В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Почему эскалация в Газе не обернулась полномасштабной войной

Почему эскалация в Газе не обернулась полномасштабной войной
Фото: Деловая газета "Взгляд"Деловая газета "Взгляд"

5 августа (ЦАХАЛ) начала военную операцию «Рассвет» в секторе Газа, целью которой стали представители группировки «Исламский джихад»*. По информации, опубликованной министерством здравоохранения сектора Газа, в результате вооруженного противостояния погибли более 30 человек, порядка 250 получили ранения. С израильской стороны сообщалось о легком ранении двух солдат. Среди погибших Тайсир аль-Джабари, высокопоставленный командир «Исламского джихада», который был преемником Бахи Абу Аль-Ата, другого командира группировки, убитого в результате очередной операции ЦАХАЛ в ноябре 2019 года.

Видео дня

Начало военной операции не стало неожиданностью, так как израильские силовые структуры планомерно двигались в этом направлении. Армия обороны Израиля в ответ на террористические акты, которые унесли за последний год жизни 20 человек, провела серию задержаний палестинцев, которые подозревались в связях с военизированными радикальными группировками. 1 августа в Дженине израильтяне задержали Бассама ас-Саади, который является одним из лидеров «Исламского джихада» на Западном берегу реки Иордан. Кроме того, Общая служба безопасности (Шабак) неоднократно выражала свои опасения в связи с ростом числа радикальных элементов на палестинских территориях и укреплением и «Исламского джихада». Таким образом, операция «Рассвет» стала логичным продолжением политики превентивной реакции на угрозы со стороны ЦАХАЛ.

В последние годы на палестинских территориях влияние более умеренных организаций в лице и Организации освобождения в целом угасает. Молодежь страны из-за высокого уровня безработицы и коррупции, а также отсутствия каких-либо социально-экономических гарантий со стороны государства, все больше радикализуется. Она вступает в ряды военизированных экстремистских группировок. Израиль воспринимает сложившуюся ситуацию как угрозу своей безопасности.

Однако в этом виноват и Израиль. Власти страны поощряют расширение еврейских поселений на территориях компактного проживания палестинских арабов и реализуют достаточно жесткую дискриминационную политику в отношении палестинцев. Подобные шаги явно не способствуют урегулированию конфликта и еще больше разогревают радикальные антиизраильские настроения среди арабов.

Эскалацию в отчасти объясняют и электоральные процессы в Израиле. С недавних пор в Израиле новый премьер-министр. Нафтали Беннета сменил его партнер по коалиции , которого уже в ноябре этого года ожидают очередные парламентские выборы. Чтобы удержать большинство в Кнессете, Лапиду необходимо продемонстрировать гражданам свою решимость в обеспечении безопасности страны и эффективность в ликвидации угроз.

Новому премьер-министру удалось выполнить задачи операции досрочно, хотя изначально говорилось о том, что она может продолжиться более недели. В очередной раз к разрядке обстановки подключился , традиционно выступающий медиатором в урегулировании арабо-израильских конфликтов. стоило изрядно потрудиться, чтобы в этот раз достичь соглашения о перемирии. Зачастую египетские спецслужбы выступали посредниками в деэскалации напряженности в отношениях Тель-Авива и ХАМАС, но в этот раз ситуация оказалась сложнее, так как «Исламский джихад» принято считать проиранской группировкой, а – главный антагонист Израиля в регионе.

Тем не менее перемирие достигнуто. В очередной раз удалось избежать полномасштабного вооруженного конфликта между израильтянами и палестинцами. Это произошло благодаря двум факторам. Во-первых, ХАМАС – один из основных палестинских игроков – не решился вступить в конфликт на стороне «Исламского джихада». Такое решение обосновано не столько тем, что ХАМАС избегает эскалации из-за ограниченности своих ресурсов, сколько соперничеством с другими военизированными организациями, в том числе и с «Исламским джихадом». Отсутствие единства – одна из главных проблем палестинского движения и причина того, почему до сих пор не удалось достичь какого-либо позитивного урегулирования палестино-израильского конфликта.

Во-вторых, арабо-израильская нормализация в рамках Авраамических соглашений и потепления отношений Тель-Авива с привели к сдержанной реакции региональных игроков – , , и . Они четко дали понять палестинскому сопротивлению, что рассчитывать на «старших братьев» не стоит. Запад в лице и , как всегда, поддержал израильскую сторону. А вот позиция с учетом недавнего похолодания отношений России и Израиля может показаться удивительной. Хотя израильские власти заняли неприемлемую позицию по отношению к СВО, Москве удалось сохранить взвешенный курс по отношению к ближневосточному урегулированию.

Своим поведением Россия еще раз продемонстрировала, что в отличие от других игроков на международной арене, ее политика созидательна, в ней не содержится двойных стандартов. Для Израиля радикальные элементы на палестинских территориях могут представлять точно такую же угрозу, как и подобные девиантные процессы на для Москвы. Соответственно, Тель-Авиву, оправдывая свои действия в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан, следует более взвешенно подходить к оценке украинского кризиса. Проще говоря, если не поддерживать Россию, то хотя бы не критиковать.

* признана террористической и запрещена в России