Войти в почту

Спецпредставитель президента РФ по ШОС: разрабатываем план помощи Афганистану

В этом году (ШОС) отмечает двадцатилетие. В интервью спецпредставитель президента РФ по делам ШОС, посол по особым поручениям рассказал о перспективах расширения организации, предстоящем саммите в Душанбе и планах по оказанию помощи .

Спецпредставитель президента РФ по ШОС: разрабатываем план помощи Афганистану
© ТАСС

— 13-14 июля в Душанбе состоится заседание Совета министров иностранных дел государств — членов ШОС. Какие темы будут в центре внимания сторон?

— Министры иностранных дел по традиции сфокусируются на вопросах подготовки заседания Совета глав государств-членов ШОС, которое планируется 16-17 сентября в Душанбе. Речь, прежде всего, идет о перечне документов, которые предполагается представить лидерам на рассмотрение.

В этом году деятельность ШОС проходит под знаком двадцатилетия организации. Таджикское председательство предлагает обширную программу, нацеленную на то, чтобы и саммит сделать содержательным, и в процессе его подготовки провести ряд крупных мероприятий, призванных подчеркнуть значение ШОС, дать возможность оценить, какой путь пройден за этот период.

Министры, естественно, будут обсуждать международную и региональную проблематику. Понятно, что с учетом нынешней ситуации в Афганистане в первую очередь предстоит рассмотреть, как развиваются события в этой соседней стране. Дискуссия будет как в рамках СМИД, так и отдельной встречи министров иностранных дел государств — членов ШОС и Афганистана в формате Контактной группы "ШОС – Афганистан". По итогам имеется в виду принять Заявление глав внешнеполитических ведомств государств-членов ШОС.

— Правильно я понимаю, что заседание Контактной группы "ШОС — Афганистан" впервые проходит на уровне министров?

— Сразу хочу поправить, это не заседание Контактной группы "ШОС — Афганистан", а встреча министров в формате КГ. Положение о КГ не предусматривает иных форматов, кроме уровня заместителей министров и экспертных встреч.

— Афганская сторона тоже будет представлена на уровне министра иностранных дел?

— Мы ожидаем, что это будет министр, во всяком случае таджикское председательство заверяет, что соответствующие подтверждения с афганской стороны получены.

— Будут ли обсуждаться практические шаги, которые могут быть приняты в рамках ШОС по оказанию помощи Афганистану?

— В 2019 году в рамках Контактной группы "ШОС — Афганистан" уже была принята дорожная карта взаимодействия, где определены основные направления совместной работы. Но нам, если говорить откровенно, к ее реализации никак не удавалось приступить по объективным причинам, в том числе в силу пандемии.

— Можете ли Вы рассказать, какие конкретные формы будет принимать такая помощь Афганистану?

— У нас много экономических проектов. В свое время при содействии Советского Союза в Афганистане было построено порядка 160 различных объектов. И что важно — на момент вывода советских войск из Афганистана большинство из них функционировало. Сейчас есть идеи их восстанавливать и развивать. Учитывая, что различные двусторонние проекты реализуют Россия, , , и другие шосовские страны, почему бы не перевести их под эгиду ШОС?

— То есть предполагается, что в этих проектах будут участвовать все страны — члены ШОС?

— ШОС не является строго экономической организацией, равно как и не является военно-политическим блоком. Это многопрофильная международная организация. Поэтому, когда мы говорим об экономическом или гуманитарном сотрудничестве, речь не идет о выходе на интеграцию в широком смысле этого слова, но о возможности и необходимости развивать кооперацию, продвигать какие-то проекты в той или иной сфере. Один из главных проектов в ШОС на сегодняшний день — это развитие транспортной взаимосвязанности, коридоров и маршрутов для перевозок. Функционирует соглашение о создании благоприятных условий для автомобильных перевозок, обсуждаются конкретные договоренности в целях формирования системы управления железнодорожными перевозками.

В сфере транспортной безопасности и взаимосвязанности мы говорим о восьми государствах — членах ШОС. Имеется в виду все шосовское пространство от Южной и Юго-Восточной Азии и до Европы. Здесь потенциал огромный, но договориться об одном каком-то проекте с участием всех практически невозможно, поэтому следует двигаться поэтапно, пошагово, решая конкретные задачи.

— Спрашиваю потому, что по Афганистану, например, сложно представить, чтобы Индия и могли как-то сотрудничать, даже участвовать в совместных гуманитарных проектах.

— Мы настроены прагматично. Участвует тот, кто хочет и может. Тем более что статья 16 Хартии ШОС предусматривает возможность реализации проектов только в формате заинтересованных государств.

— Какие решения, документы будут приняты на саммите ШОС в Душанбе в сентябре?

— Готовится солидный пакет документов. Все перечислять не буду.

Можно отметить также документы, касающиеся гуманитарного сотрудничества в сферах образования, культуры и науки. К примеру, рассчитываем на подписание Соглашения между уполномоченными ведомствами государств — членов ШОС по сотрудничеству в сфере работы с молодежью. Решению приоритетных задач по обеспечению безопасности на пространстве ШОС призвана способствовать Программа борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом до 2024 г. Рассчитываем на принятие решений по таким российским проектам, как Банк лучших решений (План действий) в сфере развития удаленных территорий государств — членов ШОС, Дорожная карта перехода на национальные валюты во взаиморасчетах.

Продолжается работа по выстраиванию взаимодействия с международными и региональными организациями. Ожидаем, что в Душанбе удастся подписать меморандумы о взаимопонимании между Секретариатом ШОС и , и ЭСКАТО. Этот список, естественно, не закрыт, среди потенциальных партнеров, например, .

— А что Вы можете сказать в отношении европейских организаций, например, ?

— Хочу еще раз подчеркнуть, что ШОС открыта для сотрудничества со всеми заинтересованными государствами и объединениями. Такая позиция подтверждается и конкретными делами.

— Планируется ли принять какие либо документы в сфере борьбы с пандемией?

— По инициативе еще в прошлом году был подготовлен Комплексный план мер по борьбе с угрозами эпидемией на пространстве региона. Документ последовательно выполняется. В проработке находится также предложенный проект Плана основных мер по развитию сотрудничества государств-членов ШОС в области здравоохранения на 2022-2024 годы. Учитывая подвижность санитарно-эпидемиологичекой ситуации, его формирование потребует определенного времени.

— Обсуждается ли возможность взаимного признания сертификатов о вакцинации от коронавируса в рамках ШОС?

— В ШОС функционируют механизмы взаимодействия по линии министерств здравоохранения и санитарно-эпидемиологических служб, в рамках которых и решаются вопросы взаимопомощи в условиях пандемии. Думаю, что в контактах между ними затрагивается и эта тема.

— Вы как-то говорили, что "лед тронулся" в вопросе расширения организации…

— Как известно, сегодня в "портфеле" организации находятся заявки Афганистана и на членство в ШОС, ряда других стран на подключение к объединению в качестве наблюдателей и партнеров по диалогу. Любой организм требует прилива "свежей крови", что на наш взгляд, может быть обеспечено только скоординированной работой.

— Ожидать ли нам расширения ШОС в каком-то формате на саммите в Душанбе, возможно ли расширение членства?

— Посмотрим, не будем забегать вперед. Процесс очень непростой, требующий выработки консенсусных решений и учета установленных в ШОС критериев для претендентов.

— Как продвигается работа по развитию взаиморасчетов в национальных валютах? Возможно ли достижение каких-либо договоренностей в рамках ШОС или только на двусторонней основе?

— Эта тема неоднократно обсуждалась и в формате лидеров, и в формате глав правительств. Как я уже отметил, дорожная карта находится в высокой степени готовности. Надеемся, что удастся завершить ее согласование хотя бы в формате заинтересованных государств. Показательно, что Индия и Узбекистан пока не готовы подключиться к договоренностям, но не отказываются от участия в дискуссии.

Беседовала