В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

о предвыборных интригах во Франции

«, как никто другой, знает, насколько важно во Франции дружить с владельцами крупнейших изданий и медиагрупп. Тем более их не так много. Каждый раз, когда возникают слухи о купле-продаже каких-то СМИ, разговоры идут в основном вокруг четырёх фамилий: Арно, Лагардер, Ньель, Боллоре. Первые трое на стороне нынешнего главы государства, а вот последний придерживается консервативных правых взглядов и этим очень беспокоит Елисейский дворец. Тем забавнее наблюдать, как за год до президентских выборов на медийном рынке началось движение».

Эммануэль Макрон как никто другой знает, насколько важно во Франции дружить с владельцами крупнейших изданий и медиагрупп. Тем более их не так много. Каждый раз, когда возникают слухи о купле-продаже каких-то СМИ, разговоры идут в основном вокруг четырёх фамилий: Арно, Лагардер, Ниель, Боллоре. Первые трое на стороне нынешнего главы государства, а вот последний придерживается консервативных правых взглядов, и это очень беспокоит Елисейский дворец. Тем забавнее наблюдать, как за год до президентских выборов на медийном рынке Франции началось движение.

Видео дня

Господин Лагардер, владелец знаменитого издательского дома Hachette, погряз в долгах и выставил на продажу тяния, как Paris Match и Le Journal du Dimanche JDD (буквально накануне там было опубликовано развёрнутое интервью Макрона). Купить их тут же нацелился бретонский миллиардер Боллоре. В его активе новостнойрый за последний год удвоил свою аудиторию, обойдя TF1 и LCI. За счёт чего? За счёт открытого обсуждения миграционной политики, предоставления эфира различным экспертам, там часто выступает журналист и писатель Эрик Земмур (которого нередко обвиняют в исламофобии), хроникёром в прошлом году хотели сделать племянницу Ле Пен Марион Марешаль.

Канал выдерживает линию прческих консерваторов, которые открыто ищут альтернативного кандидата на грядущих выборах в 2022 году. Учитываят очередную дуэль между Эмануэлем Макроном и Марин Ле Пен, растущая популярность такого канала очень тревожит Елисейский дворец. В дополнение Боллоре задумал приобрести у Лагардера самое известное частное радио Франции Europe 1. Во дворце расценили это как попытку и радиоэфир наводнить правыми идеями, что сделает переизбрание Макрона ещё более трудной задачей. И тут главе государства на помощь пришёл миллиардер Бернар Арно, сорвав сделку, а летом того же года Макрон в ответ на это помог ему решить спор с американцами и приобрести люксовую компанию Tiffany.

Вообще, отношения между четой Макрон и Арно давние и дружескизидента Брижит преподавала его детям французский язык в лицее Франклина, и они до сих пор часто встречаются лично. Поговаривают, что после месяцев боданий между двумя медиамагнатами было достигнуто некое понимание, что радиостанция всё же может отойти Боллоре, но в таком случае два издания — Paris Match и JDD — получит Арно. Такое джентльменское соглашение о разделе сфер влияния.

Посмотрим. Но надо отдать должное президенту: он пытался склонить непокорного правого миллиардера на свою сторону, подключив к делу даже такого тяжеловеса, как Николя Саркози. Тем же летом (в июне 2020 года) он пригласил их обоих вместе с супругами к себе на ужин. Удобно расположившись в тени сада Елисейского дворца, Карла Бруни верещала и фотографировалась с дамами, а мужчины, как утверждается, обсуждали исключительно заморские дела. Дело в том, что Боллоре ко всему прочему владеет логистической компанией на 25 тыс. человек, 18 портами в Западной Африке, влияет на выборы, причём его предпочтения и там идут вразрез с макроновскими, а сам президент и не думал помогать Боллоре продвигать интересы компании в том регионе. Но в тот вечер всё было мирно.

Говорят, что обсуждали будущее электрических батарей, в которые Боллоре намерен инвестировать, после десерта по традиции, как это заведено у бизнесменов, на троих раскурили сигару. Но, увы, сближения не случилось. С тех пор в эфире между ними полная тишина. Правда, в марте стало известно, что консервативный магнат Боллоре нацелился на приобретение второй по величине аудиовизуальной группы Франции RTL-M6. Его ут же оказались всё те же — Бернар Арно и Ксавье Ньель. Второй — миллиардер, совладелец газеты Le Monde, близко дружит с Макроном ещё с тех пор, как тот работал банкиром у Ротшильдов.

За судьбой этой сделки, как и за всеми такими движениями на рынке медиа, в Елисейском дворце пристально следят. Важную роль в предвыборном раскладе будет играть и позиция главного новостного телеканала BFMTV.

Я помню, как на старте прошлой кампании Макрона пригласили прокомментировать скандал вокруг фиктивного трудоустройства жены кандидата от правых Франсуа Фийона. Это было чуть ли не одно из первых его появлений в эфире. Он выглядел бледно, тушевался, всё пытался перевести разговор на свои предвыборные предложения, а ведущие смотрели на этого молодого выскочку свысока, с едва уловимой насмешкой, и всё время прерывали, чтобы вернуть в русло заданной темы — обсуждения другого, гораздо более известного политика, лидера гонки. А потом всё вдруг поменялось, как по щелчку пальцев.

Надо отдать должное Макрону, он очень много и быстро учился. Как вести себя, как подавать, как говорить. Занимался с преподавателем. Разница была заметна с каждым последующим интервью и выступлением, он набирался опыта и вёл себя гораздо более уверенно. Внимание журналистов переключилось целиком и полностью на него. Вокруг образовался такой медийный пузырь, формировавший образ нового, прогрессивного молодого политика. Соперники подсчитали, что эфирного времени у Макрона на выходе получилось больше, чем у всех остальных кандидатов вместе взятых. Нехилый ресурс.

Прежний владелец канала считался его сторонником, а во время кризиса «жёлтых жилетов» BFMTV возглавил новый человек, который ещё в 2014-м (до того как Макрон стал министром экономики) предложил ему вместе вести шоу на RTL, да и с Брижит они на ты. В общем, тоже свой человек. Так что по крайней мере здесь Макрону можно не волноваться. Но одним каналом избран не будешь. Нужны успехи, выполненные обещания, достижения. С этим пока всё непросто. Время выпало непростое — то «жёлтые жилеты», то трудные, непопулярные реформы, то санитарный кризис. Внутри самой партии разброд и шатание. Что левые, что правые всё чаще говорят, что не будут голосовать за Макрона, допускают даже отказ от выстраивания совместного заслона против Марин Ле Пен. В таких условиях поддержка СМИ для кандидатов будет крайне важна, и многое будет зависеть от того, кому что достанется после большого передела медийного рынка Франции.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.