В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Milliyet (Турция): зачем Аль-Нахайян инвестирует в российских наемников?

Если хотите, поставим вопрос иначе: зачем журнал «Форин полиси» (Foreign Policy), обветшалый рупор неоконов, публикует такое сообщение?
В последние недели я частенько говорил о неоконах. Дело в том, что бойцы этой философии, коварно просочившиеся в правительство при Трампе, теперь, задрав нос до небес, совершенно свободно входят в администрацию Байдена. Это определенная философия управления, подход к международным отношениям, понимание глобальной безопасности. Говоря конкретнее, это политика передела и перекраивания теми, кому не нравится карта мира, нарисованная дуэтом Великобритания — с 1919 года и обретшая свою окончательную форму в 1945 году. Где бы вы ни увидели американца, который употребляет слова «сила» и «политика» в одном предложении, вы, хотя и с осторожностью, можете приклеить к нему ярлык «неокон». Осторожно, потому что и такие неизбалованные ни политикой, ни знаниями политики, как Трамп, говорят о «возвращении Америке ее былой силы», даже если не в стремлении к идеалу «экспансионизма — жандармизма», то из побуждений польстить националистическим — общественным настроениям.
Итак, «Форин полиси», рухлядь неоконов, сообщает эту новость, потому что желает показать команде Байдена, которая готовится вступить в свои права, насколько сложен мир и как жизненно важно продолжать реализацию проекта раздела на три части, оставленного Обамой (Obama) незавершенным. Здесь откроем скобки: эти неоконы буквально одержимы разделом на три. Об этом они всегда говорили применительно к , , и, наконец, . На карте, которую президент Вильсон представил Конгрессу в 1920 году (в качестве предложения для Севра), тоже была разделена на три части.
То, что неоконы желают представить ситуацию в регионе более сложной, чем она есть на самом деле, дабы побудить Байдена еще больше заполнить новый аппарат ястребами — остатками Буша (Bush) и Обамы, а Конгресс — одобрить эти назначения, — нормально. А другой остаток Буша и Обамы — наследный принц Мухаммед бен Заид Аль-Нахайян. Он привел за собой еще одного Мухаммеда под стать себе — наследника , сына нынешнего короля. Эти двое выполняли всевозможную грязную работу сначала для Буша, затем для Обамы. И делали это очень умно. Сейчас ОАЭ и Саудовская Аравия хотят, чтобы Ливия продолжала оставаться разделенной, потому что они знают, что единая Ливия будет противником США и Запада, единая Ливия обретет демократическую идентичность. На самом деле единая и демократическая Ливия должна быть выгодна и России. Но путинская политика в Ливии не глубже фанфаронства «если я не получу нефть этой страны, то и вам не позволю». Вероятность того, что новая Ливия будет проводить протурецкую политику, очевидно, тоже не прельщает Путина.
Поддерживать кровавого военачальника Халифу Хафтара (Halife Hafter) наемниками, делать невозможным установление мира в этой стране, должно быть, дорого для России, чьи доходы от нефти упали из-за коронавируса. В этих условиях не стоит ожидать, что Путин откажется от нескольких миллионов долларов, которые Мухаммед бен Заид бросит перед ним.
Неоконам, можно сказать, крепко повезло.