В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Китай или Россия: Анкару призвали сделать сложный выбор

В закончился период тесного сотрудничества с и выросла необходимость альянса с Западом. К такому выводу пришел политолог Эрдар Салам, передает Cumhuriyet.

«Прекрасный период медового месяца с Россией завершен, нужно сделать выбор: или Россия», — сообщил эксперт.

Видео дня

Он также отметил, что результат сотрудничества с любой из этих стран будет менее выгодным, чем альянс с Западом.

Салам подчеркнул, что в текущей геополитической ситуации Турция как никогда нуждается в поддержке западной стороны, а особенно . Он добавил, что у Турции есть «важные козыри» для развития отношения с США и Европой.

Так Салам объяснил мягкую реакцию лидера страны на признание американским президентом геноцида армян в Османской империи.

Президент США Джо Байден официально признал геноцид армян в начале XX века в Османской империи. Об этом говорится в заявлении американского лидера, размещенном на сайте Белого дома.

Рамблер

«Каждый год в этот день мы вспоминаем всех тех, кто погиб в результате геноцида армян во времена Османской империи, и вновь обязуемся предотвратить повторение подобных злодеяний», — сказано в сообщении.

Глава Белого дома также напомнил, что «начиная с 24 апреля 1915 года, когда османские власти арестовали представителей армянской интеллигенции и лидеров общин в Константинополе», «в рамках кампании по истреблению» были «депортированы, убиты или отправлены на смерть» 1,5 млн армян.

«Американский народ чтит всех армян, которые погибли в результате геноцида, начавшегося 106 лет назад», — отметил Байден.

По его словам, армяне, которые в итоге были вынуждены бежать в США, внесли весомый вклад в развитие этой страны.

Известно, что предыдущий президент США отказывался признать геноцид армян, так как опасался ухудшения отношений с Турцией.

24 апреля в ежегодно отмечают День памяти жертв геноцида армян.

12 декабря 2019 года Сенат принял резолюцию о необходимости официально признавать и помнить геноцид армян.

Ранее факт геноцида армянского народа в Османской империи признали 23 государства. Турция традиционно отвергает соответствующие обвинения.

Президент США Джо Байден объявил, что официально признает геноцид армян в Османской империи в 1915 году. На это сразу ответил представитель турецкой стороны.

По словам главы мид Турции Мевлюта Чавушоглу, не признает заявление Байдена, так как слова не способны переписать историю, передает ТАСС.

"Политический оппортунизм - величайшее предательство мира и справедливости. Это заявление основано только на популизме", - добавил он.

В Турции захотели приостановить действие турецко-американского соглашения о сотрудничестве в сфере обороны и экономики. Такое решение может быть принято в ответ на заявление президента США Джо Байдена, признавшего массовую гибель армян в Османской империи в начале XX века геноцидом. Об этом со ссылкой на источник сообщает агентство Bloomberg.

По имеющимся данным, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган готовится собрать заседание кабинета министров и озвучить ответные меры в отношении США, среди которых якобы будет заморозка двустороннего соглашения об обороне и экономическом сотрудничестве. Оно в свое время позволило стране сотрудничать с США в конфликтах в Сирии и Ираке.

Данный пакт является одним из ключевых элементов оборонного сотрудничества государств. Он обеспечивает Турции и США взаимопомощь в области безопасности: возможность обмениваться разведданными, проводить совместные учения и предоставлять доступ американским военным к турецким авиабазам. Кроме того, по соглашению США оказывают финансовую и экономическую помощь Турции, а также поддерживают развитие и модернизацию ее военной промышленности.

Россия и Турция могут пойти на сближение в двусторонних отношениях на фоне заявления президента США Джо Байдена, признавшего геноцид армян в Османской империи в начале XX века. С таким прогнозом выступил в беседе с ТАСС председатель турецкой Догу Перинчек.

После его (Байдена. — NEWS.ru) заявления отношения Турции и России однозначно сблизятся. Заявление Байдена — это наступление против Турции, против Азии, против России и Китая, — заявил парламентарий.

По мнению Перинчека, подобные высказывания американского лидера неприкрыто демонстрируют намерение свергнуть администрацию действующего президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. В дальнейшем, как отмечает политик, Байден может принять аналогичные меры в отношении Москвы и Пекина.

Россия со временем способна убедить Турцию в правильности своей позиции по крымскому вопросу, однако донести то же самое до Украины вряд ли возможно, заявил журналистам в пятницу пресс-секретарь президента РФ .

Рамблер

"Их заявления по Крыму относятся к категории вопросов, по которым у нас по-прежнему имеются серьезные разногласия, - сказал представитель Кремля. - Эти разногласия вряд ли можно урегулировать с украинской стороной, но мы надеемся, что наша последовательная линия позволит все-таки убедить наших турецких партнеров в том, что их нынешняя позиция в отношении Крыма совсем неверная".

При этом Песков отметил, что отношения, которые Турция выстраивает с соседними странами, относятся к сфере суверенного права государства.

"Что касается переговоров президента [Турции Реджепа Тайипа] Эрдогана и президента [Украины Владимира] Зеленского - это двусторонние отношения двух государств", - сказал пресс-секретарь российского лидера.

Песков отрицательно ответил на вопрос, произошло ли в последние недели какие-либо "похолодание" в отношениях России с Турцией, отметив, наоборот, что отношения двух стран развиваются.

10 апреля Эрдоган заявил, что на переговорах с украинским коллегой в Стамбуле он подтвердил решение Анкары не признавать "аннексию Крыма".

"Мы выступаем за территориальную целостность и суверенитет Украины. Мы подтвердили наше принципиальное решение не признавать аннексию Крыма. Мы заявили, что поддерживаем инициативу Украины в виде "Крымской платформы", которая направлена на сближение международного сообщества по Крыму", - сообщил он на пресс-конференции, трансляцию которой вел телеканал TRT.

Турция разыгрывает наряду с российской и китайскую карту в торге с Западом, заявляя, что имеет альтернативный вариант действий в виде дрейфа в сторону евразийского блока во главе с Москвой и Пекином. Однако пока нет серьезных оснований говорить о смещении оси в турецкой внешней политике. Более реально констатировать то, что Турция и Китай ищут удобную модель для сотрудничества не только на евразийском пространстве, что возможно лишь при наличии прочных межгосударственных связей.

Министр иностранных дел, член Ван И совершил официальный визит в Турцию, где провел переговоры со своим турецким коллегой и был принят президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом. Стороны подробно обсудили двухсторонние отношения, а также представляющие взаимный интерес международные и региональные вопросы.

В этом нет ничего необычного. Китайско-турецкие отношения сейчас на подъеме. Две страны связывает ряд соглашений, направленных на интенсификацию связей в сфере экономики и торговли, совместную реализацию инфраструктурных проектов в третьих странах, участие Турции в проекте нового Шелкового пути, который призван активизировать отношения не только между Анкарой и Пекином, но и республиками Закавказья и Средней Азии, растут объемы торговли. Так что есть о чем вести разговор, тем более что Турция, оказавшаяся по разным причинам в сложном экономическом положении, заинтересована в прямых инвестициях китайских компаний, притягательными отраслями для которых являются технологии, энергетика и туризм. По оценке западных экспертов, «денежные потоки из Китая, второго по величине партнера Турции по импорту после России, стали критически важными для Эрдогана и укрепили власть президента в критические моменты». Но существуют определенные нюансы.

Дело в том, что Ван И посетил Турцию в формате большого недельного турне по странам Ближнего Востока: Иран, Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Оман. Такие «пакетные визиты» входят в моду у китайской дипломатии. В конце августа 2020 года министр совершил свою первую с начала пандемии зарубежную поездку по пяти европейским странам, включающим Италию, Нидерланды, Норвегию, Францию и Германию. В начале января нынешнего года состоялось его турне по ряду стран Африки. И вот теперь Ближний Восток, где Пекин демонстрирует свое искусство заниматься многосторонней дипломатией, в частности, проводить многосторонние переговоров, которые, как полагают в Китае, «создают возможности для коллективного управления взаимозависимостью», а не сводить все к вопросам двухсторонней внешней политики и торговли. Не случайно Китай выдвинул большую инициативу по Ближнему Востоку.

Пекин предложил несколько принципов урегулирования: не смотреть на Ближний Восток слепо с точки зрения геополитической конкуренции, поддерживать страны в поиске путей независимого развития, подходить к урегулированию с позиций справедливости и беспристрастности, обеспечить нераспространение ядерного оружия, подталкивать страны к равноправному диалогу и учету мнений друг друга, а также к улучшению взаимоотношений, ускорить сотрудничество в целях развития. По большому счету, это первая серьезная заявка Пекина на политическое и геополитическое доминирование в регионе, под чем имеется серьезное экономическое обоснование. Почти 60% объема торговли Китая приходится на страны Аравийского полуострова — Катар, Королевство Саудовская Аравия, Бахрейн, ОАЭ, Оман и другие. Значительное расширение долгосрочных и взаимовыгодных связей, укрепление своего авторитета и влияния в этом регионе являются одними из основных задач современной внешней политики Пекина.

В свою очередь, это выводит экспертов по поиск ответов на вопрос, какую роль Китай в этой новой стратегии отводит Турции и как та вписывается в концепцию китайской внешней политики. Тем более что до недавнего времени Пекин не вмешивался в вооруженные противостояния в этом регионе, не навязывал никому своих идеологических или политических догматов. Но сейчас в новой ближневосточной стратегии Китая в качестве реального стратегического его партнера стал выступать Иран, с которым в ходе визита Ван И в Тегеран было подписано историческое 25-летнее соглашение о сотрудничестве. Это потенциально затрагивает Анкару, вовлеченную в геополитический проект «Один пояс, один путь». Ведь Турция для Китая интересна не только как транзитное государство, она занимает важное место в евразийской архитектуре.

Географическое расположение на стыке Европы и Азии с выходом к четырем морям объективно выдвигает Анкару на роль ключевого звена для Пекина. Тем более что Турция вступила на путь оппортунистической политики в отношении своих западных партнеров и пытается выстроить независимую внешнюю политику, что находит поддержку в Пекине. Анкара, как пишет стамбульское издание Radikal, получает «возможность разыгрывать наряду с российской и китайскую карту в торге с Западом, это заявка на то, что она имеет альтернативный вариант действий в виде дрейфа в сторону евразийского блока во главе с Россией и Китаем». Иными словами, Турция, «обижаясь» на Запад, отдаляется от него, ищет новые пространства для маневра и новые стратегические позиции, хотя нет пока серьезных оснований говорить о смещении оси турецкой внешней политики.

Более реально констатировать то, что Турция и Китай ищут удобную модель для сотрудничества не только на евразийском пространстве, что возможно лишь при наличии прочных межгосударственных связей. Именно в таком контексте воспринимается нынешний визит в Анкару министра Ван И. До полной стыковки инициатив в формате взаимодействия по конкретным проектам еще не близко.