Далее:

Выхода нет. Дональд Трамп отказался сделать вывод из Афганистана

«Великое солнечное затмение» Дональд Трамп наблюдал с балкона Белого дома. Так они и смотрели друг на друга. Две звезды, две светлых повести. Судьбы их тоже чем-то похожи. И он вроде бы как «великий», потому что на всей территории США. Но и его в разных штатах видят по-разному. А в некоторых и вовсе не замечают. Хотя в этой «перестрелке» даже солнце скрыло от него свое единственное око, чтобы не ослепнуть. А он решительно отказался от очков. Говорят, это влияет не только на зрение, но и на психику. Вероятно, не так быстро, как хотели бы его враги.
По крайней мере, через несколько часов после редкого астрономического явления уже сам Трамп собрал не меньшую аудиторию, чтобы на голубом глазу и в своем уме сказать Америке все, что он думает про Афганистан. И лишь то, что он признал себя Бушем-младшим и Обамой, в какой-то степени могло заинтересовать тех, кто привык иметь дело с наполеонами. Впрочем, слова о том, что он станет третьим верховным главнокомандующим, который решит судьбу Афганистана, принадлежали не ему. Это кто-то из его аппарата так сформулировал историческую неизбежность Трампа. Хоть и ерепенится, но все-таки идет по накатанной. В смысле, по наклонной.
В 2011 году рекомендовал Обаме завершить возню с талибами, как «напрасную трату жизней и денег». В 2013 призвал уйти из Афганистана и заняться США. В августе 2017 году объявил, что выхода нет, а стало быть, и он не способен сделать правильный вывод. «Последствия вывода войск неприемлемы — это создаст вакуум, который заполнят террористы». То, что их размножение не остановил даже стотысячный контингент, Трампу, видимо, не доложили. Зато получилось, как в песне: «Затменье солнца какое-то нашло, ты не волнуйся — все будет хорошо». Хорошо, когда не знаешь, что будет. Ничего хорошего и не ждешь. А значит, не ждешь и разочарований.
Новая стратегия Трампа — это отсутствие стратегии в принципе. «Ядро нашей доктрины состоит в переходе от подхода, основанного на продолжительности, к подходу, основанному на обстоятельствах». Диалектика, правда, предполагает переход количества в качество. Но Трамп диалектику учил не по Гегелю, а по себе. А его собственное присутствие в Белом доме и зависит не от продолжительности, а от обстоятельств. А как говорили древние, кто борется с обстоятельствами, тот становится их рабом. Так что Афганистан — это у них, похоже, надолго.
"И больше я вам ничего не скажу", — мог бы по-партизански завершить президент. Для того ведь и собрал народ и армию, чтобы объявить им, что отныне боевые задания контингента и его численность — это военная тайна. Его, видимо, и тут не предупредили, что все уже в курсе, что восемь с половиной тысяч плюс четыре тысячи будет двенадцать с половиной тысяч. Вероятно, чтобы не расстраивался и не отходил от текста. А то, как в прошлый раз, объявил бы вдруг «огонь и ярость», и что потом с этим делать. «Жечь» и злиться? Оттого, что «жечь» — лишь в вербальном смысле слова.
Ему для пущей полишинельности секрета еще бы не уточнять, о какой стране идет речь. Формула «войти и не выйти» — она же для любой географии подходит. На этом внешняя политика США стояла и на том стоять будет. И Трамп — не исключение. Хоть и сказал, что его армия не станет строить демократию вдали от родины, но в том же Афганистане усиливает ее полномочиями. Однако злые языки все равно зачесались. Говорят, что его здоровье теперь точно надо проверить. Есть основания. Он же смотрел на затмение невооруженным взглядом. А того им не понять, что не видел, а чувствовал в солнце родственную душу. Ведь и его должны бы просто благодарить за то, что есть. Но только и делают, что ищут на нем пятна.
Автор Михаил Шейнкман, радио Sputnik
Подписывайтесь на канал радио Sputnik в Telegram, чтобы у вас всегда было что почитать: злободневное, интересное и полезное.
А еще у радио Sputnik отличные паблики ВКонтакте и Facebook. А для любителей короткого, но емкого слова, — Twitter.
Оставить комментарий