Эпидемия и политика: что ждёт Украину в ближайшем будущем 

Эпидемия и политика: что ждёт Украину в ближайшем будущем
Фото: Украина.ру
Собственно, из актуальных задач решена была только одна — проведены местные выборы с немного прогнозируемым результатом (поражение новой власти). Все остальные задачи надо как-то решать.
Эпидемия, карантин, вакцинация, кадры
Собственно, заканчивается полусезон подготовкой к локдауну и обсуждением того, кто будет нести персональную ответственность за последствия.
Может сложиться впечатление, что ситуация на  такая же, как в России, — тут тоже ответственный за борьбу с эпидемией (мэр  ) делает успокаивающие заявления, а потом вводит ограничительные меры. Но на самом деле сходство кажущееся.
Российские власти, как видно, действуют по заранее разработанному плану, вводя те или иные ограничения в зависимости от количества заболевших и госпитализированных. Причём сценарий локдауна даже не обсуждается — судя по всему, по итогам весеннего карантина его сочли неэффективным.
На Украине всё наоборот — постоянно указывается «критическое» число заболевших в сутки, необходимое для ужесточения карантина, и… оно постоянно растёт! Вводимые же меры не могут не вызвать удивления — эффективность того же «карантина выходного дня» вызывает вопросы (настолько недоумённые, что его, от греха подальше, отменили). Судя по всему, определённый план за осень-зиму выработан не был.
Неясно и то, как будет решаться вопрос с вакцинацией. Пока что очевидно только одно — централизованно российская вакцина закупаться не будет. Но это касается только закупок в России — ничто не мешает закупать её, например, в . Тем более что в Феофании, по слухам, высокопоставленных больных лечат российскими препаратами.
Так или иначе, но главным методом борьбы с эпидемией будет, скорее всего, «кадровое укрепление». Первыми кандидатами на должность виноватых будут премьер (работой Кабмина недовольны 72% опрошенных группой «Рейтинг») и глава МОЗ  (68% недовольных).
Конституционный суд и антикоррупционная вертикаль
Вопрос встал на «ручник» — протащить через Раду президентский законопроект, отменяющий решение Конституционного суда пока не получилось. Это несмотря на то что «гражданское общество» и посольства стран G7 считают, что правовое государство для Украины непозволительная роскошь. Во всяком случае, если оно ставит под вопрос целостность антикоррупционной вертикали.
В общем, эту проблему, созданную в основном усилиями самого же президента Зеленского, придётся как-то разруливать.
В действительности вариантов тут не так много. Можно:
— или удовлетворить требования Запада, придерживаясь конституционной процедуры;
— или удовлетворить требования Запада, конституционную процедуру игнорируя.
Как мы понимаем, первый вариант в Офисе президента даже не рассматривается (скорее всего, из политико-психологических соображений — нельзя идти на уступки).
Что касается второго варианта, то тут, опять же, президент должен разделить с кем-то ответственность. Депутаты в ряду соучастников преступления не рвутся. Ну не распускать же КС распоряжением главы ОП? Хотя… С точки зрения Конституции большой разницы между распоряжением и законом нет — и то, и другое является её нарушением.
Минские соглашения
Переговоры в  не движутся — некоторое ускорение процессов, связанное с разработкой «дорожной карты», традиционно закончилось пшиком. Причина совершенно определённая и никем не скрываемая — Киев не собирается выполнять Минские соглашения.
В этом смысле Зеленский является вполне полноценным преемником политической линии Порошенко — заявлять о своей приверженности Минским соглашениям и требовать такого варианта «урегулирования», который бы соглашениям не соответствовал. Фактически речь идёт о возвращении территорий военным путём без каких-либо гарантий, прописанных в соглашениях. Правда, удачная операция в Карабахе парадоксальным образом в очередной раз поставила под вопрос возможность решения конфликта именно военным путём.
Сейчас в Киеве ждут прихода к власти новой администрации в Вашингтоне в расчёте на то, что она предложит какие-то новые переговорные форматы с участием и Великобритании, усилит санкционное давление на Россию и расширит военную помощь Украине.
При этом совершенно очевидно, что весь ожидаемый комплекс мер ни к какому прогрессу не приведёт. С одной стороны, Россия без восторга реагирует на попытки говорить с ней с позиции силы, с другой — Россия разочаровалась в возможности сотрудничества с нынешней киевской администрацией.
Впрочем, Зеленского, похоже, как раз решение проблемы Донбасса и не волнует особенно — оно создаст значительно больше проблем, чем позволит решить. Особенно если учесть, что украинцы против продолжения войны, но против и урегулирования конфликта.
В общем, можно ожидать, что в следующем году (не обязательно весной, скорее всё же летом и осенью) последуют новые инициативы, направленные на урегулирование конфликта, результатом которых будет углубление фактической интеграции Донбасса в состав России.
Местное самоуправление
Собственно, формирование коалиций большинства в местных советах и налаживание отношений между самоуправлением и органами государственной власти в основном закончится до конца года. А вот потом начнётся самое интересное.
Пунктов этого интересного в основном два.
Во-первых, есть основание полагать, что региональные элиты начнут продвигать (скорее всего косвенно, через своё киевское лобби) свои интересы. Вообще объединиться они не могут, но, думается, в химически чистом виде интересы выглядят у всех примерно одинаково — чтобы денег было побольше, а ответственности поменьше.
Во-вторых, будет активно решаться вопрос относительно того, кто именно будет этим самым «киевским лобби» региональных элит. Наилучшие стартовые условия у, разумеется, действующей власти, потому что у неё есть инвестиционный краник и возможность использовать компромат (явный пример «подвешенного» мэра — , которого в любую минуту можно лишить поста, поскольку у него есть российский паспорт).
Но тут дело в том, что власть слаба, денег у неё мало, и с возможностями использования компромата тоже не всё однозначно (потому что начинать надо было с Порошенко, а если с него не начали ещё тогда, то теперь начинать поздно).
В общем, похоже, что дело будет двигаться в направлении постепенного ослабления центральной власти и усиления регионального самоуправления. Вполне вероятно, что вплоть до «редактирования» в интересах региональных элит некоторых реформ.
Правительство
С правительством Шмыгаля всё ясно — оно будет снято. Вопрос только в сроках.
Первый пункт, по которому будут определяться сроки его отставки, — ситуация в стране.
Шмыгаля снимут в тот самый момент, когда станет ясно, какой именно негатив он должен на себе унести в политическое небытие. По логике это должен быть новогодний локдаун, так что если в этом году ничего не взорвётся (плюём три раза через левое плечо), то правительство переживёт локдаун. А прекращение локдауна не переживёт.
Второй пункт — это расстановка сил для формирования нового правительства.
Сейчас наиболее активной силой тут являются «соросята», чей вес в администрации Зеленского опять заметно повысился. Для «соросят» выгодно оттянуть момент формирования нового правительства до того времени, когда в Вашингтоне появится новая администрация, — тогда их представленность в правительстве может быть максимальной. Все остальные политические силы, напротив, будут стараться изыскать время в промежуток между прекращением локдауна и формированием новой администрации.
При этом группы Ахметова и Коломойского находятся не в лучшем положении — Шмыгаль представляет Ахметова, а против Коломойского играет фактор недовольства им со стороны Вашингтона.
В общем, вопрос о сроках и характере формирования нового правительства более чем актуален.
Рада
По итогам местных выборов в Офисе президента принято решение отказаться от проведения досрочных парламентских выборов. Потому что будет больно. Но вопроса о характере отношений между президентом и парламентом это решение не снимает.
Во-первых, парламент старается дистанцироваться от наиболее безумных идей президента, и ему это удаётся. То есть президент не может доверять даже той Раде, в которой он вроде бы имеет большинство.
Во-вторых, не совсем ясно, как отразятся прошедшие местные выборы на состоянии парламента. Прогнозировалось, что в случае поражения «Слуги народа» часть депутатов из президентской фракции перебежит в другие группы (прежде всего в «За майбутне»). Поражение СН оказалось не столь однозначным, но противоречия между пропорциональной и мажоритарной частями фракции, а также между различными группами влияния в ней никуда не делись.
В общем, причин для резкого изменения статус-кво вроде бы и нет, но противоречия сохраняются, и в любой момент новые факторы (то же самое распределение мест в новом правительстве) могут привести к взрыву и деконструкции существующего большинства.
Президент
Ослабление позиций после местных выборов и перехода конфликта вокруг КС в позиционную стадию — общее место. И есть много версий того, как именно он будет «равноудаляться» украинским политическим классом.
Но в этом политическом сезоне ничего не будет — у Зеленского по-прежнему высокий рейтинг, он по-прежнему имеет большинство в парламенте, он по-прежнему контролирует часть власти, ему по-прежнему есть чем торговаться с олигархами и региональными элитами. Ну и самое главное — запроса Запада на его «равноудаление» пока что нет.
Самый существенный риск для Зеленского состоит в том, что США всерьёз настроены на дальнейшую «демократизацию» политической системы Украины по польскому и грузинскому образцу (суть «демократизации» состоит в том, чтобы до предела снизить возможности политиков, которые имеют максимальную внутреннюю легитимность). Но в этом сезоне к реализации нового этапа конституционной реформы, скорее всего, ещё не приступят — всё же Байден свою администрацию пока не сформировал, да и Украина для него не на первом месте.
Видео дня. Даву и Бузову заподозрили в примирении
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео