В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Случай на охоте: Егеря подстрелили генералы? Перепутали с лосем?

В Кремле отказались комментировать трагический инцидент, случившийся на охоте с участием начальника московского главка и начальника УВД на Московском метрополитене .

Случай на охоте: Егеря подстрелили генералы? Перепутали с лосем?
Фото: Свободная прессаСвободная пресса

Видео дня

«Если случилась трагедия и погиб человек, это вопрос правоохранительных органов», – ответил Песков на вопрос журналиста. При этом он подчеркнул, что дело , которого ранее обвиняли в незаконной охоте, пресс-секретарь президента комментировал не по своей инициативе.

По информации СМИ, ночью 17 января во время охоты был тяжело ранен в живот владелец охотохозяйства в Зубцовском районе «Луковниково» Вячеслав Сальников 1967 года рождения. После чего его спецбортом госпитализировали в НИИ им. Склифосовского.

Сведения о дальнейшей судьбе пострадавшего противоречивы. По одним данным, он умер. По другой информации Сальников выжил и находится на лечении. СК проверяет версию, что роковой выстрел мог произвести Сибанов. Тем временем, Баранов «отдыхает, у него выходной», писали в Сети, ссылаясь на МВД.

На каких именно животных охотились высокопоставленные столичные полицейские, пока неизвестно. Однако, сезон охоты, например, на лося, благородного оленя и кабана (старше 1 года) в Тверской области закончился неделю назад – 10 января. Охота была незаконной?

Таким образом, генералов (в случае, если ведомство найдет доказательства их вины) может ждать судебное разбирательство. Например, по ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности» либо ст. 118 «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности» и ст. 258 УК РФ «Незаконная охота».

О том, насколько серьезно государство относится к подобным «нарушениям» можно судить по истории с депутатом Рашкиным. Для того, чтобы привлечь его к ответственности за незаконную охоту (убит только лось) о снятии неприкосновенности хлопотал лично генпрокурор.

При этом расследование по Рашкину сопровождалось масштабной медийной кампанией. Правда, по мнению члена , это был политический заказ с целью нанести партии ущерб из-за высокого результата, полученного ей на сентябрьских выборах.

Чем закончится новая громкая история о последствиях охоты сильных мира сего? Почему власти к ней равнодушны?

Правозащитник Сергей Бабинец отмечает определенную неуязвимость высокопоставленных правоохранителей перед законом.

- О подобных случаях с участием чиновников, судей, генералов мы слышим довольно часто. Один из самых громких случаев был с депутатом Рашкиным. Но там, судя по всему, ответственность наступит.

«СП»: - Есть принципиальное различие: Рашкин убил лося, в Тверской области попали в человека...

- Не припоминаю, чтобы в случаях, когда, например, судья или следователь застрелил кого-то на охоте, кто-то привлекался к суровой ответственности. Люди с большими погонами, при больших чинах почему-то считают, что им можно охотиться, в том числе, в момент, когда она запрещена, а подчас даже не обладая нужными для охоты навыками.

Нередко такая охота сопровождается распитием алкоголя, от чего участники точнее стрелять не станут. С трудом могут отличить кабана от собственного напарника по «сафари». По-хорошему, таким людям вообще нельзя доверять оружие. Возможно, нужно менять закон, регулирующий охоту, выдачу разрешений на оружие.

«СП»: - Охота – частный случай правонарушения. С точки зрения общественной безопасности важнее тот факт, что социальный статус порой предохраняет нарушителя от ответственности...

- По делам, которыми мы занимаемся, за 20 лет практики не было ни одного случая, чтобы к ответственности привлекли какого-нибудь генерала. Чаще всего привлекают невысокие чины. Например, оперативных сотрудников. Начальников отдела уже крайне редко.

Думаю, в деле с охотой в Тверской области тоже будут искать «козла отпущения». Найдут какого-нибудь егеря, который неправильно расставил флажки при организации охоты. А высокий чин можно вывести из-под ответственности с помощью переквалификации уголовного дела. Скажут, что несчастный случай.

Политический аспект ситуации пояснил политолог Дмитрий Еловский.

- И Песков, и Владимир Владимирович всегда занимают позицию жесткого разделения ветвей власти, распределения их полномочий. Они часто переадресуют вопросы правоохранительным органам или в суд, не допуская публичного давления. Случаем того же Рашкина тоже занимались правоохранители, а политическую составляющую раскручивали несколько спикеров из . Система исполнительной власти не вмешивалась тогда и не хочет вмешиваться сейчас.

Это удобная позиция. Для критики существуют несколько депутатов-единороссов, которые хорошо отрабатывают свою роль. Так зачем руководителю государства или его пресс-секретарю вмешиваться в такие вопросы? Конечно, при условии, что правоохранительные органы работают. Когда до президента доносили информацию, что правоохранители не выполняют свои функции, то он вмешивался и поручал разобраться. Например, история с «китовой тюрьмой» на Дальнем Востоке.

«СП»: - Разве вскрытие ошибок или преступлений чиновников не бьет по всей вертикали власти? А значит, их стараются покрывать...

- На первый взгляд, так и есть. Но если разобрать общество на целевые аудитории, то у них могут быть совершенно разные реакции на одни и те же события. Например, слишком быстрое признание ошибок силовиков и несправедливое их наказание очень демотивирующе действует на самих силовиков. Но чиновники это, скорее, поддержат, так как они не очень любят силовиков, поскольку постоянно живут под угрозой уголовного преследования.

Среди обычных граждан тоже есть существенные различия. Люди старшего поколения не любят, когда выносят сор из избы, публично признают серьезные ошибки. Они считают, что власть должна быть белее снега. А молодые люди к признанию ошибок относятся более спокойно. Если есть «косяк», то почему бы его не признать. И таких групп в обществе с десяток. Власти приходится между ними лавировать. Каждый раз это решение «в моменте».

И это обоснованно. Потому что федеральная власть легко может оказаться в ситуации, когда ею начнут манипулировать. Такие случаи были.

По мнению адвоката и правозащитника Дмитрия Аграновского, в разном отношении власти к депутату-коммунисту и полицейским генералам нет ничего удивительного.

- Случаи незаконной охоты многочисленны. И законной тоже, когда тот же единоросс Валуев фотографировался с убитыми животными. На мой взгляд, это совершенно отвратительно. Особенно в свете современных политических понятий. Человек позирует на фоне убитых невинных животных, не представляющих для него не малейшей опасности. Это двойные стандарты. Но поскольку практически все СМИ контролируются властью, они начинают системно бить по оппозиции.

А когда попадается кто-то из их класса, то такого указания не бывает. Друзьям всё, остальным – закон. Закон, государство служит интересам господствующего класса. У нас сложилась псевдофеодальная политическая культура, где любое недовольство начальством не вписывается в систему, в сознание и строго преследуется. Любое слово против, даже если это разрешено законом, вызывает шок. Против барина пошли? И всем миром начинают топтать, например, Рашкина или Грудинина.

К левой оппозиции (с либеральной оппозицией власти еще считаются) отношение не как к важнейшему элементу демократического процесса, а как к врагу. Если он не сдается, его уничтожают. Это не имеет ничего общего даже с буржуазной демократией... Но мы эту систему не создавали, голосовали против нее в 1991 году. Позже она провела нужные ей реформы, закостенела. Правящий класс никогда не чувствовал себя так привольно, как сейчас. Им можно все, а нам ничего.