сунь Ятсен относился к Цинлин. Большую роль Мэйлин сыграла во время Второй мировой войны. Вместе с мужем они вносили вклад наравне с Рузвельтом, Черчиллем и Сталиным. Кстати, упомянутые международные лидеры восхищались манерами первой леди Китая, а также ее знаниями как восточной, так и западной культур.

Мэйлин стойко переносила тяготы политической жизни: не отступала со своих позиций во время войны между националистами и коммунистами, переживала лишения военного времени и участвовала в переговорах и дебатах на самом высоком уровне. Но все это не избавило ее от репутации избалованной девочки с пристрастием к роскошному и экстравагантному образу жизни.

После смерти своего супруга в 1975 году, Мэйлин покинула Тайвань, где находилась в изгнании, и поселилась в Нью-Йорке. Семейство Сун владело там дорогой недвижимостью. Младшая сестра продолжала вести роскошный образ жизни благодаря финансовой поддержке старшей сестры Айлин. К концу жизни Мэйлин решила просто наслаждаться привилегиями, которые у нее были в Соединенных Штатах. В 103 года она провела выставку собственных картин в Нью-Йорке.

Айлин Сун — старшая сестра, неофициальный главный советник Чана Кайши, одна из богатейших женщин Китая

После смерти отца, Чарли Суна, Айлин была главной кормилицей сестер. Она вышла замуж за Куна Сянси, который, благодаря связям жены, стал самым богатым человеком в начала XX века. Эта пара скопила одно из величайших личных состояний в стране. Айлин прекрасно понимала, что капитал мужа — это ее заслуга, и что заработанные деньги появились за счет коррумпированных сделок и огромного влияния, которое она оказывала на младшую сестру Мэйлин и ее мужа.

Во время учебы в колледже Айлин отдала предпочтение новейшей истории. А ее последнее эссе "Моя страна и ее привлекательность", в котором она прокомментировала Конфуция, показывает политическую зрелость даже в возрасте 19 лет.

Его грубейшей ошибкой было то, что он не проявлял должного уважения к женщинам. Наблюдения свидетельствуют, что ни одна страна не в состоянии возвыситься над прочими, если ее женщины не получают образования и не считаются равными мужчинам в нравственном, социальном и интеллектуальном отношении... Прогресс в Китай должны принести в основном его образованные женщины.

В книге "Старшая сестра, младшая сестра, красная сестра" автор привлекает внимание к женскому присутствию в политике. Сестры Сун принадлежали к светскому обществу, обладали статусом-кво и считались иконами моды шанхайского высшего общества. Юн Чжан показывает, что это были свирепые, умные женщины с собственными политическими планами и идеями.

В китайском обществе до сих пор к сестрам Сун неоднозначное отношение. Их воспринимают как мелких оппортунисток, а роскошный образ жизни, когда большая часть населения страны бедствовала, в целом вызывает негодование. Однако Чжан хочет показать, что герои-мужчины современной китайской истории были не настолько великими, а скорее ущербными, и получали ценнейшую помощь от других, включая их богатых жен.

Издательство: "МИФ"Перевод: Ульяна СапцинаяКоличество страниц: 450Год: 2022

Что читать

. "Русский иероглиф", "Редакция Елены Шубиной"

Инна Ли — известный китайский русист и профессор Пекинского университета иностранных языков. Ее отец — сооснователь китайской коммунистической партии, а мать — дворянка из рода Кишкиных. Эта книга — история ее жизни и поиска идентичности между двумя странами, языками и культурами. Книга начинается со знакомства родителей госпожи Ли в СССР и их последующим переездом в Китай, где маленькая Инна провела юность в Пекине времен Мао, видела Культурную революцию, сидела в тюрьме, уехала на "перевоспитание" в деревню, прошла реабилитацию и китайские реформы. А затем ненадолго вернулась в Россию, где ее встретили перестройка и ГКЧП.

Рул Стеркс. "Китайская мысль: от Конфуция до повара Дина", "Альпина Нон-фикшн"

Говорят, что XXI век неизбежно станет веком Китая. Но много ли мы знаем об этой стране и ее культуре? В этой книге один из ведущих экспертов в области китайской мысли Рул Стеркс проводит читателя через столетия китайской истории: от Конфуция до даосизма. Вопросы, которые занимали самые яркие умы Китая, касались не того, кто мы и что мы, а скорее того, как мы должны жить, как организовать общество и как обеспечить благополучие тех, кто живет с нами, и за кого мы несем ответственность. С помощью ярких примеров из философии, литературы и повседневной жизни Стеркс показывает, как древние китайцы сформировали мышление своей цивилизации.

Юк Хуэй. "Вопрос о технике в Китае", Ad Marginem

Критика Хайдеггера современной технологии и ее связи с метафизикой получила широкое признание на Востоке. Тем не менее концепция о том, что существует только один — греческий — тип техники, была препятствием для критического осмысления технологии в современной китайской мысли. Юк Хуэй провел исследование историко-метафизического вопроса технологии. В нем он опирался на Лиотара, Симондона и Стиглера и познакомил читателей с историей современного восточного философского мышления, в значительной степени неизвестного западным читателям. Почему время никогда не было реальным вопросом для китайской философии? Как трансформировалась традиционная концепция Ци в отношении к Дао?

Ай Вэйвэй. "Без границ", "МИФ"

Ай Вэйвэй — китайский художник и архитектор. В 2011 году в рейтинге "Сто самых влиятельных персон в арт-мире" от издания ArtReview он занял первое место. Книга "Без границ" — это самое личное произведение, которое Вэйвэй написал. В ней воспоминания, граничащие с исповедью, о собственном опыте беженства и ускользающей человечности со стороны людей. Художник призывает к мирному общению, дружелюбию и эмпатии. Книга написана после посещения Берлина в 2015 году, когда Вэйвэй стал свидетелем наплыва в город 80 тысяч беженцев. После этого художник посетил лагеря беженцев по всему миру и снял документальный фильм "Поток людей".

Эдвард Резерфорд. "Китай", "Азбука"

Роман начинается в 1839 году на заре Первой опиумной войны, дальше он добирается до Культурной революции в период правления Мао и до наших дней. Резерфорд ведет хронику взлетов и падений китайских, британских и американских семей, когда они преодолевали разные периоды истории. Одновременно с этим писатель в своем фирменном стиле представляет портрет китайской истории и общества, его древних традиций и великих потрясений, а также становления страны как растущей мировой державы. Как всегда, читателя ждет романтика и приключения, герои и негодяи, изнурительная борьба и невероятное удовольствие.

. "Поднебесный экспресс", "НЛО"

В центре сюжета поезд, следующий по маршруту "китайский город Х — Лондон". В опечатанном межконтинентальном вагоне путешествуют люди из самых разных стран. В первые же сутки в нем происходит убийство, почти как в "Восточном экспрессе" Агаты Кристи. А дальше читателю предстоит узнать, кто же совершил преступление. Только сравнивать с матерью детективов этот роман не стоит. Здесь много лирических отступлений и размышлений автора о любви, смерти и будущем.

Чжоу Хаохуэй. "Письма смерти", Inspiria

Восемнадцать лет назад два человека были убиты после того, как получили "письма смерти". В них каллиграфическим почерком перечислялись их предполагаемые преступления и приговор — смертная казнь. Внизу — дата казни, способ и имя палача. Казнь всегда осуществляли Эвмениды. Уже в наше время пользователь на форуме попросил назвать имена тех, кто совершил преступление, но не был наказан законом. Их тоже ждала смерть от Эвменид. Есть ли у сержанта полиции зацепка? Сможет ли он поймать преступника с помощью современных методов — профилирование, онлайн-наблюдение и группы быстрого реагирования?

Мари Маннинен. "33 мифа о Китае", Individuum

В Китае коммунизм, в китайских городах самый грязный воздух в мире, китайцы низкорослые, Великую Китайскую стену можно увидеть с Луны, китайцы вежливые, в Китае тотальная цензура, китайские товары плохого качества, приемные семьи берут только мальчиков. Это самые популярные стереотипы о Китае. Финская журналистка Мари Маннинен помогает читателю увидеть эту страну в новом свете. Многие предрассудки она легко опровергает, но для разоблачения других мифов приходится углубиться в древние традиции китайского общества.

Эмили Пэн. "Ослепительный цвет будущего", Popcorn Books

Ли Чен Сандерс абсолютно уверена в одном — когда ее мать покончила с собой, она превратилась в птицу. Ли — наполовину азиатка, наполовину американка. Она едет на Тайвань, чтобы впервые встретиться с бабушкой и дедушкой по материнской линии. Ли полна решимости найти свою мать в образе птицы. Во время поисков девушка гоняется за призраками, раскрывает семейные тайны и налаживает отношения с вновь обретенными родственниками. При этом Ли должна примириться с тем фактом, что в тот же день, когда она поцеловала своего лучшего друга и тайного возлюбленного Акселя, ее мать покончила с собой. В книге между собой чередуется реальное и волшебное, прошлое и настоящее, дружба и романтика, надежда и отчаяние. "Ослепительный цвет будущего" — это роман о поиске себя через семейную историю, искусство, горе и любовь.

Чжан Юэжань. "Кокон", "Фантом Пресс"

Чэн Гун и Ли Цзяци — одноклассники. Они оба из неблагополучных семей. Они оба выросли в столице китайской провинции в 1980-х годах. Но теперь, много лет спустя, друзья детства воссоединяются и обнаруживают между собой другие объединяющие моменты. Они оба полны решимости, чтобы докопаться до истины и вытащить наружу тайну, которую пытались скрыть еще их бабушки и дедушки. Что именно произошло в ту дождливую ночь 1967 года в заброшенной водонапорной башне? Многослойная и гипнотическая проза Чжан Юэжань многое раскрывает о силе дружбы и надежды. Ее уникальный свежий голос представляет новое поколение выдающихся молодых писателей из Китая, проливая иной свет на недавнее прошлое страны.

Шелли Паркер-Чан. "Та, что стала солнцем", fanzon

В 1345 году Китай находится под правлением жестоких монголов. Для голодающих крестьян Центральных равнин величие — это понятие, которое встречается только в вымышленных историях. Восьмому сыну семьи Чжу, Чжу Чонба, уготована великая судьба и все в предвкушении того, как это произойдет. А вот умной и способной второй дочери в семье предстоит узнать, что такое забытье. Однажды на семью нападают бандиты, и двое детей остаются сиротами. Чжу Чонба впадает в отчаяние и умирает. Чтобы избежать смерти, девушка использует личность своего брата и поступает послушником в мужской монастырь. Она готова на все, чтобы убежать от своей судьбы.

. "Долина забвения", "Аркадия"

Захватывающая эпопея о переплетении судеб двух женщин и их поисках идентичности. История перемещается из роскошных салонов шанхайских куртизанок в окутанные туманом горы отдаленной китайской деревни. Охватывая более сорока лет и два континента, роман воскрешает ключевые эпизоды истории страны: от краха последней императорской династии Китая до возвышения Республики, взрывного роста внешней торговли и антииностранных настроений, внутренней работы домов куртизанок и жизни иностранных "шанхайцев", живущих в Международном поселении.

Светлана Дорошева. "Каждый вдох и выдох равен Моне Лизе", "Лайвбук"

Яркий и колоритный автофикшн от художницы и мамы троих детей. Светлана Дорошева — коммерческий иллюстратор. Периодически она рисует для себя и отправляет работы на разные конкурсы. И обычно без результата. Но однажды ей ответили из Шанхайской Арт-резиденции современного искусства и предложили пожить и поработать там в течение шести месяцев. Светлана соглашается, тем более проживание и перелет за счет приглашающей стороны. Только окунувшись в мир модных художников, она начинает чувствовать себя не в своей тарелке и впадает в глубочайшую депрессию. Трезвый и ироничный взгляд на творчество, искусство и обычную жизнь.