В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

События в Тунисе: куда качнет колыбель "арабской весны"

— первая страна победившей революции, где "арабская весна" в 2011 году мягко завершилась реформами, погружается в политическую неопределенность. Решения президента республики Каиса Саида, принятые 25 июля на фоне народных волнений, поставили под вопрос дальнейший демократический вектор развития страны.

События в Тунисе: куда качнет колыбель "арабской весны"
Фото: ТАССТАСС

Видео дня

Президент VS парламент

В День Республики, когда по стране прокатилась волна народных протестов, Саид объявил о приостановке деятельности парламента на 30 дней, отмене неприкосновенности всех депутатов и отставке премьер-министра Хишама Машиши, возложив ответственность за экономический кризис и тяжелую ситуацию с распространением коронавируса на правительство и парламент, а в частности, на доминирующую там исламистскую партию "Ан-Нахда".

Президент заявил, что в ближайшее время намерен назначить нового премьера. В стране был введен комендантский час, ужесточен пограничный контроль в международном аэропорту, военные окружили здание парламента и другие ключевые государственные объекты.

Пока что армия, которая в Тунисе всегда выражала уважительное отношение к институтам государства, демонстрирует лояльность президенту. Судя по всему, ему удалось заручиться поддержкой сил безопасности. Надо отметить, что тунисская армия сыграла свою роль в мирном течении второй "жасминовой революции" (2010–2011). Тогда начальник отказался участвовать в подавлении протестного движения, несмотря на приказ президента (1987–2011).

Партия "Ан-Нахда" ("Возрождение"), чей лидер Рашид Ганнуши является председателем однопалатного парламента Туниса, назвала действия президента неконституционными и призвала главу государства пересмотреть их. При этом Ганнуши заявил, что "Ан-Нахда" работает над созданием "национального фронта", чтобы противостоять решениям Саида и "восстановить демократическую систему правления и приверженность принципам революции, а не возвращаться к деспотизму и единоличному правлению". Смещенный премьер в свою очередь не замедлил с заявлением о том, что готов передать полномочия преемнику.

Пока местные политологи надеются, что президент в ближайшее время обнародует подробную дорожную карту и разъяснит, как он видит следующий этап политической трансформации, Саид издал указ об увольнении целого списка высокопоставленных чиновников, включая главного прокурора армии. В среду последовали новые увольнения, президент снял с должности главу национального телевидения, передает Mosaique FM. Саид также объявил, что из казны украли $4,8 млрд и причастные к этому 460 человек будут привлечены к ответственности. Кроме того, стало известно, что в середине июля началось расследование в отношении трех политических партий, включая "Ан-Нахду", на предмет получения иностранного финансирования для своих избирательных кампаний. Это, по сути, дискредитирует парламент и отражает последовательное противостояние президента законодательному органу и представителям политического ислама.

Расстановка сил

Конституция Туниса 2014 года, которую многие эксперты считают наиболее демократичной во всем арабском мире, закрепила смешанную парламентско-президентскую систему. Все конфликты должны разрешаться через Конституционный суд, который из-за политических разногласий еще не сформирован. Нынешнего президента и парламент избрали в 2019 году. Исламистская партия "Ан-Нахда", получившая разрешение на политическую деятельность после свержения Бен Али и сохраняющая по сей день большую поддержку общества, получила тогда наибольшее число депутатских мест. За нее отдали голоса около миллиона граждан. Каис Саид же пришел к власти как кандидат без партии и пытался создать лояльное себе правительство.

Тунисские эксперты обращают внимание на многочисленные назначения им кандидатов без политического опыта на основе личных симпатий. Что касается партии исламистов "Ан-Нахды", то на протяжении последних лет эта сила в целом демонстрировала готовность идти на компромисс и вести диалог. С течением времени она претерпела значительные изменения, в частности, смягчив свой исламистский дискурс. Тем не менее эта сила все равно рассматривается внешними игроками как идеологически близкая к "Братьям мусульманам" (запрещена в РФ). И президент может пользоваться этим, отстаивая свои интересы под предлогом противостояния исламистам.

Именно этот фактор определил международную реакцию на произошедшее. Так, власти , идеологически симпатизирующие "Ан-Нахде", выразили "глубокую обеспокоенность приостановкой работы парламента, который представляет волю народа". Эмир поддерживающего "Братьев мусульман" Катара Тамим бен Хамад Аль Тани провел в среду телефонный разговор с Саидом и напомнил ему "о важности диалога между тунисскими сторонами для преодоления кризиса". При этом очевидно, что Саид может рассчитывать на поддержку и , которые стремятся ограничить влияние исламистов. В заявлении саудовского королевства, в частности, говорится, что "подтверждает доверие руководству Туниса в вопросе обеспечения достойной жизни братскому народу".

Переворот или ответ народным чаяниям?

Тунисская улица в целом поддержала решения президента, которые как будто бы стали мгновенным ответом на поднявшиеся волнения. По данным местных СМИ, поддержать президента в нарушение комендантского часа вышли десятки тысяч человек, в то время как собравшихся на митинг сторонников парламента было в разы меньше. Однако еще в мае в прессу просочилась информация о готовящемся перевороте, пишет, в частности, газета Arab News. Главные советники Саида якобы призывали его собрать у себя во дворце политических оппонентов, объявить чрезвычайное положение и таким образом задействовать 80-ю статью конституции, позволяющую президенту взять всю полноту власти в свои руки на период действия режима.

Соответствующий документ, как утверждалось, был адресован главе . Сам факт возникновения подобной провокации является индикатором кульминации политического противостояния между президентом, премьером и парламентом, которое продолжается уже несколько месяцев независимо от градуса волнений на тунисских улицах. Так, еще в середине января Машиши провел кадровые перестановки в правительстве, отстранив четырех министров, лояльных президенту. Глава государства отказался принимать присягу у предложенных премьером кандидатов, несмотря на то что они были одобрены парламентом, и заявил, что назначение новых министров противоречит конституции.

При этом общее разочарование общества в Тунисе, связанное с экономической ситуацией, повсеместной безработицей, обесцениванием валюты, время от времени выливалось в народные волнения и до этого. Триггером июльских протестов стал резкий рост случаев заболевания коронавирусом, неэффективные меры правительства и страдающий от антиковидных ограничений бизнес. В стране с населением чуть менее 12 млн человек зарегистрировано более 578 тыс. случаев заражения и 19 тыс. смертей из-за COVID-19, в июле число инфицированных за сутки превысило 8,5 тыс. Туниса заявил, что система здравоохранения рухнула на фоне роста числа инфицированных. Очевидно, что политическая система, сложившаяся по итогам выборов 2019 года, оказалась неспособной реагировать на нынешние вызовы. Кроме того, ее окончательный раскол угрожает усилиям по переговорам с о займе, который необходим сейчас Тунису для преодоления финансового кризиса и борьбы с пандемией.

Дальнейшее развитие ситуации в стране должно проясниться в ближайшее время. Выдвинет ли Саид кандидата на пост премьера, продемонстрировав готовность трансформировать политическую систему с опорой на национальный диалог, или будет тянуть время в попытках сосредоточить власть в своих руках, прикрываясь борьбой с коррупционерами и казнокрадами?

Дарья Вавилина