Ещё

Финал операции «Свобода»: начнется ли в Венесуэле настоящая война 

Фото: AP
В Венесуэле снова обострение: самопровозглашенный президент Хуан Гуайдо объявил о начале финальной стадии операции «Свобода» по свержению избранного главы государства Николаса Мадуро. В то же время Вашингтон разрабатывает военные средства «по сдерживанию российского влияния» в Венесуэле, инициатором которых стал советник Дональда Трампа по национальной безопасности Джон Болтон. Как Вашингтон может осуществить свой план, разбирался военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок.
30 апреля в Каракасе снова начались демонстрации, переросшие в столкновения полиции с протестующими против власти действующего президента Венесуэлы Николаса Мадуро. В ходе уличных стычек пострадали несколько десятков человек. Так в этой латиноамериканской стране началась «финальная стадия операции „Свобода“, как ее обозначил провозгласивший себя временным президентом страны лидер оппозиции Хуан Гуайдо.
В то же время США уже не протяжении последних нескольких недель говорит о разработке военных средств „сдерживания российского влияния“ в Венесуэле (Москва официально поддерживает Мадуро и отрицает военные способы урегулирования острого политического кризиса в этой стране).
В этих целях Пентагон якобы готовится провести масштабные учения в Карибском бассейне. По замыслу американского военного ведомства, нужно показать России, Китаю и Кубе, что Венесуэла находится в зоне исключительных интересов США.
Ранее госсекретарь США Майк Помпео заявил, что Москва якобы вмешивается в дела латиноамериканской республики без разрешения ее властей. Под „властями Венесуэлы“ Америка подразумевает лидера оппозиции Хуана Гуайдо, который объявил себя временным президентом.
Москва уже неоднократно предостерегала Вашингтон от военного вмешательства в дела Каракаса. В российском МИДе такой сценарий назвали катастрофическим.
Баланс сил сегодня в регионе явно не в пользу действующего президента Венесуэлы и его ближайшего окружения. Экономическая ситуация в стране катастрофическая, и нет никаких признаков того, что она будет развиваться хоть в каком-нибудь положительном направлении. Союзников у Боливарианской Республики даже на южноамериканском континенте практически нет.
А вот недоброжелатели Мадуро в Старом и Новом свете крайне влиятельны в военном, экономическом и финансовом отношениях.
Нет никаких сомнений в том, что с крахом режима Мадуро на всех возможных формах сотрудничества Москвы и Каракаса на исторически обозримый срок можно будет ставить крест.
О том, что сложившиеся отношения между Москвой и Каракасом в эпоху Уго Чавеса и его преемника Мадуро, в случае свержения последнего, будут самым радикальным образом пересмотрены, уже не раз заявлял лидер оппозиции Хуан Гуайдо. При этом глава Национальной ассамблеи ни разу не говорил ничего подобного в отношении китайских активов в Венесуэле, опасаясь ответных ходов и огромного экономического веса Пекина.

С военной поддержкой сложно

Рассмотрим (только чисто гипотетически) возможен ли в Венесуэле (опять-таки, только до определенной степени) сирийский сценарий, то есть, не окажет ли Москва действующей власти в Каракасе все более возрастающей военной поддержки и тем самым отведет Николаса Мадуро от края пропасти, одну ногу над которой он уже занес.
Надо прямо сказать, что какими-то реальными возможностями по созданию межвидовой группировки войск (сил) на столь удаленном от Москвы театре военных действий Россия в настоящее время не располагает.
В свое время переброска даже сравнительно незначительного по боевому и численному составу контингента российских войск в Сирию, а потом и его снабжением всеми необходимыми материальными средствами натолкнулась на немалые трудности. В наличии не оказалось ни требуемого количества специализированных морских судов, ни тяжелых военно-транспортных самолетов. К тому же следует учесть, что в Сирию подавляющая часть оперативно-тактической авиации была отправлена, что называется, своим ходом.
С Венесуэлой такой номер не пройдет. Даже тяжелые военно-транспортные самолеты ВКС России на пути в Венесуэлу вынуждены будут совершать несколько посадок. А все остальные самолеты и вертолеты придется чуть ли не полностью разбирать и доставлять до конечного пункта маршрута либо на морских судах, или воздушным транспортом.
К тому же на переходе морем российские караваны судов запросто могут столкнуться с морской блокадой, организованной США и их союзниками. К примеру, даже военно-морскими силами Бразилии, и им это вполне по силам. А российскому Военно-морскому флоту развернуть боеготовую корабельную группировку на таком значительном удалении от собственных баз будет весьма затруднительно.
Возьмемся за элементарные расчеты. Представим только (опять-таки, чисто гипотетически) переброску хотя бы одной российской воздушно-десантной дивизии в Южную Америку. Чтобы осуществить это одним рейсом, потребуется приблизительно 400 военно-транспортных самолетов типа Ил-76. Эту переброску придется планировать, как минимум, с двумя промежуточными посадками. К примеру, на авиабазе Хмеймим в Сирии и в сенегальском Дакаре.
Нетрудно посчитать, во что обойдется заправка топливом 400 самолетов на территории иностранного государства.
Однако перебросить дивизию — это еще полдела. На новое место дислокации надо доставить необходимые материально-технические средства и обеспечить ими соединение хотя бы из расчета на месяц ведения боевых действий. Тут без применения целой флотилии судов снабжения не обойтись никак. А чтобы прикрыть подобные переброски с воздуха и моря, потребуются авианосные ударные группы (по самым скромным прикидкам, в количестве не менее двух-трех).
Тут надо еще раз заметить, что ни потребного количества военно-транспортных самолетов, ни морских судов соответствующего класса в распоряжении российских Вооруженных сил в настоящее время нет. А чтобы они появились, недостаточно даже самого сильного приступа военно-политической воли. Потребуются целые десятилетия напряженной работы авиационной и судостроительной промышленности.
В качестве предварительных выводов можно сказать, что для России в Венесуэле налицо ситуация определенного военно-политического цугцванга. Поддержать реальными военными силами (средствами) президента Николаса Мадуро весьма трудно и необычайно затратно только по чисто географическим причинам.
И в то же время нельзя исключать, что в ближайшее время в Венесуэле все же произойдет смена власти. Тогда в этом случае столь безоговорочная поддержка Москвой может на долгие десятилетия отравить дальнейшие взаимоотношения Москвы и Каракаса.

Война вообще никому не выгодна

Что касается американского военного вмешательства в дела Боливарианской Республики, то до конца такой вариант исключать нельзя. Однако США постараются решить проблему Николаса Мадуро без вторжения вооруженных сил и бомбардировок.
Белый дом, Пентагон и ЦРУ в этом случае будут действовать, если можно так выразиться, изящно и постараются решить венесуэльские проблемы руками самих венесуэльцев.
Кроме того, с каждым днем со стороны США будет усиливаться финансово-экономическое давление на Венесуэлу. В частности, об этом сообщил помощник президента США по нацбезопасности Джон Болтон, который выступил в среду в Майами с программной речью, в которой изложил политику нынешнего американского правительства в отношении Кубы, Венесуэлы и Никарагуа. Джон Болтон заявил, что Вашингтон вводит санкции в отношении Центробанка Венесуэлы. И это вдобавок к уже ранее принятому пакету.
В конечном счете итог противоборства между США и режимом Николаса Мадуро предрешен. На эту сферу деятельности до определенной степени распространяются положения основного закона войны. В итоге побеждает та сторона, которая обладает большим совокупным военно-экономическом потенциалом. А сравнивать финансово-экономические возможности Венесуэлы и Соединенных Штатов не имеет ни малейшего смысла в виду абсолютного превосходства последних.
Российская позиция в отношении Венесуэлы уязвима со многих направлений. Разумеется, будет жалко потерянных средств, вложенных в экономический комплекс страны. Но потери могут быть еще больше, если с головой ввязаться за десять тысяч километров от национальной территории. Подобные оценки разделяет и значительная часть российских военачальников.
»Думаю, не надо быть великим военным экспертом, чтобы понимать — для России не существует силового (военного) решения венесуэльской проблемы», — пояснил «Газете.Ru» экс-первый заместитель начальника Генерального штаба ВС России, председатель Экспертного совета Комитета по обороне Государственной думы Александр Бурутин.
По мнению военачальника, «наши оперативные возможности в этом регионе крайне ограничены. Из-за растянутости коммуникаций для России даже обеспечение простого военного присутствия чрезвычайно сложно».
Как считает собеседник издания, «при необходимости мы можем организовать вооруженную защиту своих дипломатов, членов их семей и, возможно, представителей крупных компаний, реализующих инвестиционные проекты в Венесуэле».
«Что касается позиции венесуэльской армии, соглашусь с теми специалистами, которые высказывают сомнения о безусловной готовности местных военных «биться за Мадуро до конца», — подчеркнул генерал Бурутин.
По его мнению, «если дело дойдет до вооруженных столкновений с человеческими жертвами, то венесуэльская армия задумается, чью сторону в итоге принять».
Таким образом, считает генерал Бурутин, России ничего другого не остается как поддерживать действующий в Венесуэле режим политико-дипломатическими способами. При этом критически важной становится судьба российских бизнес-инвестиций в случае прихода к власти в Венесуэле проамериканской оппозиции.
Комментарии15
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео