В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Как ДВР в Америку рвалась

100 лет назад, в конце весны – начале лета 1921 года, в прибыла большая группа американцев. Это были и дипломатическая миссия, и журналисты, и бизнесмены. Руководство ДВР возлагало большие надежды на то, что именно поможет им и справиться с разрухой, и будет оказывать давление на , всё ещё оккупирующую часть Приморья, и станет той страной, которая позволит прорвать блокаду, установленную против и ДВР, и РСФСР так называемыми великими державами. Сигнал из Читы На выборах в конце 1920 года победу одержал не только кандидат от республиканцев , но также республиканцы получили большинство в две трети мест и в палате представителей, и в сенате Конгресса. Демократы, возглавлявшие США на протяжении первой мировой войны и во время гражданской войны в России, были отодвинуты от власти. И (достаточно вспомнить историю с попыткой сдать в аренду Камчатку, которая была «изъята» у ДВР), и Чита решили воспользоваться этой ситуацией. Из Читы в Вашингтон полетели «сигналы» о готовности к сотрудничеству. Причём руководители «Буфера» не гнушались и грубой лести в адрес нового мирового лидера. Выступая 22 февраля 1921 года на заседании Учредительного Собрания ДВР с пространным докладом, председатель правительства Александр Краснощёков заявил: «В отношении Америки: в основе политики Америки лежит стремление не допустить отрезания частей от России. Америка заинтересована в сильной и мощной России. Отсюда ее недоверчивое отношение к Дальневосточной республике. Америка ждет единой российской власти, которую она могла бы признать и с которой могла бы сговориться. Но поскольку на Дальнем Востоке происходит борьба против интервенции, Америка проявляет живейший интерес, так как ставит здесь целью существование твердого правопорядка (это – ее основные условия). Наша работа является подготовительной к признанию ею Дальневосточной Республики». 3 марта Собрание единогласно (редкий случай) приняло «Обращение к американскому конгрессу». В нём авторы буквально расшаркивались перед коллегами-республиканцами: «В этот торжественный для великой американской республики час, когда новое правительство и новый конгресс берут власть в свои руки в один из самых серьезных моментов истории цивилизованного мира, позвольте нам, представителям народа Дальневосточной республики, обратиться к вам, представителям свободного и свободолюбивого американского народа, со словами приветствия и призыва». Было также подчеркнуто: «На всей территории к Востоку от Байкала до Тихого океана организована новая независимая демократическая республика, отличающаяся формой своего правления и социальной структурой от форм, преобладающих в Совроссии». На всякий случай был послан и ещё один пассаж. В передовице главной официальной газеты «Дальне-Восточная Республика» (с подшивкой газеты ознакомился в Забайкальском краевом краеведческом музее им. А.К. Кузнецова и в Государственном архиве ), напечатанной 23 марта, было подчеркнуто: «В отношении, например, Соед. Штатов достаточно было прекращения интервенции, чтобы мы забыли принесенное нам этой страной зло участием в интервенции и благословением полного хозяйничанья и расправ других интервентов. И у самих американцев едва ли имеются теперь даже и сомнения в полной нашей лояльности к ним и в том, что все обиды нами преданы забвению». Все эти тексты были переданы в посольство США в . Более того, в конце марта Александр Краснощёков отправил телеграмму секретарю о допуске дипломатической миссии ДВР в США. С этой же просьбой обратился 26 марта к послу США и представитель миссии ДВР в Китае Игнатий Юрин (Дзевалтовский). Американцы хранили гордое молчание. И в то же время из Вашингтона, по всей видимости, тогда же пошла команда дипломатам на Дальнем Востоке о необходимости сбора информации о «Буфере». Приезд американской миссии 28 апреля корреспондент Дальневосточного телеграфного агентства (Дальта) сообщил в Читу из Пекина: «Из Токио сообщают, что в Читу через выехали коммерческий, а также военный атташе американского посольства в целях политического и экономического обследования положения дел ДВР». Позже пришло сообщение, что коммерческого атташе зовут Джем Оббат (позже в читинских газетах его называли и Аббат, и Абот), а военного – подполковник (позже читинские журналисты повысили его до полковника) Вильям Девис. 3 мая миссия прибыла во Владивосток, откуда съездила в , потом вернулась и по КВЖД отправилась в Читу. В столицу ДВР американские дипломаты прибыли 20 мая, в пути от Владивостока их сопровождал товарищ (так тогда называли заместителей) министра иностранных дел ДВР Иннокентий Кожевников. Уже на следующий день гостям председателем правительства ДВР Александром Краснощёковым был устроен официальный приём, продолжавшийся, как сообщала пресса, три часа. 23 мая американцы побывали у председателя Совета министров республики , а затем у министра транспорта Владимира Шатова, который, как и Краснощёков, долго жил в США и свободно владел английским. 28 мая Оббот и Девис встретились с министром внутренних дел , которому гости пожаловались на то, что до сих пор не получили текста Конституции ДВР, переведенного на английский язык. Встретились они также с министрами труда и земледелия. Была у дипломатов и поездка в первую столицу ДВР город Верхнеудинск (ныне ). 2 июля газета «Дальне-Восточная Правда» сообщила, что «Американская миссия Аббота и полк. Девис в субботу выезжают обратно. Свою задачу ознакомления миссия считает выполненной. Заключение миссии для ДВР самое благоприятное. Шероховатости республики не превышают тех, кои испытывают и все крупные державы. Миссия констатирует, что за границей отсутствует сколько-нибудь достоверная информация о нашем положении». На следующий день в той же газете был напечатан фрагмент разговора корреспондента «Дальта» с военным атташе Девисом. «Последним было подчеркнуто радушное отношение как со стороны Правительства, так и со стороны населения к миссии в Чите и Верхнеудинске. Полк. Девис сказал: «Кроме выраженной по отношению нас дружеской предупредительности, я должен также отметить, что миссии была предоставлена полная возможность ознакомиться всесторонне и детально как с политико-экономической, так и с общественной жизнью республики. Мы провели все это время с большой пользой для возложенной на нас задачи и получили полное представление о действительном положении ДВР и жизни республики. Вместе с этим, здесь мы убедились в той ложной информации, которую дают о ДВР восточные газеты (японские и китайские – авт.). Уже во время нахождения нашего здесь нами, например, были получены восточные газеты, наполненные известиями о восстании в Чите, оставлении ее Правительством и пр. вымыслами. Личное знакомство с читинской жизнью дает нам теперь точное представление о действительном положении вещей. И, конечно, это знакомство послужит укреплению дружеских отношений Америки и ДВР. В Чите уже проживает 12 человек частных американских граждан, и мы желаем, чтобы им, остающимся здесь, было так же хорошо, как и нам». 14 июля корреспондент Дальта из Пекина сообщил, что по информации, данной дипломатами местным газетам, «американская миссия, исследовавшая положение в ДВР, сделает в Вашингтоне одобрительный доклад о политике ДВР ввиду выяснившейся искренности целей, преследуемых читинским правительством. Решение Америки принять читинскую миссию зависит от этого доклада. До сих пор Америка не была уверена в том, что ДВР представляет собою совершенно отдельную от Москвы республику, но доклад это должен выяснить». Заокеанские журналисты и бизнесмены В июне-июле 1921 года в Чите побывало сразу несколько журналистов-американцев. Кем они были – настоящими журналистами или шпионами, укрывшимися за журналистскими удостоверениями, по сей день не ясно. Найти информацию о них пока не удалось. А сомневаться заставляет имя одного из них — «Дейли» (в переводе с английского «ежедневный»). Этот «Дейли» представлял и «Трибун» и был принят и Краснощёковым, и Шатовым. Американский журналист А.Е. Цуккер был корреспондентом англоязычной газеты «Джапан Кроникл» из . Единственным реально известным журналистом был корреспондент « Дэли Ньюс» Джуниус Б. Вуд (в конце 1920-х он работал корреспондентом в Москве). В июле американским журналистам устроили запоминающуюся экскурсию. 24 июля их свозили в бурятское село Угдан. Причём в поездке их сопровождали и министр по национальным делам Карл Лукс, и заместитель министра иностранных дел Иннокентий Кожевников, и председатель Бурят-монгольского автономного управления Пётр Дамбинов. Жители села встретили гостей с традиционным радушием. И, как констатировала 27 июля «Дальне-Восточная Правда», в ответной речи «представитель американской прессы указал, что он уверен в том, что правительство ДВР будет признано американским народом, надеется, что в ближайшем будущем американское правительство делегирует в ДВР своих полномочных представителей». В те же дни в Читу из Благовещенска, как сообщила «Дальне-Восточная Правда», прибыл крупный американский капиталист — гражданин Хамлин, представитель фирмы «Юба-мануфактурин». Цель приезда гр. Хамлина — получение на концессионных началах права на разработку золотоносных площадей в пределах ДВР, в частности в . 21 июля при состоялось совещание по поводу предложений гр. Хамлина из представителей заинтересованных ведомств. И Читу в Вашингтоне всё же услышали. В конце сентября 1921 года посольство США в Пекине передало заместителю главы миссии ДВР в Китае Алексею Агареву текст телеграммы госдепартамента США, в которой выражалось согласие на приезд в Соединенные Штаты торговой делегации ДВР. Госдепартамент обещал оказать делегации «неформальную помощь», что, однако, не означало, как подчеркивалось в телеграмме, официального признания ДВР. 15 октября 1921 года специальная делегация ДВР выехала через Пекин в США и 3 декабря прибыла в Вашингтон. Правда, к участию в Вашингтонской конференции её так и не допустили. Делегации РСФСР было также отказано. .