В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Выйти за короля Франции и похоронить его. Как киевская княжна стала "бабушкой Запада"

« и Россия: десять веков вместе» — экспозиция, открывающаяся в Музеях Московского Кремля 17 сентября, познакомит публику с головокружительными поворотами в отношениях двух стран, начинающихся со времен древнерусской княжны Анны Ярославны, дочери , жившей почти тысячу лет назад. В 1051 году ей предложил руку и сердце король Франции Генрих I. И уже сто лет образ княжны оспаривают между собой украинские националисты и Россия. Полем боя становятся надписи на памятниках, строчки в новостных сообщениях и дипломатических протоколах. Сама же Анна, покинув Русь, сделалась "бабушкой Запада" — среди ее потомков британская королевская семья, отцы-основатели , президенты , , , а кроме них — миллионы жителей Старого и Нового Света. Историки ищут захоронение Анны до сих пор, в то время как пробует выйти на след останков самого Ярослава Мудрого. Во время оккупации Киева в 1941–1943 годах кости присвоили себе украинские националисты, которые после отступления своих союзников-гитлеровцев вывезли реликвию за рубеж. Ее следы теряются в Северной Америке.

Выйти за короля Франции и похоронить его. Как киевская княжна стала "бабушкой Запада"
Фото: ТАССТАСС

Видео дня

Тайна королевы Анны

В древнерусской истории Анна Ярославна знаменита не тем, чего с ней не происходило, а тем, что же в действительности произошло. Достоверно известно: около 1051 года Анна вышла замуж за французского короля Генриха I из рода Капетингов, и брак их продлился девять лет. В нем родились трое сыновей, один из которых — Филипп I — унаследовал корону и семейные владения, отличавшиеся скудостью. Некоторое время из-за малолетства сына Анна замещала его на престоле, а когда срок междуцарствия истек, заключила повторный брак с Раулем IV, графом Валуа. На некоторое время она удалилась из Парижа.

Повторное замужество Анны говорит о том, что ее союз с французским королем не задался. Тем более что с другой русской княжной на брачном фронте произошло несчастье. Племянница Анны Евпраксия, вышедшая замуж за немецкого короля и императора Генриха IV, в ужасе сбежала от него под защиту церкви, обвинив супруга в принуждении к любовной связи с пасынком, изменах, оргиях и отношениях с нечистой силой. Папа римский встал на сторону разгневанной женщины и помог осудить ее супруга соборно. Евпраксия осталась жить в .

Анна и Генрих I, в отличие от императорской пары, отношений не прерывали, но историки отмечают странное исчезновение королевы из хартий мужа, случившееся спустя три года после бракосочетания, и делают вывод, что Генрих к жене охладел. Выйти из тени Анне помогла его кончина в 1060 году. К этому времени, когда дочь Ярослава Мудрого могла сама определять свою судьбу, относится ее автограф — надпись на документе "Анна королева", сделанная на старофранцузском, но при этом не латиницей, а кириллическим письмом.

Недостаток достоверных сведений об Анне привел к тому, что на ее образ стали влиять выдумки, призванные заполнить белые пятна истории. Согласно одной из них, Анна возмутилась Парижем, когда увидела город в первый раз. Фразу с этим смыслом вложил в ее уста писатель . Под его пером королева, расстроенная Францией, назвала ее страной, где "жилища мрачны, церкви безобразны и нравы ужасны". И хотя Киев действительно превосходил зажиточностью и размерами французскую столицу, а Анна имела основания для недовольства, как она восприняла переезд, достоверно неизвестно.

А в 1682 году памятью об Анне воспользовался фальсификатор — иезуит Менетрие, дезинформировавший публику, будто нашел заброшенное захоронение королевы, ради чего предъявил неверно срисованную надпись на действительно существовавшем гробовом камне. Ошибку обнаружили только спустя несколько поколений. Где окончила свой земной путь дочь Ярослава Мудрого в действительности, неизвестно. Есть свидетельство, что она возвратилась на родину, но его оспаривают. В древнерусских источниках ни рождение, ни смерть Анны не упомянуты.

Анна и потомки

Всего лишь два соображения позволяют оценить, как и чем Анна Ярославна могла повлиять на французское средневековье, и оба они остаются приблизительными. В 2021 году Филипп — одно из популярных имен во Франции, и, судя по всему, заслуга в этом принадлежит Анне Ярославне. В 1052 году она первая среди западных аристократок назвала сына византийским именем, которое в латиноязычной культуре могло бы и не прижиться. Однако Филиппов ждал успех. На престоле Франции их сменилось шестеро (все — потомки Анны Ярославны), а в наши дни Эдуар Филипп (правда, Филипп — это фамилия) возглавляет список самых популярных политиков Франции. По иронии на Руси Филиппы встречались гораздо реже. Получилось так, что княжна взяла это имя на Днепре и увезла его на .

Вместе с ним Анна принесла династии Капетингов свою наследственность, но в чем она состояла — это предмет споров. Известно, что ее прямые потомки отличались тучностью, за что подвергались насмешкам. Внук Анны Людовик располнел настолько, что его прозвали Толстым, а сам он разучился забираться на коня и не мог больше воевать. Потерявшему форму монарху было не до шуток, но у власти он удержался, передав гены потомкам — тучным, как он сам. Изъян фигуры мешал в отношениях с церковью и приводил к дипломатическим скандалам. "Вы сделали из желудка своего бога", — обличал потомков Анны Ярославны папа римский. Но они все равно не худели.

Именно вкупе с наследниками вклад Анны в историю Запада обретает свою завершенность. Но чем дальше, тем больше этих потомков становилось и слабее делалась связь между ними и их общим прошлым. Французская династия породнилась с английской, а отдаленные правнуки королевы в разных странах стали спускаться вниз по социальной лестнице. Население Европы росло, и через неравнородные браки потомками монархов по женской линии оказывались люди, выпавшие из аристократического круга. Спустя века не все они были даже дворянами.

Как утверждает французский генеалог Жан-Луи Бокарно, "проклятый король" из романов Дрюона Людовик X, оставшийся без сына-наследника, по женской линии оказался прямым предком почтенных семейств Белльперш и Куйяр, эмигрировавших в XVIII веке во франкоязычную . Среди многочисленного потомства этих фамилий, пополнившего средний класс, , сама достигшая высот власти, но до 2016 года о ее аристократическом происхождении никому не было известно.

Предки Барака Обамы по матери — белые рабовладельцы — тоже оказались потомками Анны Ярославны. Генеалог Бокарно нашел среди отдаленных прадедов президента английского короля Эдуарда I и французского — Иоанна II Доброго из рода Валуа, связанного родством с Капетингами. Потомок Анны и Дональд Трамп, происходящий от английского короля Эдуарда III (а также ярла Биргера, разбитого ), а вот Анне только родственник — его прямой предок ее брат Всеволод, одна из родословных веток от которого ведет в Польшу, а затем на Запад.

Тасуется колода

Математик из Йельского университета Джозеф Чанг, изучающий историческую демографию Европы, утверждает, что в таком количестве совпадений на вершине власти нет ничего удивительного. Не только политики и сильные мира сего происходят от европейской аристократии XI века, но и миллионы простых европейцев вместе с ними, пусть даже они не догадываются об этом. Протянутая в глубину веков родословная перестает казаться деревом, а превращается в паутину: ветви перекрещиваются. И если золотой миллиард Запада происходит от нескольких миллионов средневековых европейцев, то практически все они, кто имел потомство, оказываются предками для каждого жителя Запада (с поправкой на его расовую принадлежность).

Этнические и государственные границы приобретают при этом зыбкость, которая заложена в самом образе Анны Ярославны. Лишь с некоторым усилием ее можно считать славянкой: мать княжны — шведская принцесса — имела, впрочем, и польских предков. Зато бабка по линии отца неизвестна, а дед, креститель Руси Владимир, скорее всего, по отцу происходил из Скандинавии. Несмотря на эту этническую неразбериху, образ княжны оказался востребован в политическом противостоянии, развернувшемся между украинскими националистами и Россией. В 1960-е в поставили украиноязычную оперу "Анна Ярославна", в 1990-е Украина добилась того, чтобы на французском памятнике княжну переименовали в "Анну из Киева", а в 2005 году открыла ей во Франции еще монумент, в 2016-м поставила третий — на этот раз у себя на Днепре. В 2017 году Анна Ярославна сделалась героиней политического скандала. Киев обвинил Россию в "краже княжны из украинской истории" после того, как президент Путин связал с дочерью Ярослава Мудрого начало русско-французских дипломатических связей. "Украинская община во Франции очень вовлечена в сохранение памяти об Анне", — написал в соцсетях замглавы администрации президента Украины Дмитро Шимкив.

Спор, переведенный в националистическую плоскость, едва ли имеет перспективы, и все же следует заметить: с династией Рюриковичей произошло то же, что и с потомками Анны Ярославны. Спускаясь ниже по социальной лестнице, они спустя века пополнили собой российское дворянство, а затем и другие социальные группы. От Пушкина до Толстого русские аристократы — потомки сыновей Ярослава Мудрого, а значит, доказанные родственники Анны Ярославны. Про знаменитых украинцев же этого не скажешь: династия Рюриковичей угасла на украинских землях рано, и доказанные генеалогические ветви ни от одного известного украинца к ней не ведут. При том, что статистически многие украинцы должны быть потомками Рюриковичей, исторических доказательств этому нет.

Что не помешало украинским националистам в суматохе отступления нацистов из Киева в 1943 году заявить свои права на останки Ярослава Мудрого и даже добиться своего. Кости, сложенные в особый ящик, вывезли из Софийского собора в Западную Европу, а оттуда в Америку. Следы исторической реликвии теряются в Нью-Йорке: по версии заповедника "София Киевская", священник украинской Константинопольского патриархата Иван Ткачук, боясь объявить о находке, долго хранил ее в ящике под кроватью, а после его смерти останки великого князя, значение которых недооценили, не сумели найти. По другой версии, они тайно похоронены в Нью-Йорке.