Воссоздание Османской империи Анкара начала с Кипра

Замок святого Иллариона расположен в идиллическом месте, на одной из вершин Киренийских гор. Он был построен еще во времена Византии и крестоносцев, которые использовали живописную крепость для контроля над перевалом. В 1974 году древние укрепления вновь использовали по назначению – во время турецкого вторжения на , когда прибывший с материка десант вместе с местными военизированными отрядами турецких националистов, захватили древнюю гавань Кирении – переименовав ее на свой лад в Гирне.
Воссоздание Османской империи началось с Кипра
Фото: © РИА Новости / Евгений Одиноков© РИА Новости / Евгений Одиноков
Красивый маленький город вошел в состав непризнанной Турецкой республики Северного Кипра, а большая часть местного населения – греки и марониты (арабы-христиане) – массово бежали на юг, навсегда оставляя свои дома.
Сейчас об этом напоминает мемориал неподалеку от замка. Рядом с ним расположена база турецкого спецназа, которая стережет стратегический важный горный проход. Она окружена забором с колючей проволокой, на котором установлены запрещающие фотосъемку плакаты. Поднявшись сюда утром, мы заметили вокруг оживление – одетые в камуфляж парамилитарес стреляли из автоматов и карабинов, целясь в мишени на уединенном горном полигоне.
Судя по всему, там проходило что-то вроде срочных военных сборов. А через некоторое время на дороге показался армейский джип. Из него выбрался офицер, который заявил, что территория закрыта из-за военных учений, а все посторонние лица должны немедленно покинуть прилегающие к замку высоты.
Нервозность обстановки, которая ощущалась в последние дни на территории Северного Кипра, была обусловлена событиями в соседней , где обострилось противостояние между турецкой армией, ее исламистскими прокси – и войсками правительства Асада, опирающимися на поддержку и .
Непризнанная турецкая республика находится неподалеку от места событий – до самой отсюда всего 65 километров, и в хорошую погоду ее горные берега прекрасно видно из Кирении. До Сирии немногим больше – 100 километров – но это не самое большое расстояние для бегущих от войны людей. И капитаны из Кирении, которая когда-то была известной базой средиземноморских пиратов, не прочь подзаработать на перевозке вынужденных мигрантов, стараясь тайно переправить их на греческие и Кос.
По иронии судьбы, это тот же самый маршрут, по которому прошел в четвертом веке до нашей эры знаменитый «киренийский корабль» – единственное уцелевшее до наших дней античное судно, которое экспонируется сейчас в местном музее кораблекрушений, и считается национальным символом всего Кипра – украшая своим изображением отчеканенные в южной части острова евроценты.
Иногда эти суда перехватывают. В конце прошлого года береговая охрана задержала яхту, на которой находились 122 нелегальных мигранта из Сирии – в том числе, маленькие дети. А в декабре на Кипре осудили пятерых местных контрабандистов, которых обвиняли в торговле людьми и нелегальной переправке ближневосточных мигрантов. Турецкие власти реагируют на этот человеческий трафик исключительно прагматично, в зависимости от текущей политической конъюнктуры. Иногда они задерживают переполненные людьми лодки, буксируя их обратно на материк, а иногда не мешают им проникать в территориальные воды Греции – как это, по слухам, происходило в этом регионе все последние дни.
Власти непризнанной средиземноморской республики, как правило, не наказывают капитанов-контрабандистов. Считается, что они помогают единоверцам, а главное, все понимают, что потомкам пиратов приходится каким-то образом зарабатывать в специфических условиях изолированной в экономическом и политическом плане ТРСК, где население живет за счет приезжающих с южной части Кипра туристов, натурального хозяйства и рыбной ловли.
К тому же Анкара сама содействует дозированному переселению с материка, чтобы увеличить количество жителей на подконтрольной ей части разделенного после 1974 года острова. Ведь города и поселки Северного Кипра до сих пор не оправились от массового исхода греческого населения, которое стало жертвой масштабной этнической чистки захваченных в ходе вторжения территорий.
Это особенно заметно в городе Фамагуста, который именуется на турецком Газимагустой. Древняя столица крестоносцев, где правила французская династия Лузиньянов, была знаменита превращенным в мечеть собором, скопированным с коронационной базилики в Реймсе, и живописными руинами роскошных готических зданий средневековых времен. Но сейчас сюда едут, чтобы посмотреть на другие, печально знаменитые во всем мире руины. Это заброшенный квартал Вароша – отели, торговые комплексы, клубы, жилы дома, расположенные на берегу роскошного пляжа, где когда-то отдыхали Брижит Бардо и .
Взгляд
Турецкая армия заставила местных греков покинуть город в течение суток – однако, собственность богатого туристического района принадлежала гражданам из разных стран мира, а принял специальную резолюцию, которая запретила использование захваченных зданий. «Попытки заселения любой части квартала Вароша кем-либо, кроме её жителей, недопустимы» – гласит текст этого документа. А международные суды преследуют захвативших чужие дома владельцев.
Мы проехали по периметру огражденного забором района, где повсюду натыканы надписи, которые запрещают любую фото и видеосъемку – а на знаменитом пляже установлены специальные вышки, откуда солдаты высматривают фотографирующих руины туристов. Пустующая полвека Вароша больше всего напомнила мне хорошо знакомую Припять – с той разницей, что радиацию заменяют здесь невидимые лучи человеческой ненависти и вражды. Западные режиссеры не снимают про это место популярные сериалы, чтобы не обидеть союзника по военному и не афишировать неблаговидную роль американских спецслужб, которые явились фактическими застрельщиками трагических событий 1974 года – столкнув лбами греческих и турецких националистов.
Но сам вид заброшенных отелей и особняков красноречиво говорит о том, что ситуация на острове давно стала тупиковой для местной власти. И в этих кварталах можно поселить разве что спасающихся от войны беженцев, которые не боятся международных законов – просто потому, что терять им нечего.
Наблюдения за турецкой частью Кипра весьма актуальны, а к происходящим на ней процессам давно стоило присмотреться. По мнению самих киприотов, Анкара пытается реализовать в Идлибе и Африне ту же самую схему, которая была когда-то реализована на этом острове – создавая там полностью зависимое от себя государственное образование, чтобы затем попытаться переварить эти территории в рамках проекта новой Османской империи. Не секрет, что ее очертания давно грезятся вторгнувшемуся в Сирию Эрдогану.
Но беда в том, что такие конфликты во все времена приводят к массовому исходу убегающих от конфликта людей, которые прямо сейчас плывут сейчас где-то возле берегов Кипра на пиратских лодках контрабандистов – как никому не нужные заложники хитрых геополитических комбинаций.
18+