Войти в почту

«Мы видим осторожные сигналы о том, что психоз будет сворачиваться»

На горячую линию в Telegram поступило приблизительно 150 предметных жалоб от соотечественников, проживающих за рубежом. Большинство из них были из и . Об этом рассказал глава агентства в интервью «Известиям» на площадке Петербургского международного экономического форума. Многие россияне сталкиваются с проблемами в сфере образования, некоторым поступают угрозы со стороны украинских беженцев. Впрочем, русскоязычная диаспора испытывает проблемы не только в странах , но и в государствах ближнего зарубежья, включая или . Рассказал Евгений Примаков и о положительных сигналах, которые свидетельствуют о том, что антироссийские настроения за границей начинают утихать. «Никто не напрашивается» – Россотрудничество – само это название в текущей ситуации не потеряло актуальность? – Да нет, почему же. У нас есть известные проблемы с частью нашей аудитории на Западе. Это не только Европа, но и , и дальние страны, например , где мы вообще не представлены и там не было никаких культурных центров. То, что происходит в политике, сказывается на гуманитарном сотрудничестве. У нас закрылись несколько точек, ещё в прошлом году мы попали под санкции на , у нас уехали все, кто работал в Британии и в США. А в этом году с началом военной операции возникли проблемы ещё в нескольких наших точках. В Польше – странным образом, я считаю, – продолжает работу «Русский дом». Но в он закрылся, нам просто не продлили аренду. В в одностороннем порядке прервали межправительственное соглашение о том, что мы держим там культурный центр, а они держат культурный центр в . И он тоже закрылся. В практически никого не осталось, в человек уехал. Но мы говорим именно об этой группе стран. Наш главный приоритет – всё-таки ближнее зарубежье, это пространство бывшего СССР. Там мы работаем активно. И чем менее активно нам приходится работать в Западной Европе, тем более активно мы работаем в ближнем зарубежье, просто перебрасывая ресурсы. Есть ещё Африка, Азия. – Но потеря этих зон всё же вызывает горькое сожаление. А возможно ли туда вернуться и нужно ли туда возвращаться? – Ну, во-первых, никто не напрашивается. Мы же не можем принуждать людей изучать русский язык в Западной Европе или посещать наши выставки, мероприятия, симпозиумы, конференции. Мы многое поставили на паузу, мы очень во многих местах в Западной Европе ушли в онлайн-пространство. – А что касается Украины? Как развивать отношения с этой страной? И сколько, по вашему мнению, понадобится времени, чтобы украинцы перестали в целом воспринимать россиян как агрессоров? – Это сложный философский вопрос. Это будет зависеть от очень многих факторов – от успешности продвижения наших войск, от успешности специальной военной операции, от гуманитарных проектов, когда людям привозят питьевую воду, продовольствие, лекарства и так далее. Чтобы постепенно украинцы понимали: то, что им внушала пропаганда, что здесь в России живут враги, – это бред, ахинея и ложь. Сколько это займёт времени? К сожалению, я не очень хороший предсказатель. «Из всего числа русских, которые возвращаются в Россию, 40% – это Казахстан» – Ваше ведомство открыло горячую линию для поддержки соотечественников… – У нас Telegram чат-бот, туда пришло порядка 500 обращений, примерно 150 были содержательными. Самое большое количество обращений – из Германии, Италии. При этом Италия немного нас удивила, потому что мы исходили из того, что итальянское население более благожелательно относится к России и русским. В основном речь идёт о проблемах наших соотечественников в сфере образования. Кого-то куда-то не пускали учиться либо угрожали отчислением. Кроме того, это угрозы со стороны в основном украинских беженцев, которые переехали в Европу по разным обстоятельствам. Есть угрозы в соцсетях. – В начале этого года Россотрудничество отказалось взаимодействовать с министром информации Казахстана из-за его высказываний, в частности, о том, что русские в Казахстане – «навязанная диаспора». Сглажен ли конфликт спустя полгода? И как, по вашему мнению, обстоят дела с русскоязычной диаспорой в этой стране в целом? – Что касается господина Умарова, позиция агентства последовательна, и по этой причине именно господина Умарова я и не буду комментировать. Что касается ситуации с русскоговорящими в этом регионе, в Казахстане, то за последнее время мы не фиксируем каких-то системных, умышленных нарушений и притеснений резкого характера в адрес русских. Тем не менее мы видим, что власти Казахстана очень внимательно относятся к этому и на самом деле реагируют на эпизодические выплески, которые происходят, купируют их. Но при этом у нас есть и ещё одна цифра – число людей, которые участвуют в программе переселения соотечественников. Вот из всего числа русских, которые возвращаются в Россию, 40% – это Казахстан. А это тоже наводит на определённые размышления. Есть сложности в Киргизии, в первую очередь связанные с использованием русского языка. Русский язык в Киргизии прописан в Конституции как один из официальных, но тем не менее многие русские уезжают, многие киргизы возвращаются либо просто киргизское население растёт – это естественный процесс. Это означает в том числе и то, что база использования русского языка сокращается, это тоже настораживает. Неплохая ситуация в . Однако недавно там был арестован наш журналист. И мы очень внимательно отслеживаем эту ситуацию, поскольку есть убеждение, что задержан он был именно по политическим причинам, как активист русской общины. «Это был эффект разорвавшейся бомбы» – В конце мая Россотрудничество и Фонд исследования проблем демократии презентовали брошюру о военных преступлениях Киева, которая была переведена на 12 иностранных языков. Очевидно, что этот материал прежде всего нацелен на иностранную аудиторию. Это эффективный метод? И какие инструменты существуют сейчас, чтобы отменить культуру отмены всего русского? – Начну с вот этой культуры отмены и отмены культуры отмены. Мне кажется, мы видим очень осторожные позитивные сигналы о том, что вот этот психоз будет сворачиваться. Вы помните, что в самом начале нынешнего кризиса миланский Ла Скала был одним из первых, кто отменил Гергиева. Однако новый сезон Ла Скала начинает с «». Есть коллективные некие заявления представителей искусства и культуры, которые говорят о том, что этот бред и шизофрению надо прекращать. Культуры невозможно и нельзя отменять. Хотя пока что этот процесс оздоровления только начинается. Что касается самой брошюры, то это один из маленьких элементов нашей информационной борьбы – донесение правды. У нас есть интернет-каналы, Telegram-канал, сайт, где суммируется информация о военных преступлениях украинских формирований. Но не было понятной шпаргалки, где очень простыми словами, с картинками и примерами рассказывается, что такое «Айдар» (запрещён в РФ. – «Известия»), а что произошло 2 мая, а что произошло в , кто такой Бузина. Мы просто взяли и сделали такую шпаргалку. То есть это инструментарий для людей, которые хотят убеждать. – А много таких людей? – Да, буквально сегодня я читал, что внук Де Голля (Пьер Де Голль. – «Известия») в российском посольстве в Париже сделал громогласное заявление о том, что и Россия на самом деле органические союзники. Что Франция в позорной ситуации утраты суверенитета, что необходимо делать шаги навстречу России, необходимо примириться с Россией. Небольшое число людей присутствовало на этом заявлении, но господин Де Голль-младший произвёл большой фурор. Это был эффект разорвавшейся бомбы, поскольку это представитель французской политической элиты так или иначе. – Что такое русский мир сейчас? – Русский мир – это отношения между людьми, часть из которых говорит и думает по-русски, а часть из которых просто тянется к России. Русский мир сейчас стал гораздо больше про ценности, чем про язык. У нас, например, есть какое-то количество американских семей, немцев, которые формально не соотечественники, но хотят переехать в Россию, потому что Россия представляется постепенно материком адекватности. Вот это и есть русский мир. Дмитрий ЛАРУ Фото

«Мы видим осторожные сигналы о том, что психоз будет сворачиваться»
© Курская правда