В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

о президентских выборах 2021 года в Иране

«Итак, самый сильный конкурент Корпуса стражей был удалён с дистанции, поэтому победа так или иначе будет принадлежать КСИР, вопрос — кому из его кандидатов: молодому сильному управленцу-технократу, тяжеловесу-клерикалу с острым мечом «справедливости» или выступающему на этих выборах в непривычном амплуа критика и «либерала» экс-президенту? Лично для меня, как наблюдателя за иранской властью, эти президентские выборы будут важны как политическая битва аятолл и технократов КСИР: чалмы против генеральских погон».

В закончилась регистрация кандидатов на пост президента. Напомню, что они состоятся 18 июня 2021 года, но список допущенных к выборам мы узнаем только 26—27 мая (и тогда расскажем о каждом кандидате подробно). Экс-президент Ахмадинежад, которого уже дисквалифицировали в 2017-м, заранее сказал, что, если его снимут, он никого поддерживать не будет и вообще разуверится в мировой справедливости и иранской демократии. (Ну-ну.)

Видео дня

Это 13-е по счёту выборы президента в исламской республике, и они отличаются от предыдущих ужесточением правил для участия в них, усилением роли КСИР в отсеивании кандидатов и возможностей Совета стражей снять зарегистрированного кандидата в последний момент перед голосованием, если на него найдётся какой-то компрометирующий материал (а сомнений в способностях разведки КСИР найти компромат даже на только что родившегося младенца у меня нет).

Разработаны эти ужесточения были Советом стражей, специальным надпарламентским органом, который состоит из 12 членов: шесть из них — обязательно представители духовенства, клерики, оставшиеся шесть назначаются духовным лидером Хаменеи. Возглавляет Совет с 1988 года аятолла Ахмад Джаннати, могущественный 94-летний старец.

Издание Hamshahri Online сообщает, что новые правила — повышение возрастного ценза, отсутствие судимостей, обязательный опыт на руководящих и управленческих постах и т. д. — снизили количество кандидатов более чем на 70%. Но шоу Иран всё равно устраивает — чего стоит хотя бы последний день регистрации, когда, узнав, что на выборы приехал регистрироваться умеренный «тяжеловес» Лариджани, почти с десяток ксировских генералов буквально похватали с тумбочек свои паспорта и примчались «регистрироваться тоже» в последний момент, сочтя своим долгом «ответить на твит Лариджани». Или приехавшая в первый день регистрации молодая женщина в чёрном облегающем мотоциклетном костюме с разноцветным маникюром, которая едва не стала причиной вывихов шей сотрудников , где расположен офис регистрации.

В грядущих президентских выборах есть несколько важных особенностей.

1. После восьми лет президентского срока (лагеря прагматиков, глобалистов, сторонников переговоров с ) к власти должны прийти сторонники жёсткой линии.

2. Несмотря на то что правительство Роухани было настроено на сотрудничество с Западом, оно не было в полном смысле реформаторским. Более того, Хасан Роухани был одним из ярких представителей умеренно прагматического крыла аятолл, пришедших к власти в 1979 году после свержения шаха. Настоящая фамилия Хасана Роухани — Ферейдун, а Роухани в переводе означает «священнослужитель, священник», это был боевой псевдоним будущего иранского президента еще в 1970-е, когда он вёл подпольную борьбу против шаха. Так что последние восемь лет президентская власть в Иране принадлежала аятоллам, клану «политически гибкого» Рафсанджани, носителям чалмы и благословения Кума.

Но «защищавшие» мулл солдаты выросли и чувствуют в себе силы рулить страной (защищая ценности Исламской революции, конечно же).

3. Пожалуй, никогда ещё в стране не был так могущественен Корпус стражей Исламской революции (КСИР). Он сосредоточил в себе фактически всю финансовую и военную мощь страны, став государством в государстве.

К этим выборам КСИР готовился задолго и всерьёз: с февраля 2020-го Корпус стражей фактически контролирует парламент страны, судебную систему (юстицию) возглавляет поддерживаемый разведкой КСИР Эбрахим Раиси. Теперь генералам нужен президентский пост, за который они будут биться всерьёз.

4. Именно по этой причине в последний момент, подумав о своём будущем и уступив КСИР, отказался участвовать в выборах самый сильный кандидат прагматиков-роуханистов министр иностранных дел , побеждавший на этих выборах по многим предварительным опросам.

Итак, самый сильный конкурент Корпуса стражей был удалён с дистанции, поэтому победа так или иначе будет принадлежать КСИР, вопрос — кому из его кандидатов: молодому сильному управленцу-технократу, тяжеловесу-клерикалу с острым мечом «справедливости» или выступающему на этих выборах в непривычном амплуа критика и «либерала» экс-президенту?

Лично для меня, как наблюдателя за иранской властью, эти президентские выборы будут важны как политическая битва аятолл и технократов КСИР: чалмы против генеральских погон.

Многие в Иране считают, что аятолл во власти уже не будет — ни умеренных, ни жёстких. Посмотрим.

Мы сделали иконографику по самым сильным кандидатам, подавшим заявки на регистрацию в выборах, чтобы вам удобнее было с ними ознакомиться. Кто-то из них — следующий президент Ирана.

КСИР

1968 года рождения, докторская степень в области гражданского строительства, бывший командующий Khatam al-Anbiya Construction Camp — самого мощного финансового учреждения КСИР с многомиллиардными оборотами и не менее чем 40 тыс. служащих, в котором сосредоточены все важнейшие инфраструктурные проекты страны в области строительства, нефтегаза, нефтехимии и т. д. Ударная сила «экономики сопротивления». Чтобы баллотироваться в президенты, Мохаммад оставил пост, что говорит о согласованности его действий с Хаменеи и высоких шансах на победу.

Генерал КСИР по званию и молодой технократ-управленец по сути.

1957 года рождения, бывший министр обороны первого правительства Роухани, офицер ВВС КСИР, участник ирано-иракской войны, командовал учебным корпусом КСИР в и . Сегодня — советник Хаменеи. Не состоит ни в какой политической партии, одним из первых о его выдвижении написали британская и американские СМИ как о вероятном «милитари кандидате» на победу.

1954 года рождения, самый возрастной кандидат, но некогда самый молодой главнокомандующий КСИР в истории, стал им в 27 лет, «командир» для почти всех топовых генералов КСИР в политическом истеблишменте Ирана, прошёл с ними ирано-иракскую войну, секретарь Совета политической целесообразности и «регулярный» кандидат — участвует в президентских выборах с 2009 года и не выигрывает.

1956 года рождения, выпускник Тегеранского университета науки и технологий, участник войны с в составе спецподразделения «Басидж» (входящего в КСИР). После войны начал политическую карьеру — возглавлял администрации городов Хой и Маку, в перерыве между губернаторством в провинции Ардебиль и мэрством в преподавал, два раза подряд был самым неоднозначным президентом Ирана. Политический тяжеловес — популист, харизматик, опирается на «простой народ», при этом исторически усилил роль КСИР в политике и экономике во время своего правления и провёл приватизацию. К этим выборам решил сменить амплуа — критикует правительство, сделку с , хочет договориться с американцами, часть консерваторов саркастически называет его теперь «либералом».

Прагматики-реформаторы

1957 года рождения, представитель влиятельного семейного клана. Сын аятоллы, рождён в иракском Наджафе, доктор философии, при президенте Хатами был ключевым переговорщиком по ядерной программе Ирана, с 2008 по 2020 год был спикером парламента и медиатором ирано-китайских отношений. Брат Садик Лариджани возглавлял судебную систему и метил в наследники Хаменеи, но был смещён группой КСИР, продвинувшей Раиси. Представляет интересы аятолл умеренно прагматического лагеря. Несмотря на влиятельность клана, не очень популярен как публичный политик.

1957 года рождения, с 2013 года — бессменный первый вице-президент правительства Хасана Роухани, экс-министр промышленности и шахт правительства либерального президента Хатами. За восемь лет политической карьеры более всего прославился тем, что одним из первых в иранской политической элите подхватил коронавирус и чудесно излечился. В 2018-м его брат Мехди фигурировал в деле о коррупции, за которым стояла разведка КСИР и фигура нынешнего главы судебной власти. Политический подтекст дел против людей Роухани был очевиден, но на эти выборы он может быть допущен Советом стражей как реформатор с самым высоким антирейтингом симпатий, шансы которого малы.

1956 года рождения, иранский реформист и старший член Фронта участия Исламского Ирана, участник Зелёного движения (многие иранцы до сих пор носят на запястьях браслеты из зелёных ленточек — символ протеста) — самого массового и длительного протеста против избрания Ахмадинежада в 2009 году, ставшего угрозой режиму. Был приговорён к шести годам тюрьмы и запрету заниматься политикой в течение десяти лет. Один из семи реформистов, подавших иск против нескольких командиров КСИР за их предполагаемое вмешательство в выборы. Однозначно будет дисквалифицирован и снят.

Клерик-тяжеловес

1960 года рождения, глава юстиции, аятолла, зять влиятельного клерика-консерватора, член партии «Ассоциация воинствующего духовенства», самый жёсткий из всех сторонников жёсткой линии, в иранских медиа считается главным претендентом на победу. Управляет многомиллиардным исламским фондом «Астан-э Кудс Резави». Это его третьи президентские выборы — двое предыдущих были проиграны нынешнему президенту Роухани, но за последние два года он заметно нарастил политический вес и на официальных мероприятиях появляется по левую руку от духовного лидера, называясь в числе его вероятных преемников. Раиси выдвинулся как независимый кандидат, но его популистская «борьба с коррупцией», «чистки» и резонансные уголовные дела в отношении неугодных осуществляются при поддержке КСИР и духовного лидера.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.