Ещё

Наступил самый опасный год в современной истории 

Фото: © AP/TASS

Наступивший год имеет все шансы принести миру одни из самых тяжелых испытаний в современной истории. И от того, как мир сумеет ответить на стоящие перед ним вызовы, во многом будет зависеть его дальнейшая судьба.

Это вовсе не громкие слова, а объективная реальность, обусловленная чредой глобальных рисков, сформировавших к началу 2018-го года угрожающий навес, способный в любую минуту обрушиться на головы беспечному человечеству.

По степени концентрации политических, геополитических, экономических и идеологических противоречий, а также по уровню накопления оружия и прочих военных ресурсов, нынешний мир стремительно приближается к состоянию, в котором он находился накануне Первой и Второй мировых войн.

Тревожный звонок

Очередной тревожный звонок прозвенел в самом начале наступившего года. В минувший понедельник стали известны подробности очередного нападения исламистских боевиков на российские военные объекты в Сирии. По данным Министерства обороны РФ, для атаки на авиабазу Хмеймим и пункт обеспечения в Тартусе боевики использовали 13 ударных беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) с установленными на них самодельными взрывными устройствами (СВУ).

По данным военных, речь идет о десяти ударных БПЛА, направленных к Хмеймиму, и еще трех — к Тартусу. Шесть из них были взяты под контроль подразделениями РЭБ, в результате чего три беспилотника были успешно посажены вблизи базы, а три других взорвались при столкновении с землей. По данным «Коммерсанта», сделать это в короткий срок удалось из-за того, что БПЛА перемещались при помощи аналогового, а не цифрового управления. Оставшиеся семь беспилотников были уничтожены расчетами зенитно-ракетных пушечных комплексов «Панцирь-С1».

Этому нападению предшествовала другая история, предположительно с минометной атакой на все ту же базу Хмеймим 31 декабря 2017 г., в результате которой были убиты два российских военнослужащих, и несколько человек получили ранения.

По другой неподтвержденной пока информации в ходе налета были повреждены несколько боевых самолетов ВКС РФ.

Почему мы в очередной раз возвращаемся к истории, которая очевидно полна «белых пятен» и весьма противоречива?

Исключительно потому, что эти происшествия можно рассматривать как тревожный звонок, предваряющий чреду куда более серьезных событий.

Обе атаки, вне зависимости от своей результативности, преследуют единственную цель — показать, что военная операция в Сирии, «победно завершенная» в аккурат к Новому году, вовсе не означает окончания конфликта в этом регионе.

Тот факт, что целью боевиков стали именно российские ВКС, может означать, что исламисты отнюдь не разгромлены. Напротив, теперь, в качестве своей приоритетной цели они будут рассматривать не столько режим Асада (о котором много чего можно сказать отдельно), сколько самих российских военных, находящихся в Сирии.

У россиян старшего поколения, все это не может не вызвать аналогий с известными событиями 80-х годов прошлого века. Тогда, фактическое поражение советской (одной из сильнейших в мире) армии в необъявленной войне с террористическими бандами в Афганистане, повлекло за собой события, перевернувшие всю мировую историю.

Таким образом, сирийский конфликт, прогнозируемо оказавшийся далеким от своего завершения, можно считать одним из серьезнейших рисков, способных привести к самым непредсказуемым последствиям в наступившем году.

Причем, не только для России, но и для всего мира. Напомним, что помимо РФ, основными интересантами сирийской истории остаются такие мощные игроки, как США и Иран, о взаимных претензиях которых не говорил только ленивый.

Восемь угроз миру во всем мире

Сирийский узел — не единственная горячая точка, способная сдетонировать в наступившем году.

В конце 2017 года Совет по международным отношениям (Council on Foreign Relations, CFR) на основе опроса ведущих экспертов, составил список глобальных угроз, которые могут реализоваться в 2018 г.

Представители CFR попросили аналитиков описать 30 постоянных или потенциальных конфликтов, обосновав вероятность их возникновения или обострения в 2018 году. В результате проведенной работы, экспертам удалось выделить 8 наиболее вероятных рисков, чреватых масштабными военными конфликтами. И Сирия занимает в этой восьмерке далеко не первое место.

Самой серьезной угрозой эксперты CFR считают военный конфликт с участием США, Северной Кореи и соседних с ней стран.

Столь высокая значимость этой, еще недавно казавшейся невероятной, истории объясняется присутствием в ней ракетно-ядерной тематики и прямых угроз применения ядерного оружия со стороны КНДР. По мнению экспертов, более напряженной ситуации, связанной с возможностью применения ядерного оружия, в мире не было с 1950-х гг.

Со своей стороны, хочется заметить, что в отличии от пресловутого Карибского кризиса 50-х, нынешняя ситуация более походит на встречный блеф двух игроков, преследующих вполне конкретные цели. И ни один из них не имеет идеологически-суицидальных наклонностей, как это было во времена противостояния двух идеологий.

В связи с чем, на наш взгляд, вероятность реализации этого риска не столь высока.

Вторым по значимости риском CFR считает вооруженное противостояние между Ираном и США, или одним из его союзников.

Эксперты видят возможность конфликта на фоне недавнего заявления Ирана о том, что он поддержит «группы сопротивления», после того как Трамп признал Иерусалим столицей Израиля.

Если это действительно так, то вспыхнувшие в Иране в начале этого года, протесты вполне могут рассматриваться, как внешняя попытка ослабить Тегеран изнутри.

На наш взгляд, угроза конфликта с далеко идущими последствиями, по линии Иран-США действительно существует.

Третье место в списке угроз CFR занимает разрушительная кибератака по критически важной инфраструктуре США.

В пользу этой версии говорят кибератаки совершенные в 2017 году из Ирана, Северной Кореи против правительственных учреждений, банков и военных во всем мире. Не остались без внимания аналитиков CFR и обвинения в кибератаках России.

Впрочем, вопрос о том, сможет ли кибернетическая война в короткое время перерасти в полноценный военный конфликт, пока остается открытым.

Военная конфронтация между Россией и членами НАТО, так эксперты CFR формулируют четвертую критическую угрозу 2018 года.

По их мнению, конфронтация между Россией и членами НАТО, преднамеренная или непреднамеренная, никогда не прекращалась.

Гипотетическая угроза подобного конфликта действительно существует, но рискнем предположить, что вероятность ее крайне невелика. Ранее «Ридус» уже приводил доводы экспертов в пользу того, что военные столкновения между РФ и НАТО в Европе маловероятны по целому ряду причин.

В качестве пятой по значимости угрозы миру в 2018 году CFR рассматривает вооруженное противостояние из-за спорных морских районов в Южно-Китайском море.

Эксперты полагают, что конфликт между Китаем и одним или несколькими странами-претендентами Юго-Восточной Азии на многочисленные острова, такими как Бруней, Малайзия, Филиппины, Тайвань или Вьетнам вполне вероятен.

Вероятность подобных конфликтов с участием Китая действительно исключать нельзя, особенно если вспомнить скоротечную вьетнамо-китайскую войну, спровоцированную и проигранную Пекином в конце прошлого века.

Однако, если они и произойдут, то вряд ли они станут чем-то выходящим за рамки региональных разборок.

Шестое место в списке угроз CFR отводит терактам с большим количество жертв в США или странах-союзниках.

Учитывая, что в 2017 году произошло довольно много терактов, особенно в Европе и в США, такая опасность действительно существует.

Исходя из того, что последствием террористических атак на башни-близнецы в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года стала масштабная открытая и гибридная война в целом ряде регионов планеты, в наступившем году данный сценарий действительно можно рассматривать, в качестве серьезного глобального риска.

Седьмое место в списке CFR отводится риску эскалации конфликта в Сирии, о котором подробно говорилось в начале статьи.

Восьмую позицию в перечне рисков 2018 года занимает усиление насилия и нестабильности в Афганистане.

Эксперты CFR обеспокоены усиливающимся мятежом талибов и возможным крахом афганского правительства. Ситуация в Афганистане вызывает беспокойство и со стороны американского руководства, направляющего туда все новые войска.

Со своей стороны, заметим, что усиление рисков, связанных с положением дел в Афганистане будет в значительной степени зависеть от того, что в итоге станет с ИГИЛ (запрещено в России), сильно потрепанным в Сирии и Ираке. Если этой экстремистской организации не удастся восстановить утраченные позиции, вполне вероятно, что образовавшийся вакуум попытаются заполнить афганские талибы, или другие движения исламистского толка.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео