Ещё

Сошел на нет 

Фото: Анвар Ильясов / AP
Политический год в Узбекистане начался с громкой отставки: президент республики Шавкат Мирзиеев снял с должности главу Службы национальной безопасности (СНБ) Рустама Иноятова. За четверть века руководства спецслужбой этот серый кардинал узбекской политики подчинил себе большую часть силовых ведомств, поставил под личный контроль ряд отраслей экономики и зарекомендовал себя как последовательный и бескомпромиссный борец с оппозицией. А как без этого? Для устранения такого тяжеловеса, несомненно, были веские основания, и, возможно, этот шаг будет иметь нежелательные последствия. «Лента.ру» разбиралась в особенностях транзита власти по-узбекски.

Востоковед в погонах

Будущий всесильный шеф СНБ Рустам Иноятов родился в 1944 году. Получил образование востоковеда и сразу с университетской скамьи попал в КГБ. Из открытых источников известно, что до 1986 года он был офицером Первого главного управления, занимающегося внешней разведкой (что неудивительно, учитывая его образование). Затем следует десятилетний пробел в биографии.
На политическую сцену Иноятов вышел в 1995 году — Ислам Каримов назначил его руководителем Службы национальной безопасности Узбекистана. К тому времени ситуация и в стране, и в регионе в целом была крайне нестабильной.
В Таджикистане шла гражданская война. В Афганистане талибы установили контроль над большей частью территории страны. Повсеместно в Средней Азии укреплялись исламистские группировки. Росло производство наркотиков. Бывшие братские республики безуспешно пытались преодолеть последствия развала Советского Союза.
В этих условиях запрос на сильную руку был весьма актуален. Для Узбекистана этой рукой стал Рустам Иноятов — ему удалось обеспечить стабильность режима Ислама Каримова. Исламистов загнали в подполье, оппозиции дали понять, что гражданские свободы, гарантированные конституцией, могут не распространяться на отдельные категории граждан.
Pang Xinglei / Xinhua / Globallookpress.com // Рустам Иноятов

Серый кардинал

Со временем шеф СНБ распространил свое влияние на все силовые ведомства и фактически лишил их большинства полномочий. Из-под министерства обороны, например, вывели Главное разведуправление. Республиканское МВД было аппаратно ослаблено и фактически контролировалось Иноятовым. Ходили слухи, что у него есть компромат на многих руководителей Узбекистана.
Рустам Иноятов и связанные с ним группы имели доли во многих предприятиях разных отраслей узбекской экономики: хлопковой, нефтегазовой, золотодобывающей. Также силовики контролировали черный рынок валюты, что фактически обеспечивало им контроль над внешней торговлей.
Влияние шефа СНБ распространялось и на внешнюю политику. Считается, что именно он был инициатором изоляционизма Узбекистана, неприсоединения его к Евразийскому союзу и враждебной политики по отношению к соседям. Он был весьма убедителен, утверждая, что из-за границы Узбекистану угрожают терроризм и исламизм, а присоединение к интеграционным проектам ослабит узбекский суверенитет.

Король умер

В августе 2016 года появились слухи о смерти первого и бессменного президента Узбекистана Ислама Каримова. Официально о его кончине было объявлено 2 сентября.
В условиях закрытого авторитарного режима у наблюдателей не было возможности судить о внутриполитической ситуации в Узбекистане, однако концентрация власти в руках одного человека порождала опасения, что со смертью Каримова в элитах начнется ожесточенная борьба за его наследство — как политическое, так и материальное.
Рустам Иноятов не был явным претендентом на освободившийся пост. 72 года и диабет делали его не очень подходящим кандидатом на роль нового лидера нации. Однако колоссальное влияние и неформальная власть над всем силовым блоком гарантировали ему при новом президенте должность серого кардинала — неформального руководителя страны.
На роль президента идеально подошел премьер-министр Шавкат Мирзиеев, 58-летний премьер, который за 13 лет руководства правительством зарекомендовал себя верным исполнителем воли президента. Он имел крепкие связи с семьей Каримова, а также, по слухам, был протеже Рустама Иноятова.
Валерий Мельников / РИА Новости // Шавкат Мирзиеев
Вопрос перехода власти решился быстро и без шума. Через неделю после официального заявления о смерти Каримова Мирзиеев стал исполняющим обязанности президента. Еще через неделю — кандидатом в президенты от правящей партии. Спустя три месяца, 4 декабря 2016 года, набрав 88 процентов голосов, Мирзиеев победил на выборах президента Узбекистана.
Казалось, транзит власти успешно завершен: бюрократ Мирзиеев стал президентом, чекист Иноятов — серым кардиналом при нем.

Да здравствует король!

Первое время казалось, что тандем Мирзиеев — Иноятов стабилен. Однако Шавкат Мирзиеев, очевидно, не собирался мириться с опекуном в лице всесильного шефа СНБ.
Первым ходом нового президента в этом противостоянии стала замена руководства Службы безопасности президента. Традиционно этой структурой руководили люди, связанные c СНБ, однако Мирзиеев не доверял старым иноятовским кадрам. В январе 2017 года, всего через месяц после инаугурации, руководителем Службы безопасности президента стал его зять Отабек Шаханов.
Вторым и третьим ножами в спину Иноятова стали закон о противодействии коррупции и Государственная антикоррупционная комиссия. Узбекистан занимает 156-е место в Индексе восприятия коррупции. Считается, что Иноятов был одним из создателей коррупционной системы, так что эти нововведения очевидно били по нему и его детищу.
Более того, руководителем Государственной антикоррупционной комиссии был назначен Зокир Алматов — министр внутренних дел Узбекистана, которого сделали крайним в событиях 2005 года в Андижане (тогда произошли стычки оппозиции с правительственными силами, в результате которых погибли сотни человек). Сказать, что Алматов был врагом Иноятова — не сказать ничего. Это делало его идеальным партнером для Мирзиеева.
Алматов ожидаемо вернулся во власть не один. Его прежний соратник и протеже Абдусалом Азизов был назначен министром внутренних дел.
Расставляя свои кадры, Мирзиеев шаг за шагом аппаратно ослаблял Иноятова. В феврале 2017 года был уволен первый заместитель Иноятова Шухрат Гулямов — он проявил подчеркнутое неуважение к новому президенту, за что и поплатился должностью. А уже в августе Гулямов получил пожизненный срок за контрабанду и отмывание денег.
Финальным аккордом стал арест в январе 2018 года отставленного министра внутренних дел Адхама Ахмедбаева, который всегда считался человеком Иноятова; затем были уволены два зама Иноятова и 11 руководителей областных управлений СНБ. На этом партию в аппаратной игре можно было считать законченной. 31 января 2018 года всесильного шефа СНБ Узбекистана отправили в отставку — точнее, на почетную пенсию в должности советника президента по политическим и правовым вопросам (формальная должность без каких-либо реальных полномочий).

Старый конь

Рассуждая о причинах смещения всесильного шефа СНБ, первым делом вспоминают его возраст и проблемы со здоровьем. Поговаривают, что в прошлом году на фоне кадровой турбулентности его здоровье особенно ухудшилось. Впрочем, история знает прецеденты, когда серые кардиналы продолжали успешно дирижировать политикой даже на смертном одре.
Более вероятно, что Иноятов стал жертвой трансформационных процессов в узбекском обществе. Переход власти в Узбекистане после краха СССР прошел не вполне удачно: страна не скатилась в гражданскую войну, как соседний Таджикистан, однако за четверть века режим так и не смог обеспечить благополучие граждан. Массовая трудовая миграция и преследование инакомыслящих — лучшие тому свидетельства. Рустам Иноятов как представитель прежнего режима и один из его столпов, очевидно, не вписывался в планы новой узбекской реальности.
Свою роль сыграла и консолидация узбекской элиты вокруг нового президента. С Мирзиеевым связывают надежды на либеральные преобразования, ограничение всевластия силовиков и налаживание отношений с соседями. Иноятов стоял на прямо противоположных позициях.

Демонтаж репрессивной машины

Еще до отставки Иноятова новый президент поднимал вопрос реформирования СНБ. Выступая 22 декабря 2017 года с посланием Олий Мажлису (нижняя палата парламента Узбекистана), Шавкат Мирзиеев высказался за принятие нового закона об СНБ. По его словам, старый не соответствовал требованиям времени.
За четверть века полномочия СНБ безосновательно и значительно расширились. Приоритетом для спецслужбы, по мнению Мирзиеева, должна стать борьба с терроризмом. В то же время президент призывал отказаться от дублирующих и репрессивных функций СНБ.
По словам политолога Рафаэля Саттарова, сегодня идет процесс, в результате которого будут определены конкретные условия и рамки работы СНБ. «По-новому СНБ должна заниматься конкретно контрразведкой и борьбой против терроризма. А внутренней безопасностью будет заниматься новая силовая структура Национальная гвардия, созданная по образцу Росгвардии, которая оттянула на себя некоторые функции МВД и ФСБ», — объясняет Саттаров.

Исламистская угроза

Основные риски устранения Иноятова заключаются в том, что реформирование любой структуры на время снижает эффективность ее функционирования. Старые люди уходят, новые могут не сразу разобраться в происходящем. Переменами в руководстве и структуре СНБ вполне могут воспользоваться исламисты.
«Исламское движение Узбекистана» (ИДУ), будучи весьма активным в 1990-е годы, к середине 2000-х значительно ослабло. Спецслужбам удалось свести активность исламистов к минимуму. Основная деятельность террористов была перенесена в Вазиристан — горный регион на границе Афганистана и Пакистана.
Но в 2014 году об ИДУ заговорили снова, когда они присоединились к запрещенному в России «Исламскому государству». Тогда террористы открыто декларировали своей целью экспансию в Среднюю Азию. Узбекистану, Таджикистану, Туркменистану предрекалось повторение судьбы Сирии. Тысячи граждан этих государств получили боевой опыт в Сирии и Ираке, воюя в составе исламистских группировок. Потенциально они могут создать существенную угрозу безопасности среднеазиатских республик.
Однако декларации пока так и остались нереализованными — во многом благодаря тому, что, как отмечают эксперты, в обеспечении безопасности в регионе заинтересованы все стороны, поэтому консолидация усилий по борьбе с терроризмом будет продолжаться.
Рафаэль Саттаров высказывает сомнения в возможной дестабилизации и усилении угрозы исламистов в связи с реформированием СНБ. «Борьба против радикалов шла раньше и продолжается теперь. Сотрудничество, к примеру, с российскими спецслужбами не прекращено. Исламское движение Узбекистана уже не представляет такую опасность, как раньше, а "Талибан" вообще никогда не собирался расширять активность на соседние страны», — говорит эксперт.
***
Отставка Рустама Иноятова с поста главы СНБ открывает новую главу в истории Узбекистана. Смерть Ислама Каримова и президентство Шавката Мирзиеева было лишь началом транзита власти. Отставка же всесильного шефа СНБ закончила переход полномочий от старой команды к новой.
Концентрация власти в руках нового президента, скорее всего, неизбежна, но только это позволит ему продолжить начатые экономические преобразования, демократизацию общественной жизни и восстановление отношений с соседями.
Комментарии2
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео