В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

В Латинскую Америку вернулся социализм

В Латинскую Америку вернулся социализм

Видео дня

Год назад это событие казалось историче Боливии, отнюдь не самой большой стране Латинской Америки с бедным населением, открылась альтернатива патерналистской, социалистической модели развития. Ее президент Эво Моралес, попытавшийся заступить на четвертый срок своего правления, вынужден был сложить полномочия и бежать из страны.

Фото: AP

К этому его (редкий случай в истории континента) вынудили военные, напуганные размахом возможных волнений в стране. К власти пришло переходное правительство во главе с Жанин Аньес, которая резко развернула страну вправо: был взят курс на сближение с США и на разротношений со строящими «социализм 21 века» Венесуэлой и

Тние события вызвали неожиданно широкий отклик в Вашингтоне, где, если дело не касается предвыборных интересов лидеров, всегда вяло реагировали на то, что происходит у южного соседа. «Уход Моралеса открывает путь к демократии и к тому, чтобы голос боливийского народа был услышан»,- объявил Дональд Тр

еперь этот голос прозвучал совсем на иной ноте. На только что прошедших выборах в Боливии победу одержал бывший министр экономики и финансов в правительстве Моралеса Луис Ар партии «Движение к социализму». А сам бывший лидер, «кокаиновый президент» (так его называют из-за пристрастия к листьям коки), который последний год метался между Мексиконти вернуться на родину.

Некоторые эксперты верят в то, что если бы Моралес год назад не уперся и поставил бы на своего преданного сторонника Арсе, то тогда Боливии удалось бы избежать тотального бунта. Вроде бы, прямая аллюзия к отнюдь не такой далекой для нас Бело не все так просто. Народное сердце склонно к измене и перемене, как ветер мая. 57-летний Арсе, который был архитектором боливийского «экономического чуда» (в период с 2006 по 2019 года ВВП Боливии вырос на 343%, а инфляция была одной из самых низких в мире—в районе 1,5%), год назад оказался в одной команде с презренным руководителем Моралесом. Более того, когда в январе 2020 он вернулся в страну под гарантии боливийской прокураторы, то прямо в аэропорту был арестован и избит.

Что не помешало ему сейчас одержать победу на президентских выборах почти с 20-процентным отрывом от ближайшего конкурента, экс-президента и интеллектуала Карлоса Месы (сроки правления: 2003–2005 годы) Парадокс, однако.

Что же дальше? В начале этого тысячелетия последователи идей Маркса-Ленина объявили о том, что Латинскую Америку накрывает так называемая «розовая волна». Розовая, заметим, не красная: без очевидной тяги к кубинскому казарменному социализму и с некими демократическими атрибутами в виде выборов. Глашатаем новой революции стал неистовыес в Венесуэле, взявший под свой зонтик дружеские левые режимы континента. А рядом вскоре оказалось симпатизирующее ему правительство латиноамериканского колосса-Бразилии с Луисом Инасиу Лулой да Силвой, чуть подальше ай с его Широком фронтом ли с социалистамет.

Но потом ситуация начала меняться. Над Лулой навис дамоклов меч тюремного заключения, его преемуссеф была отстранена от власти в результате импичмента по обвинению в коррупции, а к власти пришел не просто правый, а ультраправый Жаир Болсонару. Президентский «Розовый дворейресе хоть и не изменил окраску, но поменял курс страны в результаты победы правых. Ортодоксальные социалисты в Венесуэле, Курагуа с их прозябающими в нищете народами остались в явном меньшинстве.

Казалось бы, левый марш в духе Владимира Маяковского («кто там шагает правой—левой, левой, левой») был остановлен. Но недолго музыка играла, недолго американский фраер танцевал. Песочные часы два года назад вновь стали переворачиваться. В Мексике был избран левый президент Мануэль Лопес Обрадор. В Аргентине к власти вернулись левые популисты-киршнеристы (от фамилии бывших лидеров Нестора и его Киршнер, которую называли «Чавесом в юбке»). И вот теперь Боливия.

Кстати, недруги левых обвиняют нынешнего президента Фернандеса во вмешательстве в боливийские выборы.eign Policy, Фернандес, вопреки жалобам в Организацию американских государ(ОАГ) и ООН, активно проводил среди боливийцев в своей стране агитацию в пользу лидера «Движения к социализму».

Как бы то ни было, теперь спокойнее могут вздохнуть и венесуэльсНиколас Мадуро и кубинский лидер Мигель Диас-Канель, который после тог1 Рауль Кастро уйдет со своего последнего поста-Первого секретаря ЦК Компартии – станет полномочным хозяином страны. Разговоры об остракизме Венесуэлы в ОАГ забыты. Да и как можно вообще говорить о том, что нынешние латиноамериканские каудильо оказались на проигравшей стороне, если Венесуэла с ее «послужным списком» репрессий и преследований противников режима в третий раз подряд занимает место в Совете ООН по правам человека и туда же в октябре была принята Куба, где после историча Барака Обамы лишь усилились преследования инакомыслящих. 

При этом за избрание Кубы проголосовали представители тех стран, которые признали венесуэльсконера Хуана Гуайдо легитимным лидером Венесуэлы. Как такое стало возможным?

Да, в нынешнем мире все возможно. Эпоха стратегической нестабильности, как ее определяют политологи, вызвала и нестабильность ментальную.

Однако – возвращаясь к Боливии – вряд ли стоит так уж винить бедных крестьян в том, что они вновь захотели под крыло к патерналистскому правительству социалистического толка. Во многом в этом виновата и слишком амбициозный лидер Жанин Аньес. Она слишком рьяно начала преследовать политических оппонентов, запутала нацию, то заявив о своих претензиях на кресло президента, то объявив о выходе из гонки, дважды переносила сроки выборов и, наконец, исключительно плохо справлялась с пандемией коронавируса.

Как говорит боливийский политолог Алехандро Вивас, «ей нужно было во что бы то ни стало продемонстрировать населению страны, особенно тем секторам, которые испытывают симпатии к социализму, все преимущества свободного демократического общества».

Но сделать это Аньес оказалось не под силу. В этом смысле Боливия пошла по пути многих государств СНГ, правые лидеры которых не смогли убедить нации в то, что при демократии жить лучше, чем при авторитаризме. А без этого умения не только Латинскую Америку, но и весь мир будет раз за разом окатывать «розовая волна».