Далее:

Самоубийства «атошников»: «Долго держался, устал. Это не жизнь. Я туда не вернусь»

Самоубийства «атошников»: «Долго держался, устал. Это не жизнь. Я туда не вернусь»
Фото:
Вернувшиеся домой из зоны АТО военные массово кончают жизнь самоубийством. Последним «громким» итогом сведения счетов с жизнью стала смерть командующего четвертой роты батальона «Сич» полка МВД Киев Богдана Богдановича в начале августа. Уже на следующий день СМИ начали намекать на некие загадочные обстоятельства, заставившие мужчину покончить жизнь самоубийством. Что это за обстоятельства не знают даже сослуживцы покойного, которые в комментариях и интервью недоумевают по поводу гибели своего побратима.
Отправление добровольческого батальона «Сич» в зону вооруженного конфликта
«В семье там вроде все было нормально. Скорее всего, посттравматический синдром, который он получил. Он и в Ираке был, стоял у истоков батальона «Сич», учил людей, прошел Пески, Авдеевку. Возможно, это дало свое…», — рассказал командир батальона Александр Писаренко.
Хроника самоубийств
На самом деле, самоубийства украинцев, вернувшихся с войны в Донбассе секретом не были. Но тема получила резонанс, когда в конце июня министр МВД Арсен Аваков огласил шокирующую статистику.
«По данным военной прокуратуры, на начало июня 2017 зарегистрировано около 500 случаев самоубийств участников антитеррористической операции после возвращения из зоны боевых действий», — сказал Аваков.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Аваков: 500 участников АТО покончили с собой
А вот другие цифры. По заявлению начальника Генштаба ВСУ Виктора Муженко от 27 июля 2017 года, с начала войны на Донбассе небоевые потери составили всего 871 человек. Сюда входит и неосторожное обращение с оружием, и болезни, и несчастные случаи, и бытовые стычки по пьянке, и, конечно, суицид.
Один из первых резонансных случаев — самоубийство военного, которого привезли на реабилитацию в харьковскую больницу в связи с ранением полученными в зоне АТО ранее. 4 января этого года в одном из туалетов госпиталя он и был обнаружен с ножевым ранением горла. Спасти его не удалось. Причин для сведения счетов с жизнью у него не было. По крайней мере, в первых сообщениях СМИ именно так и говорилось. Чуть позже появились явно заказные комментарии врачей и обслуживающего персонала больниц с пространным: «Он был чем-то взволнован, удручен и постоянно раздражен».
Отправка добровольческого батальона «Сич» в зону вооруженного конфликта
В феврале в Днепропетровске «ветеран АТО» зашел в кафе выпить кофе и пожаловаться на жизнь, дескать, супруга его бросила, не оценила подвиги на благо Родины. Да еще и бизнес непонятно кто отобрал. Допив свой кофе, он радикально решил проблемы, подорвав себя гранатой на выходе из кафе.
В апреле покончил жизнь самоубийством на территории воинской части парень из Донбасса, которого, несмотря на всю любовь к Украине и ненависть к народным республикам, иначе чем «сепаром» не называли. Тут, правда, причина ясна — довели. Буквально в день смерти его в очередной раз избили сослуживцы, и он не выдержал травли. Его родные уверяли, что он собирался служить по контракту и «мочить террористов», но, как показало время, ярлык — «донецкий» не смыть показным или истинным национализмом.
В мае на протяжении первой недели месяца 3 военнослужащих ушли из жизни. Один повесился в коридоре больницы в Чугуеве в Харьковской области. Второй порезал себе вены у себя дома в Хмельницкой области. А третий — застрелился из наградного оружия.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Боевые и небоевые: Генштаб Украины назвал количество погибших силовиков в Донбассе
Июнь тоже был полон случаев суицида. 8 июня «атошник» Николай Сидорчук бросился под поезд в киевском метро совершенно неожиданно для своих спутников. В СМИ написали, что это был несчастный случай и никак не упомянули, что погибший недавно вернулся из Донбасса и страдал от постоянной головной боли. Завесу тайны приоткрыла подруга самоубийцы, дав развернутое интервью тернопольскому изданию. А 10 июня другой военный выбросился из поезда на Юго-Западной железной дороге. По сообщению очевидцев, он самовольно открыл дверь нерабочего тамбура и выпрыгнул из вагона во время движения. Что послужило причиной — неизвестно, зато известно, что его переводили на новое место службы: какое — засекречено, однако, кажется, это вряд ли была тихая воинская часть где-то под Киевом.
Покончил собой летом этого года и солдат 14-й отдельной механизированной бригады. Инцидент произошел в селе Залужье Волынской области, где собственно и проживал «атошник». Вспоминая этот случай, нельзя не отметить, что это практически единственный случай, когда самоубийца попытался объяснить причины, побудившие его на этот поступок. Приведем полностью слова его прощальной записки: «Долго держался, устал. Не хочу обвинять, но это не жизнь. Ни денег, ни еды, ничего. Особенно когда меня из бригады на похороны не отпустили. Надо было с Саньком увольняться. Постоянно им что-то надо. Бухают каждый день, постоянно деньги нужны. А когда мне надо было домой, всем нет дела. Я туда не вернусь».
Акция протеста батальона «Айдар» в Киеве
Терапия рукоприкладством
Самоубийство — крайность, многие военные снимают стресс иначе. Многие вернувшиеся «герои» снимают посттравматический стресс иначе.
8 августа в Луганской области в селе Троицкое 29-летний отец семейства пригласил нескольких военных на день рождения своей 25-летней жены. После принятия энного количества горячительных напитков между солдатами и мужем именинницы произошла ссора, переросшая в драку. Конфликт продолжился за пределами двора, где один из военных начал стрелять из автомата, в результате чего женщина погибка, а ее муж получил тяжелые огнестрельные ранения.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: В Киеве бывший участник АТО жестоко убил жену
Другая проблема — роста числа изнасилований при участии военных. Часто женщины, проживающие на территории Донбасса подконтрольной Украине, анонимно звонят в полицию народных республик с заявлением об изнасиловании или пытаются добиться справедливости от местных правоохранителей. Последним случаем, по словам официального представителя Народной милиции ЛНР Андрея Марочко от 2 августа, стал запой командира 20-го батальона 93-й бригады Вооруженных сил Украины капитана Джулина, который в течение трех дней удерживал и совершал насильственные действия в отношении несовершеннолетней жительницы Славяносербска. Протрезвев, он отпустил девушку, приказав ей ничего и никому не рассказывать.
«К сожалению, военнослужащие, принимавшие участие в боевых действиях, часто страдают от наркологических проблем, в частности алкоголя», —заявил психиатр, заведующий кафедрой психологии и общественно-гуманитарных дисциплин в МАУП Сергей Вишниченко.
По его словам, именно алкоголь и расшатанная психика становятся причиной проявления агрессии, дебошей, приводящих к совершению тяжких преступлений, так и самоубийств среди «атошников». Единственным выходом, по мнению психиатра, являются не только тщательный отбор будущих солдат, но и своевременные меры профилактики посттравматического синдрома, то есть, беседы с психиатрами, прием лекарств и прочее, и прочее.
Да, действительно, ПТСР можно лечить и вполне возможно адаптировать пришедшего с войны человека к современным реалиям жизни «на гражданке», однако лучше всего прерывать его в зародыше — остановив поток военных на Донбасс, реализовав Минские или какие-то новые соглашения и, наконец, прекратив войну, как и обещал президент Петр Порошенко в своей избирательной кампании. Но война, сопровождаемая смертями военных на фронте и дома, а также страдания мирных жителей, стали базовым инструментом удержания власти теvb, кто показал себя абсолютным нулем в деле утверждения европейской сущности Украины.
Оставить комментарий