В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Как Россия начинала разгром Швеции

«Русские показали свою мощь». Такими словами иностранные хроники рассказывают о событиях многовековой давности. Ровно 525 лет назад, 3 марта 1497 года, в Новгороде между Русью и заключено было перемирие. Так закончилась самая первая война, которую провели между собой Швеция и объединенное Русское государство, но далеко не последняя.

Как Россия начинала разгром Швеции
Фото: Деловая газета "Взгляд"Деловая газета "Взгляд"

Видео дня

Войны жителей Руси с викингами и их потомками велись много веков – достаточно вспомнить знаменитую Невскую битву, выигранную князем в июле 1240 года. Русичи соперничали со «свеями» за контроль над северным побережьем Финского залива и Ижорской землей – стратегически важными областями, лежащими на торговом пути между Северной Европой и Византией.

До поры до времени конфликты со шведами оставались в сфере «специализации» Новгородской республики, владения которой граничили со сферой влияния воинственных скандинавов. Во второй половине XV века объединитель русских земель Иван III включил Новгород в состав единого Русского государства. И получил в «наследство» многовековой конфликт со «свейскими немцами».

Вековечное соперничество

При Иване III россиянам пришлось воевать очень много. На западном направлении войны велись с Великим княжеством Литовским, прежде подмявшим под себя много русских земель, и с Ливонией, обеспокоенной внезапным усилением восточного соседа. Обострение же в отношениях со шведами произошло из-за желания Ивана III ограничить монополию Ганзы на мореплавание и торговлю на Балтике.

Кроме того, недовольство великого князя вызвал факт невыполнения «свеями» условий Ореховецкого мира 1323 года. По этому договору была установлена государственная граница между Шведским королевством и Новгородской республикой, проходившая от Финского залива по реке Сестре, на севере до озера Сайма и затем на северо-западе до берега «Каяна-моря» (Ботнического залива). Шведы обязались не посягать на территории, признанные ими владением Новгорода, но слова не сдержали.

Весной 1495 года московские послы предъявили шведам требование о возврате русским западной Карелииьм требование отверг – и Иван III велел собирать рать.

Далее русская летопись содержит запись: «Послал князь великий Иван Васильевич всея Русии воевод своих, князя Данила Васильевича Щеня, да Якова Захариича, да князя Василья Федоровича со Псковичи ратию на Немци на Свейскую землю под город Выбор. Они же, шед, землю Немецкую поплениша и пожгоша, а Выбора града не взята. Тогда же под Выбором убили из пищали Ивана Андреевича Суботу Плещеева».

За этими двумя предложениями – драматическая история похода на крепоборг, являвшуюся главным шведским опорным пунктом на границе русских владений. Начальство над войском, направленным к Выборгу, получил воевода Даниил Васильевич Щеня, великий русский полководец. На тот момент вся его громкая воинская слава еще в будущем, но и к 1495 году он успел отличиться умелым руководством в походе в мятежную Вятскую землю и во время войны с литовцами.

Как пишет военный историк Вадим Каргалов, действия «большого воеводы» Даниила Щени оказались неожиданными для шведских военачальников. «При осаде Выборга он широко применил артиллерию, крупнокалиберные пушки и пищали, которые, по словам автора шведской хроники, причинили защитникам крепости много горя.

Вместо трудоемких и опасных из-за обстрела со стен "примётов" были использованы многочисленные штурмовые лестницы. Таких приемов осады крепостей еще не знала история русского военного искусства. Пока главные силы готовились к приступу, конные отряды опустошали окрестные земли, разрушали шведские опорные пункты. Летописцы специально отметили, что русские воеводы "землю немецкую воевали, и жгли, и пленили"», – цитирует Каргалов.

«Выборгский гром» и дальние рейды

В свою очередь шведская хроника сообщает: «Русские показали свою мощь. Столь много тысяч расположилось перед Выборгом, большое пространство они заняли палатками. На три мили вглубь и в ширину расселились русские. Поэтому Выборг был в сильнейшем беспокойстве. У них были пищали большие и в большом числе. Они хотели стену Выборга пробить большими и малыми пищалями, и часто в несколько тысяч человек бросались на Выборг».

Взятие Выборга оказалось предотвращено благодаря изобретательности шведского коменданта Кнута Поссе. Когда русские сумели 30 ноября захватить одну из башен, он велел закатить под ее своды бочки со смолой и поджечь их. Пламя вызвало детонацию хранившихся в подвалах башни запасов пороха – от взрыва погибли многие русские воины. Сложил голову и воевода Иван Суббота-Плещеев, командовавший атакой. В историю это происшествие вошло, как «Выборгский гром».

После этого Даниил Щеня велел войску отступать от Выборга – потери оказались слишком велики, плюс приближалась зима… Но неудачной осадой Выборга война отнюдь не закончилась.

17 января 1496 года в поход на шведов выступила другая рать, уже снаряженная по зимнему – которую вели воеводы князь Василий Косой Патрикеев (впоследствии был пострижен в монахи и под именем инок Вассиан стал знаменитым деятелем русского православия) и Андрей Челяднин. Они двинулись в южную Финляндию, где с ходу взяли мощную крепость Нишлот (ныне Савонлинна), а потом направились к побережью Ботнического залива (двумя с лишним столетиями раньше по этому маршруту ходило на шведов и войско знаменитого князя Александра Невского). Известие о приближении русских вызвало панику в городе Або.

Правитель (регент) Швеции Стен Стуре объявил о спешном сборе огромного войска. «Каждый человек тогда зашевелился. Тогда Стен Стуре повел свои войска от Або, там можно было слышать много шума. Целые дни после дня св. Матвея (24 февраля) выступают шведы в поход, рыцари и много шведов, благородные и самые лучшие; некоторые из них с санями, а некоторые с конями; они прибывают так, как могут; девять сотен придворных было там, и все они хотели идти вперед; две тысячи прибыло с Аланда, все благородные люди и набожные. Когда все собрались, всего их собралось свыше 40 тысяч; и они были вооружены прекрасно…», – сообщает шведская хроника.

Как отмечает Каргалов, хронист рисует картину общей мобилизации – так напугало правителя Швеции движение русского войска к Ботническому заливу. Историк подчеркивает: «Однако все эти грандиозные приготовления оказались бесполезными. Русские воеводы узнали о выступлении Стена Стуре с сорокатысячной армией и уклонились от невыгодного для них сражения. Они искусными маневрами ушли от погони и возвратились "с полоном многим" в Новгород.

За неполных два месяца рать Василия Косого Патрикеева и Андрея Челяднина прошла полторы тысячи километров, в том числе по чужой, "свейской" земле не менее девятисот километров. И это в условиях суровой северной зимы, по глубоким снегам, лесам, а в конце похода – по хрупкому весеннему льду озер и по болотам! По свидетельству летописца, в 1496 году "зима вельми лютая была, морозы были великие и снеги, а на весне паводь великая была"».

В апреле 1596-го рать под началом Василия Косого вновь потревожила окрестности Выборга. А другое войско, возглавляемое воеводами братьями Петром и Иваном Ушатыми, отправилось в совсем уж дальний поход. Под их началом оказались ратники из Двинской земли (устюжане, двиняне, онежане, вожане), привычные к суровым условиям Севера. Прибыв на судах к устью Северной Двины, Ушатые со своими воинами пересекли Белое море, поднялись по рекам Кольского полуострова, проникли в «Киянскую землю» (так русские называли инляндии, лежащую у северо-восточного побережья Ботнического залива) и в шведскую провинцию Норботтен. А на обратном пути они разорили северную и центральную Финляндию.

«Отвангороде

Протяженность похода Ушатых составила свыше двух тысяч километров. Эффективных ответных мер шведы принять не успели – и воеводы благополучно вернулись с войском домой. Алексеев называет этот поход плодом блестящего стратегического планирования.

«Удар на новом операционном направлении, на левом стратегическом фланге шведов. Прежде всего интересна сама стратегическая идея – вторжение на неприятельскую территорию с моря, в обход труднопроходимых лесов и болот северной Карелии. Победа над шведами в морском бою обеспечила успех стратегического замысла. Вторжение в Норботтен было, по-видимому, неожиданным для противника – во всяком случае, ни русские, ни шведские источники не сообщают о сопротивлении, оказанном нашим войскам», – отмечает специалист.

Получив несколько мощных ударов на своих землях, шведы начали подыскивать направление для ответного удара. Их выбор пал на российский Ивангород, основанный весной 1492 года. Новый город должен был стоять оборонительным бастионом на западном рубеже Российского государства и одновременно служить его морскими воротами – здешняя гавань привлекала купеческие корабли со всего балтийского побережья. И она же привлекла внимание шведских военачальников.

К Ивангороду скрытно прибыло на кораблях-бусах двухтысячное шведское войско. «Августа 19, в пяток приидоша Немцы из мория, из Стеколна Свейского государства, князя Стенктура вскоре разбоем семьдесят бус в Нарову реку под Ивангород, и начата ко граду вборзе приступати с пушками и с пищальми, и дворы в граде зажгоша, огнем стреляя, понеже не бысть им супротивника.

Удалый же воевода и наместник Иванеграду иь Юрий Бабич, наполнився духа ратного и храбра, нимало супротивясь супостатам, ни граждан окрепив, но вскоре устрашився и побеже из града... Немцы же град плениша и не обратиша в нем спротивящегося им, вскоре немилостивно пограбиша животы их и товара бесчислено, а людей иссекоша, а иных в плен поведоша. И тако вскоре возвратишася и побегоша от града в море», – с печалью, но не без горькой иронии сообщает летопись.

По мнению Юрия Алексеева, падение Ивангорода обусловили два основных фактора. «Первый из них – конструктивные недостатки самой крепости. Заложенная четыре года назад, она была еще не достроена. Возведенная на утесе над Наровой крепость не имела фланкирующих бойниц с юго-восточной стороны, откуда, вероятно, и подошел шведский десант. Силы гарнизона и расположенных вблизи войск были, вероятно, недостаточными.

Еще более важной причиной быстрого падения Ивангорода является отсутствие прикрытия его с моря. Отсутствие флота, который мог и должен был контролировать подходы к русским берегам, сыграло здесь роковую роль», – считает Алексеев. Захваченный ими Иваногород шведы предлагали отдать тевтонцам – но ландмейстер Тевтонского ордена в Ливонии Вальтер фон Плеттенберг принять такой дар не рискнул. Шведы очистили город, и в него вернулись русские.

В дальнейшем великий князь Иван III, стоявший с войском в Новгороде, начал готовить новый большой поход на шведов. Но вмешались обстоятельства, и великий князь оказался вынуждыть в Москву. Тревожные вести поступили из Казанского ханства, где мятежники вынудили бежать хана Мухаммед-Эмина, посаженного на престол русским войскявшим Казань в 1487 году.

Ивану III пришлось отвлечься на казанские дела, но и шведы, изнуренные боевыми действиями, в продолжении их заинтересованы никак не были. Они об­ра­ти­лись за по­сред­ни­­вом к Дании, по­обе­щав ко­ро­лю Иоганну в обмен на содействие шведскую корону. 3 марта 1497 года в Новгороде было заключено перемирие, по которому стороны остались «при своих» в территориальном плане и договорились свободно торговать друг с другом. Однако великое соперничество России и Швеции только начиналось – впереди у них было еще девять войн, последняя из которых завершилась в 1809 году.