В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

«Положение русских в Казахстане станет даже хуже»

Январский политический кризис в не оставил в равнодушных. И если официальная говорила о поддержке правительства этой страны, отправив своих военных в составе контингента ОДКБ для стабилизации ситуации, то оппозиционно мыслящие активисты призывали к более решительным действиям. В итоге участники акции «На Северный Казахстан», которую провели в московском метро, столкнулись с обысками полиции и арестами. выяснила у активистов, чем именно они недовольны, и узнала мнения в и , нужно ли наказывать россиян за нападки на Казахстан.

«На Северный Казахстан» и в полицию

Сторонники незарегистрированной политической партии «Другая Россия Э. В. Лимонова» всю неделю были в центре внимания государственных служб. Так, ее 13 членов получили административные аресты сроком от 10 до 15 суток по статье за неповиновение сотрудникам полиции.

Общение лимоновцев с правоохранителями началось в ночь с 9 на 10 число, когда полицейские провели обыски в столичной штаб-квартире активистов партии. Перед этим 8 января они провели акцию «На Северный Казахстан», повесив на поезд на станции метро «Алма-Атинская» плакат с таким лозунгом. Утверждалось, что таким образом члены «Другой России» хотели напомнить «о необходимости решительных действий со стороны российских властей по защите русскоязычного населения Казахстана».

Координатор «Другой России» Михаил Аксель в разговоре с «Газетой.Ru» назвал обыски и аресты «устрашающей акцией », так как активистам никто не объяснил, в чем именно заключалось неповиновение полиции. Кроме того, он рассказал, что партия будет писать жалобу из-за того, что к активистам не сразу пустили адвокатов и не показали протоколы.

«Мы отреагировали на кризис в Казахстане безопасной акцией в метро и обратили внимание российской власти к положению русскоговорящих там. Раз мы помогаем через ОДКБ, то, наверное, нужно и привлечь внимание к историческим территориям, которые входили в состав России. В итоге же войска выведут, а положение русских станет даже хуже.

Российская власть спасла режим Токаева, который не может навести порядок сам. Наверняка теперь многие казахи будут говорить про оккупацию. И там будут уже не просто языковые патрули, а патрули националистов для притеснения наших соотечественников. Казахстан обязан улучшить отношение к русскому языку и северной части страны. А у России есть прекрасный пример Крыма, где мы защитили русскоговорящих людей», — отметил представитель партии.

«Россия всегда должна пресекать подобное»

Первый заместитель председателя в разговоре с «Газетой.Ru» сказал, что требующие более радикальных шагов, в том числе отторжения территории Казахстана оказывают «медвежью услугу» русским жителям этой страны.

«Конечно, вмешиваться во внутренние дела братской союзной страны — негоже. Не надо использовать ситуацию ради достижения своих внутренних политических амбиций. Я думаю, что правоохранительные органы абсолютно правильно обращают внимание на такие призывы.

Россия всегда должна пресекать подобное, и мы сами просим коллег делать это. В той же Киргизии и Казахстане такое пресекают. Когда полгода назад там были акции против русского языка, местные власти принимали соответствующие меры», — сказал он.

Экс-премьер ДНР, замглавы комитета Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками в разговоре с «Газетой.Ru» напомнил, что Россия подчиняется целому ряду правил международных организаций.

«В частности, это происходит и в СНГ. Да, многое из того, что написано на бумаге, в реальности не соблюдается, а политика по многим аспектам разводит республики бывшего Советского Союза. Но требовать отторжения каких-то частей других стран проблематично», — сказал он.

Свергать в Казахстане, сидеть в России

К слову, сам в начале нулевых годов отсидел в тюрьме в Москве как раз за подготовку вооруженного восстания в Казахстане — он считал, что северные территории страны должны войти в состав России. Следователи утверждали, что в Алтайском крае его партия готовилась к организации партизанских отрядов для вторжения в Казахстан. Тогда писателю были предъявлены обвинения в незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия.

Александр Бородай отметил, что лично переживает за лимоновцев, так как знал идейного вдохновителя партии и обсуждал с ним казахстанский вопрос.

«Я еще в 1990-х годах ездил в Казахстан, чтобы проверить, какова там сила русского движения, и есть ли надежда, что русское меньшинство сможет поднять голову и потребовать соблюдения своих прав. Но уже тогда выводы были неутешительные, хотя меня за мои публикации назвали врагом Казахстана. Кстати, потом ко мне пришел Эдуард Лимонов, которого я отговаривал ехать туда», — сказал парламентарий.

Еще одним похожим случаем в России было дело социолога и политтехнолога , которому в 2019 году Нагатинский суд Москвы вынес приговор 2,5 года за создание совместно с националистом экстремистского сообщества в Казахстане, целью которого было изменение конституционного строя в этой стране. Защита Милосердова настаивала, что такое посягательство — не преступление в России, а генпрокуратура Казахстана заявляла, что претензий к обвиняемому не имеет.

В разговоре с «Газетой.Ru» Милосердов выразил мнение, что России, прежде всего, важно, чтобы в Казахстане сохранилась «понятная ей авторитарная вертикаль власть», а не интересы русской диаспоры.

«Здесь нет ничего нового. Даже в Крыму официальную Россию беспокоило, что там окажутся натовские корабли на наших военных базах. Россия — не национальное государство русских, и интересы и защита русских — не цели государства. Россия хочет видеть в Казахстане стабильность и выстраивание некого элитного консенсуса. Лишь бы не было стрельбы и насилия, и больше ничего», — считает он.

Где в Казахстане русские

Больше 20% населения Казахстана — этнические русские, которые в основном проживают в северных и северо-восточных регионах. С 1989 по 2021 год численность русского населения страны сократилась почти в 2 раза — с 6 миллионов человек до примерно 3,7 миллионов.

Перенос столицы из южной Алма-Аты в северную Астану (Нур-Султан) в 1997 году многими экспертами также объяснялся планами решить проблему демографического дисбаланса, в том числе этнического.

Статистика подтверждает, что так в итоге и произошло — в столице с 1989 года доля русского населения упала с 54% до 20%.

Показателен и пример Актюбинской области — за тот же период доля русских упала там с 24% до 14%, тогда как численность этнических казахов выросла с 55% до более чем 80%.

В двух казахстанских областях — Северо-Казахстанской и Костанайской этнических русских по-прежнему проживает больше, чем казахов. Но и там наблюдается тенденция к изменению ситуации — если 2009 году русские в первой составляли более 50% населения, казахи — около 33%, то через 10 лет году казахов было 35%, русских — 49%.

Это может быть связано и с тем, что в начале 2010-х власти Казахстана разработали концепцию переселения населения с юга, где большинство составляют казахи, на север страны. После 2014 года у южан появилась возможность переехать на север страны, получить там рабочее место или грант в местный вуз по программе «Серпін».

Михаил Аксель такую тенденцию объясняет, тем, что «русских просто выживают из страны» и подвергают «языковому геноциду».

«Мы видели языковые патрули, мы видим перевод казахского на латиницу, и призывы, чтобы только этот язык оставался государственным. Все это происходит, как минимум, с молчаливой санкции и КНБ», — объясняет он недовольство лимоновцев.

Последние новости