Ещё

Темнокожие борцы за равноправие не любят белых. Почему в США это не считают расизмом? 

Черные начинают и выигрывают
Фото: Sean Rayford / Getty Images
Миллионы американцев вышли на акции протеста против расизма после смерти чернокожего Джорджа Флойда, погибшего во время задержания. При этом многие участники мирных демонстраций, которые вскоре переросли в погромы, не скрывают своего негативного и даже враждебного отношения к белым. И это не удивительно, так как среди протестующих немало сторонников черных леворадикальных группировок. Однако их враждебность нельзя назвать расизмом в современном понимании этого слова — и в 2020 году это знает любой прогрессивный американец. «Лента.ру» разобралась, куда уходят корни охвативших протестов, и почему фразы вроде «все жизни важны», — в современной Америке тоже считаются расизмом.
«Это бизнес чернокожих», «Черные владельцы» — такие надписи многие американские предприниматели нанесли на двери и витрины своих магазинов и ресторанов. Это не сильно помогло: агрессивные толпы разгромили и разграбили, в том числе и такие заведения. Но сам факт надежды людей на то, что надписи помогут, — иллюстрация, несомненно, расового характера беспорядков, охвативших США.
В мирной части протестов участвуют американцы самых разных этносов и рас. Основные лозунги протестующих касаются не полицейского произвола как такового — массовые выступления сфокусированы на угнетении чернокожих жителей США. «Жизни черных важны» (Black Lives Matter, BLM) — этот лозунг одноименного движения стал ключевым для охвативших всю страну выступлений. Их участники требуют системных изменений для борьбы с расизмом, а не краткосрочных мер.
Есть среди протестующих и агрессивно настроенные люди, которые бьют витрины, поджигают полицейские участки и машины. Есть и еще одна категория граждан — судя по многочисленным видео, это в основном чернокожие — которые не пытаются донести до властей свои требования, а занимаются банальным грабежом, используя беспорядки как прикрытие. По всей стране погромщики нападают на магазины с одеждой и электроникой и выносят все сколь-нибудь ценное.
Впрочем, некий идейный заряд в действиях бунтарей все же прослеживается — они ощущают безнаказанность и даже оправданность своих действий, не стесняясь нападать на несогласных с вандализмом и мародерством. Обосновывается это (если обосновывается) несправедливостью системы, угнетающей чернокожих на протяжении всей истории.
Президент Трамп уже навлек на себя гнев общественности, предложив разгонять погромщиков с помощью армии, — и губернаторы штатов не торопятся следовать его призыву. Протест поддержала вся прогрессивная пресса и большинство знаменитостей. Уже в первые дни после гибели Джорджа Флойда весь англоязычный сегмент интернета был переполнен поддержкой BLM. Отношение к вандалам и грабителям в большинстве случаев негативное — но в публичных заявлениях и комментариях этой стороны протестов стараются не касаться.
«Стреляйте в белых»
Однако массовые погромы и грабежи при всей их зрелищности не затмевают для США основной повестки последних дней. По мнению значительной части американцев, смерть Джорджа Флойда — результат расизма, пронизывающего американское общество.
О том, что «жизни черных важны», в эти дни напоминают и простые пользователи соцсетей, и крупнейшие корпорации, включая фирмы, чьи магазины подверглись разграблению. Протесты поддерживают и политики, включая членов . Крупнейшие СМИ во время бунтов получили к тому же и собственную мотивацию выступать против власти: полицейские порой весьма жестоко обходились и с журналистами.
Проблему расизма и полицейского произвола СМИ сейчас освещают только в отношении афроамериканцев, не вспоминая про аналогичные случаи убийства белых при задержании. За кадром остается и то, что погромщики в массе явно недолюбливают этническое большинство: на некоторых видео с бунтовщиками отчетливо слышны призывы к расправе над белыми людьми.
При этом враждебность к белым соотечественникам характерна не только для агрессивной части протестующих: надписи вроде «К черту белую Америку» на стенах и памятниках — достаточно популярное явление для протестов против полицейского насилия последних лет. Подобными лозунгами были осквернены даже мемориалы жертв войны и памятники историческим личностям, боровшимся с рабством.
Что удивительно — нападкам подвергаются не только противники, но и белые сторонники расового равенства: они якобы перетягивают на себя общественное внимание, лишая представителей меньшинств платформы для высказывания. Акцент делается на то, что именно афроамериканцы должны выражать позицию движения — а остальным уготована роль союзников и сочувствующих.
Казалось бы, борьба с расизмом должна провозглашать единение американцев. Однако альтернативный лозунг All Lives Matter («Все жизни важны») еще на заре движения за права чернокожих считался «неоднозначным», а к 2020 году и вовсе признается расистским и враждебным.
Чья жизнь важна?
Еще до появления новейшего чернокожего движения американское белое большинство стало отмечать дискриминацию в свой адрес. Исследование 2011 года показало, что белые американцы признают угнетение чернокожих в середине XX века и позже, но считают, что предубеждения против их собственной этничности уже превосходят предубеждения против черных.
Американскому избирателю в целом не свойственно презирать соотечественника из-за темного цвета кожи — об этом говорят и два президентских срока , и довольно активная вовлеченность чернокожих представителей в публичную политику, причем на обоих флангах партийной борьбы. В начале XXI века в США провозгласили «пострасовую» эру всеобщего равенства — но, судя по всему, поторопились.
В течение следующего десятилетия вопросы расизма в американском обществе стали обсуждаться значительно чаще, и все больше прогрессивных американцев уверились в том, что чернокожий президент вовсе не доказывает преодоления расового неравенства. Эта и смежные темы стали неимоверно популярны в медиа — например, слово whiteness («белизна»), обычно используемое для негативного описания какого-то социального феномена как «слишком белого», в 2015 году встречалось в заголовках The New York Times в четыре раза чаще, чем в 2008-м.
В 2013 году возникло и начало развиваться и Black Lives Matter — движение черных националистов, широко использующее символы радикальных группировок «Черные пантеры» 60-х и 70-х годов прошлого века.
Лозунг BLM долгое время многие считали спорным. Так, в 2016 году руководство Facebook, позволяющее сотрудникам писать что угодно на стенах у своих рабочих мест, хотело заставить работников заменить его на тогда еще более «политкорректную» версию ALM. Но сразу же после того, как об этом стало известно за пределами компании, она пошла на попятную, а ее сооснователь выступил с разъяснением и поддержкой лозунга.
В том же 2016 году блогер-миллионник Джоуи Сэладс провел небольшой социальный эксперимент: постоял с плакатом «Black Lives Matter» в преимущественно белом районе, предлагая прохожим выразить свою поддержку движению. Согласились немногие: ему в основном отвечали, что не делают различий между людьми по цвету кожи. А вот провернуть обратное ему не удалось: появившись в черном районе с плакатом «All Lives Matter», он тут же подвергся нападению.
«В 2020 году он бы не вернулся домой, чтобы смонтировать это видео», «Попробовал бы ты сделать это в Миннеаполисе в 2020», — гласят сегодняшние комментарии к тому ролику.
Так что неудивительно, что в последние годы лозунг консерваторов о важности всех без исключения жизней можно все реже встретить на демонстрациях против расизма и полицейского произвола. То понимание равенства, которое он провозглашает, сейчас все больше признается не просто неверным, а вполне расистским.
«Никакие жизни не важны, пока не важны жизни черных» — такую позицию сегодня разделяют самые разные знаменитости, не исключая поп-звезд, поющих о любви, таких как  и . И если во время прежних бунтов среди знаменитостей находились те, кто неосторожно называл важными все жизни (им потом приходилось извиняться), то теперь сама возможность публичного выступления с такой позицией вызывает порицание.
Adrees Latif / Reuters
Наблюдателя, незнакомого с текущей повесткой Соединенных Штатов, могут шокировать эпизоды, где чернокожие неприкрыто выражают неприязнь к белым, подчеркивая, что их, черных, за это нельзя называть «расистами». А между тем объяснение этого феномена уже давно стало нормой в англоязычном сегменте интернета — «обратный расизм» объявляют несуществующим, а заявлять о его наличии — само по себе расизм.
Речь идет о системе институционального угнетения — предубежденности против определенной группы людей, проникшей на все уровни общественной жизни.
Популярная формула расизма — «предубеждение плюс власть». А власть в США, считают сторонники такой точки зрения, установлена белыми и закреплена за ними. Так что Ку-клукс-клан, запрещенные расовые оскорбления и линчевания, — лишь верхушка айсберга, в существовании которого сейчас уверены все больше американцев.
С момента появления рабского труда в Северной Америке и по сей день государство, которое обязано своим благосостоянием, в том числе и чернокожим, не делало реальных шагов к предоставлению им равных с белыми прав — а если и делало, то останавливалось на полпути. Сейчас дискриминацию афроамериканцев наблюдают повсюду — от европоцентристских стандартов красоты и проблем с получением должности или повышения до «расистских» систем искусственного интеллекта, которые не в состоянии отличить женские лица от мужских, если речь о чернокожих. Но ключевым моментом, конечно же, остается жестокость полиции и судебной системы по отношению к черным.
При этом благонамеренные белые граждане США всегда считали, что их личного добросердечного отношения к чернокожим вполне хватает, чтобы не переживать о проблеме расизма. И в этом они были, по мнению правозащитника Мартина Лютера Кинга-младшего, невольными сторонниками существующей несправедливой системы.
Автор книги «Как быть антирасистом» Ибрам Кенди повторяет за Кингом: по его словам, бездеятельная поддержка существующего положения — то же самое, как если бы жители северных американских штатов осуждали бы рабовладение, но не боролись с ним. Кенди утверждает, что просто «не быть расистом» уже нельзя — никакого промежуточного положения между расизмом и его противниками быть не может. Либо человек за угнетение меньшинств, либо активно борется против него.
Черный передел
Нынешние протесты показывают, что идеи тотального неприятия расизма пошли в народ — чего стоит один только пранк от блогера Smooth Sanchez. Во время демонстраций в Нью-Йорке он ходил по улицам, называя себя представителем движения BLM. Он подходил к белым нью-йоркцам и предлагал им встать на колени и извиниться перед чернокожими. Кто-то отказывался, но большинство собеседников как минимум опустились на одно колено.
В социальных сетях происходит то же самое, пусть и с большим достоинством: американцы массово делятся списками литературы о расизме, адресами благотворительных фондов, борющихся за права чернокожих, и сообщениями о переводе своих денег на их счета. А сооснователь сайта Reddit Алексис Оханиан ушел из совета директоров компании, отказавшись от прибыли, и потребовал посадить на свое место чернокожего сотрудника.
Прогнулись под нажимом протестов и государственные органы: в Миннеаполисе уже согласились распустить полицию (пока неясно, как именно планируется обновить ее состав), по всей стране власти сокращают расходы на полицейских. Кроме того, участок улицы возле Белого дома в Вашингтоне переименовали в Black Lives Matter Plaza, а мэр Нью-Йорка Билл де Блазио пообещал, что проезды с таким названием появятся в каждом районе города.
Ron Harris / AP
На фоне протестов в городе Ричмонд штата Вирджиния собираются демонтировать памятник главе Конфедерации генералу , простоявший на этом месте без малого 130 лет. Снос мемориала, посвященного побежденной стороне, показывает: нынешнее движение за справедливость — заявка на разрыв прежнего общественного договора и заключение нового.
Вот только существует разница между мировым соглашением Севера и Юга (а также соглашением борцов за права чернокожих в 60-х и тогдашним государством) и нынешней ситуацией. Современные сторонники расовой справедливости не предполагают сосуществования разных мнений: это не попытка найти общий язык с оппонентом, а намерение поставить клеймо на несогласных с новым миропорядком.
В отличие от последователей Кинга, неприятных тогдашнему общественному мнению, на стороне нынешних поборников равенства явное большинство, а консерваторы уже не могут дать никакого внятного ответа на обвинения в расизме. При этом поднимающуюся волну тотальной борьбы с расизмом активно пытаются оседлать знаменитости, крупный бизнес, политики и медиа. А значит, в США все реже будут слышать тех, чье мнение не совпадает с общепринятым — «спираль молчания» лишит голоса еще большее число граждан. В итоге идеи, призванные в том числе воссоединить расколотый надвое народ, рискуют лишь усугубить этот раскол. И это станет непростым вызовом для американского общества — а следом за ним, благодаря глобальному влиянию США, и для всего мира.
Видео дня. Новый клип «Ленинграда» с Тетей Мотей раскритиковали
Комментарии 19
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео