Ещё

США отменяют исключения из санкций для ядерных объектов Ирана 

Вашингтон отменил все санкционные исключения для атомной программы . Так, планируют возобновить санкционное давление из-за реконфигурации атомного реактора в иранском Араке в 60-дневный срок. Белый дом продолжает свою политику максимального давления, однако шансов на то, что Иран пойдет навстречу, почти нет, в том числе и потому, что США своими усилиями изменили расстановку сил в стране.
США отменяют временные исключения по санкциям, которые позволяли , и  принимать участие в ядерных проектах Ирана в рамках Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Об этом сообщается на сайте Госдепартамента.
31 марта Белый дом в очередной раз продлил действие исключений на два месяца. Однако эта пролонгация стала, судя по всему, последней.
«Мы будем продолжать внимательно следить за всеми событиями в ядерной программе Ирана и можем изменить этот отказ в любое время», — сказал госсекретарь США Майк Помпео.
США планируют, что отмена всех исключений из санкций, которые связаны с реконфигурацией атомного реактора в иранском Араке, будет осуществлена в 60-дневный срок. В то же время в отношении АЭС «Бушер», где Россия строит второй энергоблок, исключения сохранятся на 90 дней, так как соглашение о международной помощи «Бушеру» предшествовало ядерной сделке, отмечается в сообщении . Между тем, как заявил помощник госсекретаря , исключения не распространяются на дополнительные пристройки к «Бушеру».
Также Вашингтон принял решение ввести новые санкции в отношении иранских руководителей ядерных программ Маджида Агаи и Амджада Сазгара. Оба, как утверждают США, попали под ограничения «за участие или попытки участвовать в действиях, которые материально способствовали или создавали риск существенного вклада в распространение оружия массового уничтожения».
Это решение стало очередным шагом, сделанным в направлении политики максимального давления Трампа на Иран. Белый дом рассчитывает таким образом вынудить пойти на другую ядерную сделку.
«Из-за нашего давления лидеры Ирана сталкиваются с решением: либо договариваться с нами, либо управлять экономическим коллапсом», — цитирует Reuters специального представителя США по Ирану Брайана Хука.
При этом США не преследуют цель действительно добиться нового соглашения от Ирана, считает эксперт центра Карнеги по Ближнему Востоку .
«Я думаю, что это не особенно эффективно. Тут больше речь идет о декларации, о том, чтобы еще раз показать, насколько Америка сильна и имеет право ни с чем не считаться. Жить по своим законам, по своим принципам. Не отказываться от своей политики ни при каким условиях, ни при каких обстоятельствах — есть вирус, нет вируса, нравится это Европе или не нравится», — поясняет эксперт.
Тегеран действительно проявляет упорство в этом вопросе и живет в условиях санкций и политики давления Белого дома уже два года, несмотря на «экономический коллапс», вызванный сначала решением США выйти из ядерной сделки и восстановить санкции, а затем последствиями от пандемии. При этом данные об экономической ситуации в стране разнятся.
В январе, еще до вспышки коронавируса, утверждал, что политика давления по отношению к Ирану работает. «Иранская экономика в нынешнем году может сократиться на целых 14%, — заявлял он. — Примерно половина всех [банковских] займов не погашается своевременно».
Хук утверждал, что Тегеран ждет «бюджетный кризис».
«Более чем каждый четвертый молодой иранец является безработным. Инфляция составляет 40%», — уточнял он.
За предыдущий иранский календарный год уровень инфляции действительно достиг 41,2%. Однако накануне страны объявил, что в текущем году [с 21 марта 2020 года по 20 марта 2021 года] инфляция ожидается на уровне 22%.
Международный валютный фонт предсказывал, что в этом году уровень инфляции в стране составит 34,2%, а ВВП Ирана снизится на 6%.
На этом фоне над президентом Ирана еще больше сгущаются тучи после прошедших в феврале парламентских выборов, в результате которых лидер страны оказался вынужден работать с оппозиционным ему парламентом. В Меджлисе 11-го созыва 75% мест заняли консерваторы — сторонники верховного лидера .
Абсолютное большинство прежних сторонников президента в парламент не прошли. Часть из них не набрали нужного количество голосов, другие попросту были не допущены к участию Советом стражей конституции.
Предыдущие выборы проходили в 2016 году, через полгода после главного политического достижения Роухани — заключения ядерной сделки. Во многом именно это и определило победу сторонников президента — альянса реформистов и умеренных сил, которые выступают за устранение противоречий с Западом, готовность к компромиссам и ведение открытой внешней политики.
Тогда, после заключения ядерной сделки, казалось, что Тегеран выбрал верный курс, который приведет его к свободе от многолетних санкций и интеграции в мировые политические процессы.
Популярность Роухани и его сторонников была понятна — быстро ощутить на себе экономический прорыв иранцы не могли, однако Тегеран все же задышал свободнее.
Приход к власти в США , его критика СВПД, выход из соглашения и восстановление санкций отбросили Иран в прошлое и полностью обнулили достижения Роухани. Вместе с тем в стране росли антиамериканские настроения и раздражение в отношении Европы, которая так и не смогла ничего предпринять, чтобы защитить Исламскую республику от санкций.
Иранцы, прочувствовавшие на себе влияние Вашингтона и удар по своему карману, вышли на улицы. В первый раз волна митингов прокатилась по стране из-за повышения цен на бензин. Власти отреагировали жестко — из-за полного отключения интернета количество убитых до сих пор неизвестно. По некоторым данным, погибли до полутора тысяч человек.
Во второй раз иранцы вышли протестовать после того, как Тегеран сбил украинский «боинг» — трагедия, случившаяся также в результате конфронтации между Ираном и США.
Убийство Вашингтоном генерала Касема Сулеймани превратило напряженные отношения между странами в открытую вражду. Ситуацией смогли воспользоваться консерваторы, критикующие любое сотрудничество с Европой и США.
Так Дональд Трамп сумел не только реализовать свою политику максимального давления, но и изменить расстановку сил в Иране, которая привела к ослаблению позиций президента.
«Все, что делают американцы, объективно усиливает консерваторов и не дает возможность нынешнему президенту и его окружению быть более прагматичными, более мягкими. Сила действия равна силе противодействия, и американский нажим объективно усиливает позиции, причем не только консерваторов, но и радикалов. То, что сейчас в Иране достаточно сильны консерваторы — это, в том числе, заслуга США», — отмечает Алексей Малашенко.
Ожидать от нового правительства готовности пойти на новый диалог американцам не стоит. Консерваторы, скорее, напротив возьмут курс на закрытость страны, несмотря на то, что меджлис (организация запрещена в России) определяет, в основном, внутреннюю повестку. Дело в том, что заняв большинство мест в парламенте, они смогут подготовить нужную почву для президентских выборов и выбора преемника верховного лидера. Следующие президентские выборы в Иране запланированы на май-июнь 2021 года, Роухани не имеет права баллотироваться на третий срок, и последний год его правления рискует стать худшим периодом в его политической карьере.
Комментарии 1
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео