Войти в почту

Зачем ЕАЭС и Сербия запускают зону свободной торговли

Зона свободной торговли (ЗСТ) союЭС) и Сербией заработает 10 июля. Об этом сообщили в Евразийской экономической комиссии в ходе Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ). Соответствующее соглашение было подписано в Белграде осенью 2019 года. Ранее таможенныествустоснове между Сербией, Россией, Казахстаном и Белоруссией. В Брюсселе уже предупредили, что Сербибудет обязана расторгнуть это сотрудничество перед вступлением в ЕС. Впрочем, как считают эксперты, говорить о конкретных сроках евроинтеграции Сербии преждевременно, ведь проблема с Косовом пока остаётся нерешённой. И хотя коллективный Запад продолжает требовать, чтобы Белград признал самопровозглашённую республику, аналитики сомневаются, что сербские власти выполнят это условие.

Зона свободной торговли Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и Сербии начнёт свою работу с 10 июля. Об этом сообщил министр по торговле ЕЭК Андрей Слепнёв во время Петербургского международного экономического форума.

«Мы с 10 июля запускаем свободную торговлю с Сербией», — цитирует министра агентство РИА Новости.

Напомним, что соглашение о свободной торговле между ЕАЭС и Республикой Сербия было подписано в сентябре 2019 года. До этого момента двусторонние договоры о свободной торговле действовали между Сербией и Россией, Казахстаном и Белоруссией. Кроме того, документ предполагал, что после его вступления в силу тарифные ограничения перестанут действовать также лканским государством с одной стороны и Арменией и Киргизией — с другой.

«Это соглашение придаст новый импульс для расширения торгово-экономического взаимод главаийской экономической комиссии (ЕЭК) Тигран Саркисян.

Торговый эффект

Как пояснила после подписания документа министр поской экономической комиссии (ЕЭК) Вероника Никишина, договорённости о создании ЗСТ углубляют доступ членов таможенного союза к сербскому рынку.

«Иными словами, мы даём полностью полноценный режим свободной торговли для Киргизии и Армении и улучшаем существовавшие двусторонние режимы свободной торговли для Белоруссии, Казахстана и России», — отметила она в интервью РБК.

Со своей стороны, сербский министр торговли Расим Льяич заявил, что создание ЗСТ с ЕАЭС является не политической, а торговой сделкожей на ту, которую Сербия ранее подписала с Турцией и Центрально-европейской ассоциацией свободной торговли (CEFTA).

«Нам следует держать в уме то, что около 83% нашего совокупного товарооборота со странами ЕАЭС приходится на Российскую Федерацию, и поэтому подписание этого единого соглашения для нас имеет столь большое значение», — пояснил Льяич.

Напомним, что в 2019 году товарооборот между Россией и Сербией составил $2,6 млрд, увеличившись по сравнению с показателями 2018 года на 22,64%. Объём российского экспорта в Сербию составил в 2019 году $1,5 млрд. При этом в 2020 году объёмы взаимной торговли сократились на фоне пандемии COVID-19.

Однако, как отмечают эксперты, в текущих реалиях создание ЗСТ между Сербией и ЕАЭС следует рассматривать скорее как политический жест.

«Вступление в силу этого соглашения мало что изменит, поскольку объём торговли Сербии с Казахстаном, Арменией и Киргизией достаточно незначительный, в то время как основная доля торговли в рамках этого партнёрства приходится на Россию, с которой похожее соглашение действовало и ранее», — ес RT ведущий научный сотрудник института Европы РАН Павел Кандель.

Эту точку зрения разделяетМГУ Михаил Лобанов, заместитель директора Института экономики РАН. В беседе с RT он назвал подписание соглашения о зоне свободной торговли с ЕАЭС «имиджевым и политическим шагом» Белграда.

«В сложной внешнеполитической обстановке это реверанс Сербии в сторону России, что важно сербской стороне с политической точки зрения. Для ЕАЭС это событие тоже имеет большое значение, поскольку повышает статус союза на международной арене. При этом с экономической точки зрения эффект будет незначительным, поскольку соглашение о свободной торговле уже действовало с Россией, Белоруссией, Казахстаном — наиболее важными для Сербии членами ЕАЭС», — пояснил эксперт.

«й сигнал ЕС»

Как подчеркнула премьер-министр Сербии Ана Брнабич, в Белграде считают, что этот шаг не противоречит планам республики по вступлению в Евросоюз.

«Думаю, соглашение никоим образом не противоречит нашей [про]европейской политике, а напротив, дополняет её, равно как и наш курс на вступление в ЕС. Ведь укрепление экономики Сербии отвечает интересам Евросоюза, а соглашение о свободной торговле с ЕАЭС предоставит нам возможность этого добиться», — сказала глава сербского правительства после церемонии подписания документа.

Однако решение Белгедовольствонее заявил экс-докладчик Европарламента по Сербии Дэвид Макаллистер (сейчас занимает пост председателя комитета по иностранным делам ЕП), договор между восточноевропейским государством и ЕАЭС должен иметь «оговорку о выходе, которая будет гарантировать, что к моменту вступления в ЕС Сербия сможет выйти из соглашения» с ЕАЭС.

«Сербия должна сделать так, чтобы все её торговые соглашения, договорённости об инвестиционном и экономическом сотрудничестве и прочие соответствующие соглашения были совместимы с законодательством ЕС», — згоду Макаллистер в интервью «Радио Свобода»/«Радио Свободная Европа»*.

Как отмечают со своей стороны аналитики, членство в ЕС малосовместимо с участием в зоне свободной торговли с ЕАЭС. Поэтому, говорит Павел Кандель, как только Сербия вплотную приблизится к вступлению в Евросоюз, ей с большой долей вероятности придётся разорвать соглашение с ЕАЭС.

«Но когда это может произойти, пока не знают ни в самой Сербии, ни тем более в ЕС. Белград стремится в Евросоюз, он регулярно заявляет об этих планах и ведёт переговоры с Брюсселем. Однако этот диалог продвигается не слишком активно. Учитывая последствия пандемии для европейской экономики, расширение ЕС на Западные Балканы вряд ли будет ближайшим приоритетом Брюсселя», — пояснил эксперт.

Похожей точки зрения придерживается и Михаил Лобанов. Он напомнил, что торговые отношения между Россией и Сербией возникли давно, хотя в них до сих пор существуют определённые географические и другие ограничения.

«После вступления в ЕС переориентация начнётся, но она будет ограниченной по масштабу. Всё-таки доля ЕС в структуре внешнеторгового оборота Сербии составляет около 60—70%, в то время как доля ЕАЭС в разы меньше. Вероятно, союз Белграда с ЕАЭС не станет тормозом на пути Сербии в ЕС. Скорее, это определённый сигнал ЕС со стороны сербских властей о том, что Белград готов к смелой политике», — считает эксперт.

Косовский вопрос

Ещё одно требование, которое выдвигает Сербии ЕС, касается территориального вопроса. Ключевым условием вступления республики в Евросоюз является заключение мира между Белградом и штиной. Переговоры ведутся с переменным успехом при посредничестве ЕС и США.

Так, в сентябре 2020 года стороны подписали в Вашингтоне соглашения, призванные нормализовать отношения в регионе. Прежде всего достигнутые договорённости затрагивают экономическую сферу.

При этом изначально в повестке переговоров содержался пункт о признании Сербией самоо Косова. Однако впоследствии, как рассказал сербский лидер Александр Вучич, это положение было исключено.

Тем не менее Запад продолжает настаивать на выполнении этого условия,я в ходе пресс-конференции с председателем президиума Босрцеговины Милорадом Додиком.

«Люди должны знать, что Америка, Германия, крупнейшие силы мира, западнилы, требуют, чтобы Сербия признала Косово так или иначе», — приводит ТАСС слова Вучича.

По итогам переговоров со спецпредставителем ЕС по диалогу Белграда и Приштины Мирославом Лайчаком и заместителем помощника госсекретаря США по европейским и евразийским делам Мэттью Палмером, прошедших 3 июня, сербский лидер опубликовал обращение, в котором говорится, что диалог с Приштиной будет вскоре возобновлён.

Однако, по мнению экспертов, Белград вряд ли поддастся давлению со стороны Запада и признает независимость мятежного края.

«Если подобное произошло бы, политическая карьера Александра Вучича и его сторонников закончилась бы в тот же день», — считает Павел Кандель.

Аналогичного мнения придерживается и Михаил Лобанов.

«Непонятно, как будет решаться косовский вопрос. Ясно только, что вступление Сербии в ЕС в текущих условиях невозможно. Очевидно, что вопрос о признании Косова будет ставиться Западом снова и открыто, и косвенно. Но ни одна политическая сила в Сербии не может принять такое решение, чтобы не потерять при этом всё. Пока сербское руководство пытается выйти из ситуации с гордо поднятой головой», — за

МИ, признанное иностранным агентом по решению Министерства юстиции РФ от 05.12.2017.