Войти в почту

Сергей Слободчук: Зеленскому надо помнить, что попытка госпереворота не имеет срока давности

— Сергей, в Украине с огромным вниманием следили и следят за ходом президентских выборов в США. Эксперты и политики предсказывают разные последствия их исхода для Украины — в зависимости от того, кто возьмёт верх. Как Вы думаете, какое влияние окажут американские выборы на украинские дела?

Сергей Слободчук: Зеленскому надо помнить, что попытка госпереворота не имеет срока давности
© Украина.ру

— Влияние будет заключаться в следующем. Либо демократы усилятся, следовательно, в Украине усилится вся эта грантовая тусовка. Либо всё останется так, как оно есть сейчас. Потому что, скажем, при власти республиканцев Украиной как рулили, так и рулят соросята и грантоеды, разве что у них нет выхода и поддержки на самом верху.

Для республиканцев, если у них и есть какие-то планы относительно Украины, то эти планы банально некому здесь воплощать в жизнь. Потому что своих людей у них нет. При всём при том, разумеется, могут быть какие-то санкции в отношении тех, кто пытался как-то повлиять на исход выборов в США. Это Андрей Деркач, Давид Жвания и т.д. — те, кто озвучивал свои «компроматы». Соответственно, они могут как круто подняться, если в Америке выиграют те, кому они помогали, либо, в другом случае, круто упасть.

Скажем, Офис президента командировал Андрея Деркача неформально руководить «Энергоатомом». Именно его люди сейчас проводят там реорганизацию, контролируют финансовые потоки. А в «Энергоатоме» финансовые потоки многомиллионные. Казалось бы, если Зеленский и компания так за Байдена, то должны дистанцироваться от человека, который нанёс серьезный информационный удар по кандидату от демократов.

Поэтому возникает интрига. Интересно, если выиграет Байден, как в Белом доме расценят такую игру? Ведь на словах Зеленский вприпрыжку бежал поздравлять Байдена. А на деле, выходит, сделали ставку на Трампа и помогали именно действующему президенту США? И это не единственный интересный такой ребус. В общем, всё зависит от того, кто выиграет в США. Если выиграют «свои» — то могут отблагодарить. А если «чужие» — так и бумеранг может прилететь.

В остальном, кто бы ни выиграл, эти выборы уже нанесли серьёзный удар по имиджу США.

— Почему?

— Потому что, извините, голосовать по почте письмами — это XIX век. Скачок явки за Байдена, доказанные фальсификации, несусветные цифры явки, когда голосовали люди, которым по сто лет… Оказалось, что светоч демократии свои выборы абсолютно цинично фальсифицирует и творится полный беспредел.

Так что удар по имиджу Америки нанесён, независимо от того, кто выиграет. И победа эта будет очень неоднозначная, будь победителем Трамп или Байден.

— Удар по имиджу страны, которую представляли нам как образец демократии?

— По имиджу страны, но и по имиджу тех, кто представлял США как образец демократии.

— А для украинского народа, судя по всему, вряд ли что-то изменится?

— Для народа, конечно, ничего не изменится.

— Народ Украины, тем временем, тоже сделал свой выбор на местных украинских выборах. Хотя об окончательных результатах тоже говорить пока рано, они не установлены, но всё же, на Ваш взгляд, что-то изменили эти местные выборы?

— По поводу местных выборов я бы перефразировал юмористическую фразу и сказал бы так: «В вашей фальсификации выборов не обнаружено». Результаты не то чтобы не установлены, результаты пока что ещё до конца не сфальсифицированы.

Смотрите, на территории Украины ЦИК создал всего 32 035 избирательных участков — это в среднем 1083 избирателя на участок, не считая спецучастков. Понятно, что в сельской местности на участке может жить меньше избирателей, в городе больше. Но средние цифры вот такие.

Это теория. А как это работает на практике? Извините, но на практике после 20:00, когда заканчивается голосование, и до 06:00 утра на стандартном избирательном участке в Киеве, где примерно 2000–2200 избирателей, мы успевали посчитать и пересчитать голоса два-три раза. Внимание, вопрос: так что на самом деле считали в Киеве две недели? И точно такая же ситуация по регионам.

— Действительно, что считали?

— А я объясню что: шёл договорняк между группировками. Кличко еле вытащили хоть куда-то. Взамен на обещание должностей в коммунальных предприятиях и в мэрии Киева группировки согласились погасить голоса своих кандидатов, согласились добросить голоса в пользу Кличко, согласились не подавать в суд. Вот и всё. Уже утром в понедельник были понятны все результаты, так что же считали? А ничего не считали. Шла абсолютно циничная фальсификация, причём согласились на позорные 50% с копейками, даже не на 51% — этого, как говорят математики, необходимо и достаточно.

Но — кого винить? Какая была явка избирателей? Все, кто остался дома, они, по факту, поддержали эту власть. Пока народ не пойдёт и не проголосует, ничего не изменится.

— Почему же народ не идёт голосовать?

— Политтехнологи, работавшие в разных уголках Украины, говорят одно и то же. Если свести к общему знаменателю, то вот две главные позиции. Первая: люди не верят власти и не хотят её выбирать. Вторая: кроме того, они не верят, что выборы могут что-то изменить.

Но давайте тогда и третий момент добавим — в качестве приговора: если ничего не делать, а сложить лапки и сидеть, то точно ничего не изменится.

Резюмируем: эти выборы были даже более грязные, чем выборы 2015 года, и гораздо более грязные, чем при «донецких» в 2010 году. Разве что сейчас уже сформировалась абсолютно «своя» мафия в избиркомах, которая фальсифицирует результаты так, как скажут.

Я спрашивал людей, которые работали в Киеве, в других городах и областях, они говорят, что выборов, по сути, нет, этот результат никак с волеизъявлением граждан не соотносится. Это конкуренция «сеток», когда вышли проплаченные и проголосовали, и членов комиссий, которые фальсифицируют результаты в пользу того, кто их купил. Вот, собственно, и всё. Понятно, что для того, чтобы этот механизм работал бесперебойно, нужна «крыша», потому что либо посадят, либо попьют много крови полиция и прокуратура.

— Звучит мрачновато. Значит, на будущих выборах можно рассчитывать только на более высокую активность избирателей?

— Да. И на конкуренцию элит, которые будут — если будут — отслеживать фальсификации. Классический пример борьбы против фальсификаций — это выборы 2004 года, когда была организована машина противодействия. Только спустя годы один из руководителей кампании Ющенко мне рассказал, что процент фальсификации на Западной Украине был такой же, как и на Восточной. Просто «донецкие» не озаботились тем, чтобы поймать «оранжевых» на фальсификации.

Или, например, у нас на выборах в 2015 году было много случаев, когда просто тот или иной член комиссии заставлял пересчитывать голоса. И вдруг всплывали более сотни испорченных бюллетеней, оказывалось, что эти голоса записали в протоколы в пользу кандидатов от власти, и т.д.

— Получается, что украинские местные в данном случае и американские президентские выборы выглядят в этом смысле как близнецы-братья…

— Конечно. Есть и другие нюансы. В Киеве, скажем, идёт дискуссия, что было бы, если бы «зелёные» выдвинули другого кандидата — может быть, тогда Кличко уже сидел бы где-нибудь в Гамбурге и пил пиво, а не изображал бы мэра столицы.

Почему выдвинули кандидата, которая заняла пятое место, о которой киевляне говорят, что у нее просто на лбу написано: «Я чужой для Киева человек»? Люди начали постить в соцсетях картинки — и я знаю этих людей, это люди не купленные — стали постить картинки такого плана, например: кандидат Ирина Верещук на фоне автобуса «Киев — Рава-Русская». Этот кандидат — она даже ничего плохого не совершила, просто всеми своими словами, заявлениями доказывала, что она для столицы чужой человек. Уровень города Рава-Русская с населением в 12 тысяч человек — эта даже не уровень киевского ЖЭКа. Чем она собралась руководить, подумали избиратели — может, лучше уж пусть Виталий Кличко, у него хотя бы мафия своя, которая разделила потоки и потому знает, чем и как заниматься. А в случае победы «Равы-Русской» что будет?

— Считаете, что «слуги» преднамеренно выставили слабого кандидата?

— Да, в столице Офис президента выборы просто слил. Смотрите, какие симптомы об этом свидетельствуют. Во-первых, тянули до осени — якобы выбирали самого достойного кандидата. А если хотят выиграть, то начинают за год, за полгода хотя бы. Леонид Черновецкий, который сенсационно выиграл в 2006 году, начал кампанию за несколько лет.

Во-вторых, выдвинули Ирину Верещук, у которой слабая узнаваемость. И времени улучшить узнаваемость ей просто не дали. Но всё это было не просто так — это были договорённости между Офисом президента и окружением Кличко.

Думается, теперь «клички» радостно кинут «зелёных», сказав примерно так: «О чём с вами договариваться? Вы же выборы проиграли».

— Зеленскому и «зелёным» сейчас надо бы подумать и о последствиях конституционного кризиса, о той ситуации, которая сейчас сложилась вокруг Конституционного суда. Как считаете, в чём причины кризиса и как могут развиваться события?

— Насколько я знаю, на Конституционный суд влияют Ахметов и группа «Приват». Вот они и повлияли на то, что КС сформулировал сою позицию по ряду резонансных вопросов. Я никакой проблемы в действиях КС не вижу, потому что тема земли, тема антикоррупционных органов — к ним действительно есть масса вопросов.

Конституционный суд принял решение, что часть норм не отвечает Основному закону. В чём проблема? Хорошо, работайте в конституционном поле, примите новое законодательство. А этот балаган, когда какие-то активисты едут к дому главы Конституционного суда с виселицей, — это беспредел. В правовом государстве им всем пришлось бы минимум отсидеть в участке, а максимум — получить сроки. Это давление на суд.

А президент Зеленский, который начал ссылаться на мнение улицы? В данном случае этот кризис не конституционный, это кризис политический. И этот кризис показал, кто во что горазд, кто чего стоит.

И тут я бы сказал так: надо бы «зелёным» всё-таки задуматься над тем, что такая политика, когда давят на независимую ветвь власти, это имеет все признаки государственного переворота. А это преступление без срока давности. Потому что бумеранг ещё может потом прилететь.

Я помню кризис 2007 года, когда Ющенко всё никак не мог решиться на роспуск Верховной Рады. Но всё же подписал указ. Почему тогда проиграли «донецкие»? А потому, что «донецкие» пошли тогда на захват Генпрокуратуры. А это первый признак государственного переворота — захват силовым органом другого государственного органа. Потому «донецких» поставили перед «вилкой» — либо обвинение в госперевороте, либо роспуск Верховной Рады и досрочные выборы. Президент Австрии тогда был единственным, кто поддержал Януковича, остальные главы государств не поддержали, потому что вопиющий, действительно, случай: сотрудники МВД выбивали двери в ГПУ. Фактически это был захват одного государственного органа другим.

Точно так и теперь происходит. И бумеранг может вернуться через годы, когда «зелёных» привлекут за незаконные действия.

Что до причин происходящего, тут можно предположить, что есть у инициаторов такой дальний прицел. Конституционный суд признал, что не соответствуют Конституции ряд норм законов. Что нужно дальше делать? Единственный правовой способ — принять новые нормы законов. Да, в теории это просто. А на практике? А что, если в Раде нет большинства? Ранее старались как-то оттягивать момент констатации этого факта, старались не концентрировать внимание на этой проблеме. А сейчас надо найти хотя бы 226 голосов, но их нет. Все фракции выступили против давления на Конституционный суд, депутатские группы тоже выступили против. И где же взять голоса?

Сейчас бросятся голосовать, и все увидят: нет большинства. Коалиции нет. И что дальше делать? Дальше ситуация может начать развиваться по принципу снежной лавины. Местные выборы — неудачные результаты, нет большинства в Верховной Раде, повалилась фракция «Слуга народа»… Вот один из опасных сценариев, которые пытается сейчас «зажать» власть.

— Наконец, как мы видим, решение Кабмина объявить так называемый карантин выходного дня вызвало очень активное недовольство в обществе. Насколько это решение можно назвать оправданным? Критики подчёркивают нелогичность такого шага. Действительно, если пять дней в неделю все будут работать и перемещаться в общественном транспорте, то что даст такой двухдневный карантин?

- Если рассматривать карантин выходного дня как «разведку боем», тогда всё логично. Дело в том, что правящие круги разделились: часть, во главе с премьером Денисом Шмыгалем, выступают за полный локдаун, а другая часть боится, что будет массовое народное негодование. Поэтому Кабмин и пошёл на такой шаг, как карантин выходного дня.

Во-первых, выборы закончились, а ждали именно конца того действа, что называется «выборами», в кавычках… Во-вторых, план власти такой: посмотреть, как народ будет реагировать. Если протесты будут слабыми — значит, можно идти на полный локдаун. А если негодование народа будет сильным и яростным — тогда, скорее всего, все спишут на Шмыгаля, а остальные «соскочат» с темы. Собственно, посмотрите Согласительный совет в Верховной Раде — часть депутатов уже начала откровенно «съезжать». Здесь надо учесть, что премьер Шмыгаль — фигура не политическая, за него никто на выборах не голосовал и никто его никуда не выбирал. Поэтому ему и не стоит бояться непопулярности. Он боится разве что недовольства олигархов Ахметова, Коломойского, Пинчука и других. Но, как ушлый человек, он на интересы олигархических групп и внешних игроков, естественно, не рискнёт посягнуть.

В целом складывается впечатление, что Кабмин и Офис президента просто копируют иностранные практики, не понимая, что делать в данной ситуации. Точнее, даже точно знаю, что ни в Кабмине, ни в ОП не понимают, как противостоять эпидемии. Зато хорошо знают, как на этом заработать. Говоря языком Уголовного кодекса, руководствуясь корыстными мотивами и по предварительному сговору…

Украина.ру: главные новости