В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Жители Мавританской улицы в Берлине попросили не менять ее название

Как отмечает , за сохранение наследия выступил немецкий историк Гетц Али - кстати, специалист по эпохе германского колониализма и работорговли. Но даже он настаивает, что слово "мавр" никогда не имело ничего общего с расистской идеологией. По его мнению, муниципальные политики из района Митте (в местном совете преобладают социал-демократы, "Зеленые" и "Левые") занимаются популизмом, поощряя "издевательство над историей".

Пока удалось оставить в покое и одноименную станцию метро, расположенную по соседству. "Борцы с дискриминацией" потерпели поражение, попав в собственную ловушку абсурда. Дело в том, что в июле 2020-го управляющая транспортная компания пошла им навстречу, предложив переименовать станцию "Мавританская улица" в честь русского композитора , который любил бывать в Берлине и умер здесь в 1857 году. Однако тут же нашлись "специалисты", которые заявили, что именем Глинки станцию тоже называть никак нельзя, "поскольку он был антисемитом" (или даже "антисемитом-коммунистом", как написала у себя в Twitter министр образования, науки и культуры земли Шлезвиг-Гольштейн Карин Приен). Тогда вопрос отложили до лучших времен. Уже не первый год по всей нападкам подвергается и исторический аптечный бренд "У мавра" - фармацевты все еще держат оборону, хотя и с трудом.

Видео дня

Как заметил еще несколько лет назад известный немецкий публицист Ян Фляйшхауэр, кампания по переименованию топонимов, в которую рьяно включились многие города Германии, напоминает "охоту на ведьм". "К несчастью, раньше улицы называли в честь людей, которые, увы, не были такими умными, как мы, - саркастически писал журналист в колонке Online. - Если бы им сказали, что вариантов гендера больше, чем планет Солнечной системы, а Европа управляется из , они бы посмеялись".

Автор отмечает, что в одном только Фрайбурге власти взяли "на карандаш" несколько тысяч "неполиткорректных" названий городских объектов. В вину историческим личностям ставят не только антисемитизм и милитаризм, но также "шовинизм", "колониализм", "преследование меньшинств" и другие всевозможные прегрешения.

Среди "персон нон грата" оказался даже выдающийся шведский ботаник , которого назначили виновным за... "продвижение сексистского образа женщин". Дама из комиссии Университета Альберта-Людвига, социолог Нина Дегеле на полном серьезе утверждала, что классификация растений как мужских и женских, предложенная Линнеем 200 лет назад, якобы повлияла на иерархию полов в обществе той эпохи.

Фляйшхауэр также приводит пример Университета Эрнста Морица Арндта в Грайфсвальде, который несколько лет назад решил отказаться от упоминания имени известного немецкого писателя и политика в своем названии. Хотя господина Арндта считают одним из первопроходцев немецкой демократии (в 1848 году он стал депутатом первого общегерманского парламента, заседавшего во Франкфурте) и большим патриотом Германии, цитировать его вдруг стало неприличным - из-за выпадов в адрес Наполеона и французов, которых немец в духе своего времени называл "балаболами" и "болтунами".

"Я не удивлюсь, если через 20 лет прогрессивное человечество будет хвататься за голову при виде имен, которые мы ставим в пример. Быть может, те, кто едят животных, будут иметь столь же чудовищную репутацию, как сегодня колониалисты и расисты", - с горьким сарказмом заключает автор.