Ещё

В Польше строят для украинцев «трудовые лагеря» 

Фото: «РИА Новости Украина»
На днях издание «Форпост» рассказало об убийстве трудового мигранта, уроженца Львовщины, которое произошло несколько дней назад в польском городе Сосновец. 25-летний Юрий Шая был выброшен из окна другими украинскими заробитчанами — выходцами из Донецкой области, которые уже арестованы местной полицией. И хотя подоплека случившегося конфликта пока не расследована и не ясна, украинские националисты активно раздувают эту историю, обвиняя «донецких» рабочих в пророссийском сепаратизме.
Польские медиа рассматривают это преступление в совершенно другом, бытовом ключе, поднимая тему положения украинских мигрантов, которые массово выезжают на заработки в Польшу. В то же день, 6 февраля, пресс-секретарь Управления по делам иностранцев Якуб Дудзяк сообщил о том, что 179 тысяч граждан Украины получили вид на жительство в Польше — что превышает численность населения в областном центре Ужгород и сравнимо с населением Краматорска. По мнению польского МВД, в Польше работает около 2 миллионов украинских заробитчан, число которых постоянно растет. И если в начале нулевых годов украинская миграция носила выраженный сезонный характер — в виде летних поездок на сбор клубники — то сейчас украинцы перебираются в Польшу на постоянной основе, соглашаясь на любой, самый низкооплачиваемый заработок, и прилагая все усилия для того, чтобы осесть в Европе.
В 2017-2018 годах на Украине открылись более сотни новых автобусных маршутов, которые везут в Польшу дешевую рабочую силу из страны победившего достоинства и свободы. По данным «Укрзалізниці», самым популярным железнодорожным рейсом в стране является отправляющийся из Киева поезд в польский Перемышль. В течение 2018 года по этому направлению перевезли свыше 300 тысяч пассажиров — ровно в два раза больше, чем годом раньше. А начиная с 8 декабря, из украинской столицы курсирует беспересадочный вагон в город Вроцлав, который сразу же получил в соцсетях прозвище «гастарваген» — в силу того, что его пассажирами в основном являются именно трудовые мигранты.
Молодые образованные граждане Украины попадают в Польшу по безвизовым биометрическим паспортам, и устраиваются на работу с помощью множества фирм, которые занимаются рекрутингом заробитчан. Средний уровень их месячных зарплат составляет 500-600 евро. В 2017 году приблизительный объем денежных переводов из Польши в Украину составил около 1,35 млрд долларов, а уже по итогам прошлого года эта достигла впечатляющей суммы 3,1 млрд долларов, что является достаточно серьезным экономическим фактором в условиях системного кризиса украинской экономики. При этом, многие приезжие вынуждены заниматься нелегальным или полулегальным низкоквалифицированным трудом, в исключительно тяжелых условиях и без всякой социальной защиты.
Комментируя эту ситуацию, польская Gazeta Prawna опубликовала скандальный материал под заголовком «Трудовые лагеря для украинцев» — констатируя, что способы эксплуатации украинских заробитчан «скопированы непосредственно с панских поместий».
«Работник не может оставить работу раньше, чем через три месяца с момента, когда он предупредит об этом своего работодателя. Если же сделает это раньше, то за каждый неотработанный день должен заплатить 1 тыс. злотых штрафа (250 долларов). А фирма, которая его трудоустраивает, может уволить такого работника в любой момент без объяснения причин увольнения. Немало также других примеров несимметричных отношений между работодателями и украинскими рабочими можно назвать только одним словом — эксплуатация», — рассказывало об этом польское издание.
«В минувшем году были выдвинуты обвинения в торговле людьми владельцам сразу нескольких фирм, занимающихся трудоустройством украинцев. К примеру, прокуратура Вроцлава обвинила Агнешку Г. в том, что она руководила «трудовым лагерем» в Нижней Силезии. Формально это были три строительные компании, которые использовали труд украинских граждан. Сотрудники были привезены с Востока Украины, после чего у них забрали документы, а за работу платили сущие гроши. И это в лучшем случае, потому что «бизнес-модель» была такой, что, после вычета «издержек», мигранты оставались должны работодателю», — пишет о рабском труде мигрантов украинский журналист Олег Хавич.
Он не преувеличивает. В прошлом году, во время встречи с украинскими мигрантами в польском городе Краков, я выслушал их рассказ о таком трудовом лагере, расположенном возле предприятия по производству мясных полуфабрикатов. Проживавшие в нем рабочие могли покидать его территорию только с разрешения хозяина и охраны — в противном случае их увольняли без выплаты заработной платы. Никто не заключал с ними трудовые договора, что автоматически лишало заробитчан права на социальную защиту со стороны польского государства. А это позволяло обманывать иностранных заробитчан, вычитая из их получки оплату за проживание в общежитии и еду. Да что там — по данным польского издания «Газета Столична» владельцы расположенного возле Варшавы завода заставляли украинских рабочих носить специальную униформу желто-голубой расцветки. И люди были готовы на подобное унижение, чтобы заработать себе на жизнь.
«На таких работников не распространяются нормы трудового законодательства Польши. Здесь не может быть ни минимальной зарплаты, ни отпуска, ни охраны труда. Польская инспекция труда, контролирующая соблюдение трудового законодательства, не занимается гражданско-правовыми договорами, несмотря на то что в большинстве случаев они не имеют право заключаться. Поэтому появляются штрафы и другие неприятные пункты в таких договорах. Людей даже не нужно увольнять, они изначально не являются работниками предприятия. И в большинстве случаев проблемы таких сотрудников — а это, напомню, 95% легально работающих украинцев — просто невозможно решить в правовом ключе», — прокомментировал нарушение прав украинцев лидер профсоюза украинских мигрантов «Трудовая солидарность» Виталий Махинько.
Этот полурабский труд подчас приводит к глубоко драматическим ситуациям. В январе прошлого года жительница Луцка Алена Романенко — работница прачечной возле города Познань — потеряла руку, которая застряла в стиральной машине.
«Я кричала очень громко. Подбежала через некоторое время девочка, с которой я работала. Приехала скорая, начали мне сразу колоть обезбаливающие, но они не помогали. Боль была просто ужасная. И когда спасатели хотели резать машину, владелец прачечной сказал, что этого категорически нельзя делать. А спасатели сказали, как можно этого человека спасти?», — рассказывала она после операции в интервью украинскому каналу1+1.
А 36-летняя украинка, которая работала на предприятии по переработке фруктов и овощей в небольшом городке под Любином, родила ребенка прямо на рабочем месте, после чего попыталась убить новорожденную девочку в заводском туалете. Младенца спасла случайность — работавшая на этой же фабрике сестра украинской женщины обнаружила несчастную роженицу в туалете, когда она выбрасывала ребенка в пластиковый пакет для мусора. По мнению польских правозащитников, украинка находилась в этот момент не в себе — потому многие месяцы скрывала свою беременность, опасаясь потерять рабочее место. И не имела возможности содержать своего ребенка.
Такова социальная и человеческая цена инвестиций в украинскую экономику, которая все больше ориентируется на поступления от трудовых мигрантов, выехавших в Европу благодаря вожделенному и разрекламированному безвизу. Но Украина может заплатить за это гораздо больше, теряя целое поколение трудоспособных людей, которые покидают родину, оставляя ее без шансов на будущее.
Комментарии13
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео