В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Вялый старт Джозефа Байдена

Вялый старт Джозефа Байдена
Фото: ТАССТАСС
Число умерших от COVID-19 в преодолело психологически важную отметку полмиллиона человек. Обозреватель общенациональной газеты USA Today предлагает захоронить останки этих людей во флоридском поместье — Мар-а-Лаго. На его взгляд, такое кладбище стало бы "тем памятником, которого по справедливости заслуживает" правление 45-го президента США.
Сам Трамп в воскресенье выступил на ежегодной Конференции консервативных политических действий (CPAC). По сути, впервые после отъезда из Белого дома он вновь оказался на авансцене политической жизни страны. В очередной раз заверив своих сторонников, что их путешествие "далеко не окончено", что им предстоит вместе вести "историческую борьбу за будущее Америки, за [ее] культуру, институты, границы и самые драгоценные принципы", экс-президент сказал, что не станет создавать новую партию, чтобы не раскалывать консервативный электорат. Он назвал начало правления его сменщика демократа "самым катастрофическим в современной истории" и, отметил, что "всего за какой-то краткий месяц" произошел откат от "Америки на первом месте до Америки на последнем".
В общем, информационная и идеологическая "гражданская война" за океаном не утихает. Продолжаются и кризисы, причем не только медицинский и вызванный им экономический. Руководитель аппарата сотрудников Белого дома Рон Клайн на днях напомнил, что Байден сражается с "четырьмя кризисами" сразу. Помимо упомянутых напастей имеются в виду глобальное изменение климата и сильное обострение напряженности в межрасовых отношениях в США.
Ни шатко ни валко
Казалось бы, подобное сочетание вызовов требует чрезвычайных и безотлагательных ответных мер. Однако по действиям Белого дома незаметно, чтобы тот особо спешил. Есть, правда, яркое, важное и приятное исключение — молниеносное продление российско-американского Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ). Но там дело было не только в сильной обоюдной заинтересованности сторон — всех еще торопил календарь.
Также в первые дни своего пребывания у власти Байден аннулировал целый ряд решений Трампа. В частности, он распорядился вернуть США во и Парижское соглашение по климату, отменил режим чрезвычайного положения на границе с и остановил там строительство ограждений, снял запрет на въезд в США граждан ряда мусульманских стран, блокировал прокладку нефтепровода Keystone XL между США и .
Заодно новый хозяин Белого дома обязал подчиненных усилить борьбу с "системным расизмом", в том числе в тюрьмах. Снял ограничения на службу трансгендеров в вооруженных силах, потребовал обязательного ношения защитных масок в федеральных госучреждениях США. Трамп, как известно, не носил "средства индивидуальной защиты" и переболел коронавирусом. А Байден на первых же кадрах из президентского Овального кабинета предстал в маске, которую не снимал даже за рабочим столом.
Все это создавало видимость перемен, кажущейся активности новой власти. Но попутно и закрепляло впечатление, что Байден не столько продвигает собственную повестку дня, сколько разрушает сделанное предшественником, которого он даже не называл по имени, а именовал "тем, кто был раньше" (the former guy).
Подводя итоги первого месяца его пребывания у власти, информационное агентство Associated Press указывало, что, хоть одним из зримых символов стали заранее заготовленные для подписания указов именные сувенирные авторучки Байдена, в основном плоды его трудов свелись к "стиранию следов" Трампа. То есть пригодился бы, скорее, ластик. Агентство также подметило, что "сформировался шаблон: [новый] президент и его команда намеренно занижают ожидания, особенно по вакцинации и открытию школ, а затем пытаются набирать политические очки, опережая собственное расписание".
К тому же даже для союзников президента-демократа очевидно, что в политике одним росчерком пера проблемы не решаются. New York Times напечатала редакционную статью "Полегче с исполнительными распоряжениями, Джо", в которой подчеркнула, что "проведение законодательных мер через Конгресс — более верный путь".
"Исполнительные указы гораздо более эфемерны и легко устранимы, чем законодательство, — напоминала New York Times. — Это может создавать "эффект отката", при котором каждый [новый] президент торопится разрушить труды предшественника. Как Трамп в свое время обращал вспять как можно больше директив президента , так теперь Байден во многом переиначивает переиначенное Трампом".
"С исполнительными указами всегда маячит перспектива очередных президентских выборов, грозящих перевернуть все с ног на голову всего через несколько лет, — констатировала газета. — Это порождает нестабильность и неуверенность, чреватую существенными экономическими и гуманитарными издержками". Добавлю, что издержки эти сполна ощущаются не только американцами, но и всеми, кто привык на них оглядываться, за пределами США.
"Страна ждет дел"
В какой-то мере действия новых властей в Вашингтоне — часть целенаправленной стратегии, призванной успокоить народ, сбить накал страстей. Еще в ходе предвыборной кампании Обама обещал соотечественникам, что тем не придется в случае победы Байдена и его напарницы Камалы Харрис продолжать постоянно следить за "политическим цирком" в Вашингтоне. "Вам не станут каждый день забивать этим мозги и мотать нервы, — сказал он. — Можно будет просто спокойно заниматься своей жизнью".
Но покой покоем, а "время-то уходит". Напомнила на днях об этом газета Politico в материале "Медленный старт Байдена" — новый президент отстает от предшественников и по темпам утверждения кадровых назначений в своей администрации, и по другим показателям.
Согласно публикации, при Обаме пакет антикризисных мер был утвержден Конгрессом и подписан президентом 17 февраля 2009 года (тогда тоже был кризис, вызванный обвалом рынков ипотечного кредитования в США — Великая рецессия). При Байдене новый "спасательный круг" для экономики ожидается не раньше 14 марта. Обама 24 февраля впервые выступил на совместном заседании обеих палат Конгресса с речью о положении страны и перспективах ее развития; аналогичное выступление Байдена опять же сдвинуто на март. Да и оно под вопросом, поскольку и. о. шефа полиции Капитолия предупреждает, что экстремисты грозят взорвать здание в момент представления послания, чтобы "убить как можно больше" законодателей. Даже на Мюнхенской конференции по безопасности Байден выступил на пару недель позже, чем в том же 2009 году, когда он был вице-президентом при Обаме.
В принципе все это объяснимо нынешним особым стечением обстоятельств, включая практически полное равенство сил в Сенате.
Так или иначе, по свидетельству Politico, сейчас уже "некоторые демократы начинают ерзать". Издание ссылается на служебную записку старшего советника президента — Майкла Донилона, формально адресованную высшему руководству администрации, "а на самом деле предназначавшуюся для СМИ" и призванную "заверить левых, что Байден сознает опасность застоя". Главный вывод сформулирован просто: страна ждет дел, а не слов.
"Человек без комплексов"
В целом команда Байдена и ее первые шаги пока выглядят, пожалуй, попыткой нащупать путь не столько прорыва в будущее, сколько возвращения в недавнее прошлое, которое задним числом несколько приукрашивается.
Можно перелистать посвященные Байдену страницы мемуаров Обамы, выпущенных в канун ноябрьских выборов. На мой взгляд, они свидетельствуют прежде всего о том, что особой близости между двумя политиками никогда не было, хотя со временем они и сработались, притерлись друг к другу. Но по складу характера и жизненному опыту они были и остаются очень разными.
Обама не скрывает, что при выборе напарника, кандидата в вице-президенты, ему изначально импонировал — ныне сенатор, а в то время губернатор штата Вирджиния. Просто и ему, и его ближайшим советникам тогда показалось опасным предлагать избирателям "двоих сравнительно молодых, неопытных и либеральных юристов-цивилистов" в одном тандеме. А Байден уже тогда был сенатором-ветераном, обладавшим огромным опытом во внутренней и особенно внешней политике и "более чем готовым занять пост президента, если бы со мной что-то случилось", — пишет Обама.
Пересказывать заново известную историю о том, как и на каких условиях Байден согласился тогда стать "вторым номером" при Обаме, нет смысла; приведу только личностные характеристики. "Джо был сама теплота, человек без комплексов", — пишет экс-президент. Противопоставляя эти свойства собственному "прохладному и сдержанному" темпераменту, он вспоминает об "ослепительной улыбке" Байдена, манере изливать на всех вокруг "поток рукопожатий, объятий, поцелуев, похлопываний по плечу, комплиментов и шуток". А "оборотной стороной энтузиазма" напарника экс-президент считает его неуемную говорливость, чреватую "словесными ляпами".
Наибольшее впечатление на Обаму, по его словам, производит в Байдене "сила духа". "В детстве он преодолел сильное заикание, а в зрелом возрасте — две аневризмы сосудов головного мозга. В политике он знавал как ранние успехи, так и досадные поражения. К тому же он перенес невообразимую трагедию", потеряв в 1972 году в результате автокатастрофы жену и годовалую дочь. В 2015 году от рака умер на 47-м году жизни его старший сын Джозеф Байден — третий.
Завершая рассказ о личных качествах напарника, Обама пишет: "Самым важным было то, что я нутром чуял, что Джо порядочен, честен и лоялен. Я верил, что для него небезразличны простые люди и что в трудной ситуации на него можно положиться. И я не остался разочарован".
Генералам спуску не давать
Что касается роли Байдена в американской политике при Обаме, я зацепился за ранее неизвестный мне факт: оказывается, вице-президент был в Белом доме одним из главных поборников решительного обуздания и подчинения военных гражданскому руководству, выступал против вмешательства в и других "аванюрах". Обама описывает несколько случаев, когда опытный напарник призывал его не давать спуску генералам и "не позволять им загонять себя в угол". По его словам, именно из-за публичной насмешки над вице-президентом был уволен генерал , командовавший войсками США и в .
Впрочем, попутно Обама опровергает позднейшие утверждения экс-министра обороны США "и других" источников, "будто Байден был одним из заводил среди тех, кто отравлял отношения между Белым домом и Пентагоном". "На самом деле я считал, что Джо оказывает мне услугу, ставя жесткие вопросы о планах военных", — пишет бывший глава государства.
В свете этих откровений логично задуматься и о том, каковы сейчас взаимоотношения действующего президента с верхушкой командования вооруженных сил США. С одной стороны, известно, что незадолго до выборов более 200 отставных американских генералов и адмиралов, в том числе и служивших при Трампе, публично выступили в поддержку Байдена (среди них, кстати, был и Маккристал). С другой, любопытно, что пост главы Пентагона достался все же не белой даме по имени Мишель Флорной, как многие ожидали, а чернокожему генералу — бывшему сослуживцу и знакомому старшего сына Байдена по . К тому же Остин еще и набожный католик, как и его нынешний верховный главнокомандующий.
В книге Обамы его бывший "второй номер" — отнюдь не главный герой, что естественно для мемуаров. Лично близки к президенту были другие люди: от членов семьи до давних друзей вроде ; таких схожих по возрасту и взглядам советников, как , и , и даже личных помощников, тренеров и телохранителей.
Например, Макдоноу теперь стал министром по делам ветеранов в администрации Байдена, Пауэр готовится возглавить Агентство международного развития США. Но на первый план выдвинулись другие люди, прежде всего , который всегда считался "правой рукой" Байдена, а теперь занял ключевой пост госсекретаря. Обама же о нем упоминает лишь мимоходом.
Не пишет он и о роли Байдена в отношениях США с Украиной и — может, из-за политической скользкости темы по нынешним временам, а может, и просто потому, что рассказ еще не окончен. "Земля обетованная" —лишь первый том мемуаров Обамы. Завершается он на мажорной для автора ноте: воспоминанием о том, как их с Байденом знакомили в 2011 году с отрядом спецназовцев, участвовавших в операции по уничтожению главаря Усамы бен Ладена в пакистанском Абботтабаде.
и без лишнего шума
C позиций сегодняшнего дня повествование показалось мне хоть и несколько затянутым, но интересным, полезным и поучительным. И не только потому, что многие персонажи, начиная с Байдена, теперь вновь стоят у руля американской политики. Некоторые из поднятых тем стали с течением времени, пожалуй, даже более злободневными. Взять хотя бы хакерские атаки. Обама, например, упоминает, что еще в ходе предвыборной гонки 2008 года китайские хакеры "взломали компьютерную систему штаб-квартиры" его кампании.
Он тогда возмутился и поднял шум по поводу "иностранного вмешательства"? Как бы не так! Наоборот, он, по его словам, даже обрадовался, поскольку "воспринял это как позитивный признак для своих перспектив на выборах".
Позже, уже в ходе его первого официального президентского визита в Пекин, члены его делегации настолько боялись прослушки и видеозаписи в гостинице, что некоторые даже душ принимали без света, в темноте. Основания для опасений в принципе имелись: однажды один из американских министров, неожиданно вернувшись за забытой вещью в свой номер, застал там, помимо горничных, "пару джентльменов в штатском", рывшихся в его бумагах. При его появлении те без всяких извинений и вообще без единого слова поднялись и ушли.
Но и в этом случае также обошлось без скандала, хотя почти сразу после инцидента состоялась встреча Обамы с тогдашним лидером КНР . "У нас с китайцами был слишком большой бизнес — и мы сами за ними достаточно много шпионили для того, чтобы желать поднимать вонь", — откровенно признает бывший президент США.