Ещё

Как боснийские сербы могут воспринять вступление Боснии и Герцеговины в НАТО 

Председатель президиума Боснии и Герцеговины (БиГ) Милорад Додик призвал сербов объединяться в единое государство. Он также отметил, что Республика Сербская не намерена вступать в НАТО, даже если к альянсу присоединится БиГ, частью которой она является. По мнению экспертов, БиГ является непрочным политическим образованием, существующим только благодаря поддержке Запада. Однако возможный распад этой балканской страны вряд ли будет бесконфликтным, отмечают аналитики.
На памятном митинге 24 марта, посвящённом 20-й годовщине бомбардировки Югославии авиацией НАТО, председатель президиума Боснии и Герцеговины (БиГ), сербский политик Милорад Додик заявил, что Республика Сербская не намерена вступать в Североатлантический альянс. Митинг, в котором участвовал и президент Сербии Александр Вучич, проходил в городе Ниш, сильно пострадавшем от бомбардировок альянса весной 1999 года.
«Когда говорят о том, что Босния и Герцеговина пойдёт по пути вступления в НАТО, я говорю, что Республика Сербская не может быть в НАТО и не будет», — цитирует Додика ТАСС.
Издание Республики Сербской «Глас Српске» отмечает эмоциональность речи политика.
«Когда я сегодня сталкиваюсь с требованиями, чтобы БиГ шла в НАТО, я чётко говорю, что не могу принять это и не приму. Я не приму, потому что Сербия не принимает это. Я никогда не позволю установить границу на Дрине (река, которая разделяет БиГ и Сербию. — RT)», — приводит «Глас Српске» слова председателя президиума Боснии и Герцеговины.
Додик резко высказался о БиГ. По его мнению, это государство является «результатом идеологии и политики», которая привела к бомбёжкам Сербии.
«Наступают годы, десятилетия государственного объединения сербов. Надеюсь, что и другим это станет до конца ясно, так как иного пути просто нет. Почему другие могут иметь своё государство, а сербы не могут иметь своего единого государства?» — приводит ТАСС слова Додика.
Детище Дейтона
БиГ является уникальным государственным образованием, номинально — единым, но на практике разделённым на две части: Федерацию Боснии и Герцеговины и Республику Сербскую.
Федерация Боснии и Герцеговины является объединением территорий, населенных хорватами и босняками-мусульманами. Её столица — город Сараево, считающийся столицей и всей БиГ. Республика Сербская объединяет территории, где преобладают этнические сербы. Их столица — город Баня-Лука.
В двух частях БиГ разные органы власти. Даже денежная единица, марка, выглядит по-разному в федерации и Республике Сербской.
Высший исполнительный орган власти страны — президиум. Он состоит из трёх человек, избираемых от каждой из общин, по одному от сербов, хорватов и босняков-мусульман. Каждый из них, с промежутком в восемь месяцев, становится председателем президиума. Сейчас очередь Милорада Додика.
Такая система управления была создана согласно Дейтонским соглашениям 1995 года. Именно они положили конец трёхлетней гражданской войне в Боснии. Этими же соглашениями создан особый властный орган с широкими полномочиями: аппарат верховного представителя по выполнению Дейтонских соглашений. Его формируют из следящих за выполнением условий мира представителей 43 стран и 13 международных организаций.
Полномочия верховного представителя очень широки: например, он имеет право снимать любое должностное лицо БиГ и запретить выдвижение любого человека на выборную должность. Такая система называется международным протекторатом.
Додик избран от сербов в президиум в конце 2018 года. До этого он в течение восьми лет был президентом Республики Сербской. Несмотря на то что на новом посту он находится всего три месяца, Додик уже успел сделать немало резких заявлений. Так, в феврале он крайне жёстко высказался против системы международного протектората над БиГ.
Как передаёт «Радио и телевидение Республики Сербской», Додик заявил, что деятельность высокого представителя, австрийца Валентина Инцко, который занимает свою должность с 2009 года, привела к «полному параличу федеральных органов в БиГ». Сербский политик призвал к отмене международного протектората.
Следует заметить, что международные чиновники неоднократно пользовались своими полномочиями, позволяющими снимать любое должностное лицо БиГ. Например, в 2003 году тогдашний верховный представитель британец Пэдди Эшдаун вынудил уйти в отставку члена президиума от сербов Марко Шаровича, которого в США обвинили в нарушении эмбарго на поставку оружия в Ирак. Таким образом могут отстранить и Додика. Однако Инцко пока не делал никаких заявлений на этот счёт.
Перспективы вступления в НАТО
Научный сотрудник Отдела современной истории стран Центральной и Юго-Восточной Европы Георгий Энгельгардт полагает, что заявление Додика не согласовано с властями Сербии: оно является реакцией на давление со стороны представителей стран Запада (того же Инцко), с которыми председатель президиума всё время сталкивается. В беседе с RT эксперт обратил внимание на то, что последнее время НАТО активизировало свои усилия по включению БиГ в альянс. За это, например, в 2019 году высказывался глава Госдепартамента Майк Помпео.
«Единственное препятствие для вступления БиГ в НАТО — позиция сербской части страны, — утверждает Энгельгардт. — Босняки и хорваты за. Поэтому на сербскую часть приходится основное давление со стороны представителей альянса».
Того же мнения придерживается и член сената Республики Сербской Елена Гуськова.
«На референдуме по вступлению в НАТО Республика Сербская однозначно выскажется против», — сказала она в беседе с RT.
Елена Гуськова обращает внимание на то, что Додик ранее уже говорил о необходимости воссоединения с Сербией, но только как об исторической перспективе.
«Стали чаще появляться заявлении о воссоединении в связи с тенденциями Запада полностью изменить политическую структуру БиГ. Запад хочет сделать единое государство без политических и территориальных образований, которые существуют в виде мусульманско-хорватской федерации и Республики Сербской. Додик начинает говорить о перспективе воссоединения с Сербией, когда делаются попытки эти образования ликвидировать и сделать единую БиГ», — считает Гуськова.
Действительно, представители Республики Сербской неоднократно обвиняли Инцко в намерении изменить нынешнюю структуру власти в стране в сторону её централизации.
«БиГ децентрализована и асимметрична, а это и есть залог мира и стабильности нашего государства. Но верховный представитель всё время пытается изменить эту систему», — заявляла в октябре 2018 года в интервью газете «Известия» нынешний президент Республики Сербской Желька Цвиянович.
Елена Гуськова утверждает, что создание унитарной или жёстко централизованной Боснии было стратегической целью Запада с момента заключения Дейтонских соглашений.
«Так было записано в конституции БиГ, которая писалась в США», — напоминает она.
Этим планам помешало только противодействие боснийских сербов, которые, как отмечает Гуськова, оказались «самой сильной частью государства» БиГ.
Как считает Энгельгардт, идея воссоединение Республики Сербской и Сербии среди боснийских сербов достаточно популярна. Поэтому нельзя исключить, что давление Запада приведёт именно к этому результату.
«Если права боснийских сербов будут ущемляться, они могут постараться объединиться с Сербией», — сказал Энгельгардт, подчеркнув при этом, что воссоединение вряд ли пройдёт бесконфликтно.
Судьба БиГ
Единство Боснии и Герцеговины непрочно, отмечают эксперты. Это государство, считает Энгельгардт, просуществовало больше 20 лет исключительно за счёт внешнего давления.
«БиГ без внешнего управления и подпитки столько бы не продержалось. Если Запад потеряет интерес к поддержанию этого государства, оно развалится очень быстро», — утверждает эксперт.
Причина, по мнению Энгельгардта, заключается в том, что народы, населяющие эту страну, рассматривают её — по крайней мере, в том виде, в котором она существует, — как «неизбежное зло».
Елена Гуськова обращает внимание на то, что не только БиГ, но и все государства бывшей Югославии так или иначе несамостоятельны и находятся под влиянием тех или иных стран и международных структур: НАТО, ЕС, США. Поэтому угроза дробления нависла над каждым из них. Исключение составляют разве что входящие в ЕС Хорватия и Словения, говорит Гуськова. Особенно неспокойная ситуация в Македонии, с её албанским меньшинством, считает она, и, разумеется, в Сербии в связи с сепаратизмом Косово. Но все эти возможные политические новообразования, уверена Гуськова, будут нежизнеспособны.
«В регионе ещё не решены серьёзные этнополитические конфликты, которые загнаны под ковёр и продолжают тлеть», — констатирует Энгельгардт.
Если боснийские сербы вынуждены будут отделиться от БиГ, считает эксперт, возрастёт вероятность и других территориальных изменений на Балканском полуострове.
Комментарии14
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео