Далее:

Глава МИД Приднестровья: ОБСЕ блокирует проведение переговоров в формате "5+2"

Глава МИД Приднестровья: ОБСЕ блокирует проведение переговоров в формате «5+2»
Фото:
После состоявшегося в Берлине очередного раунда переговоров по приднестровскому урегулированию в формате «5+2» прошел год. В переговорном процесс возникла пауза, прерывать которую международное посредничество в лице ОБСЕ не торопится. Своим мнением о причинах и возможных последствиях такого «застоя», а также о текущей ситуации в зоне «замороженного» конфликта поделился в интервью ТАСС министр иностранных дел Приднестровской Молдавской Республики Виталий Игнатьев.
— Минул год после состоявшегося в Берлине полноформатного раунда переговоров по Приднестровью в формате «5+2». По итогам этого раунда был согласован и подписан Берлинский протокол. С тех пор в переговорном процессе возникла пауза. Чем она обусловлена?
— К сожалению, ситуация в переговорах продолжает оставаться очень сложной. Одной из причин является блокирование работы Постоянного совещания по политическим вопросам в рамках переговорного процесса по приднестровскому урегулированию. Сокращенно этот международный формат называется «5+2», его участниками являются Молдавия и Приднестровье как стороны конфликта, Россия, Украина и ОБСЕ — посредники, США и Евросоюз — наблюдатели.
Сегодня действующее председательство в ОБСЕ, отказываясь от созыва заседания, лишает Приднестровье как полноправную сторону переговорного процесса возможности обсуждения широкого спектра проблем на этой международной площадке. Мы считаем это негативным фактором, который не способствует нормализации ситуации и не позволяет вести переговоры с международным участием для скорейшего разрешения накопившихся острых проблем во взаимоотношениях Молдавии и Приднестровья.
Для того, чтобы договариваться о чем-то, надо вести переговоры. Формат «5+2» как раз и создан для этого. Решения, которых мы достигли в Берлине (протокол встречи от 2-3 июня 2016 г.), показали, что стороны могут приходить к компромиссам, когда есть активное международное участие. Но сегодня нам говорят, что сторонам надо сначала договориться, а потом будет заседание, чтобы эти договоренности как-то оформить. Это очень странная позиция. Она противоречит документально закрепленным принципам и процедурам переговорного процесса, а также смыслу политического диалога. Тем самым нарушаются конкретные договоренности, которые были зафиксированы всеми участниками, о том, что переговоры в формате «5+2» должны проходить не реже шести раз в год. Никакие предварительные условия не допустимы. Каждая сторона может включать в повестку те вопросы, которые посчитает нужными.
Переговоры такого уровня нам необходимы, потому что это открытый состязательный поиск разумных компромиссов. Однако пока готовности к проведению очередного раунда со стороны австрийского председательства в ОБСЕ нет. На наш взгляд, попытки самоустраниться от участия в процессе урегулирования конфликта и оставить стороны один на один контрпродуктивны.
— А как продвигается выполнение Берлинского протокола?
— Положения этого документа, под которым стоят подписи не только сторон конфликта, но и всех других международных участников переговорного процесса, не выполнены. Напомню, что речь идет о таких важных социально-гуманитарных проблемах, как апостилизация приднестровских дипломов о высшем образовании, отмена политически мотивированных уголовных дел, допуск приднестровского автотранспорта к участию в международном автомобильном сообщении, решение проблем в сфере телекоммуникации и связи, выработка механизма гарантий имплементации достигаемых в переговорах соглашений.
Все эти вопросы для нас крайне важны, поскольку непосредственно связаны с существующими сегодня ограничениями неотъемлемых прав и свобод приднестровцев. Так, наши студенты не могут беспрепятственно продолжить свое образование за пределами республики или устроиться на работу по специальности, а нерешенность автотранспортной проблемы не позволяет нам стать полноправными участниками международного автомобильного сообщения. Сфера телекоммуникаций тоже очень чувствительна, потому что касается услуг, предоставляемых населению. В частности, речь идет о распределении частот, на которых работают молдавские и приднестровские операторы, и о гарантиях того, что стороны не будут создавать помех друг другу, вещая на одних и тех же частотах. Наряду с этим необходимо также решить вопросы с роумингом услуг в сетях 4G и с проводной телефонной связью.
По каждому из этих направлений Приднестровской Молдавской Республикой (ПМР) представлены конструктивные компромиссные предложения, однако мы вынуждены констатировать отсутствие у Кишинева политической воли для того, чтобы двигаться навстречу. В результате жители Приднестровья, включая проживающих в ПМР граждан РФ, по-прежнему лишены возможности в полной мере реализовывать свои неотъемлемые права, в том числе право на свободу передвижения, право на образование, на личную свободу, на безопасность. Это недопустимая ситуация.
В этой связи хотел бы обратить внимание на важность концептуальной инициативы, с которой Россия выступила еще несколько лет назад. В частности, Москва предложила выработать гарантийный механизм реализации решений, которые принимаются за столом переговоров. Все решения, чтобы они эффективно исполнялись, должны быть имплементированы в законодательство сторон и иметь поддержку международных партнеров. В данном случае это особенно важно, поскольку мы говорим о комплексе вопросов, которые имеют первостепенное значение для улучшения жизни людей, проживающих в Приднестровье и Молдавии.
— Невозможно обойти молчанием недавний инцидент с высылкой российских дипломатов из Молдавии. Окажет ли это влияние на ход переговорного процесса?
— Объявление пяти российских дипломатов «persona non grata» и их выдворение из соседней страны явилось очередным шагом в череде целого ряда односторонних мер, которые предпринимаются молдавской стороной при поддержке западных партнеров. Такие действия направлены на поэтапное выдавливание России из региона, на минимизацию ее влияния, в том числе на уровне миротворческой операции. Данное решение носит деструктивный характер, потому что подрывает участие России в работе Объединенной контрольной комиссии (ОКК), которая является руководящим органом миротворческой операции и в том числе управляет Объединенным военным командованием. Мы знаем, что большинство из высланных дипломатов непосредственно принимало участие в работе руководящего органа миротворческой операции, и теперь функциональные возможности России в ОКК сильно ограничены.
Мы считаем недопустимым подрывать важнейшую стабилизирующую основу во всем регионе, каковой является миротворческая операция, потому что общий контекст молдавско-приднестровских отношений сегодня имеет тенденцию к ухудшению. В этой связи хотел бы напомнить о решении Конституционного суда Молдавии относительно неких «оккупационных сил» и о том, что молдавская сторона может применять военные методы для защиты своих национальных интересов. Понятно, что под «оккупационными силами» имеются ввиду российские миротворцы, потому что на территории Молдавии никаких других силовых структур России нет.
И еще. Специально созданная после вооруженной агрессии Кишинева Зона безопасности охватывает как территорию ПМР, так и территорию Молдавии. В ее границах всеми необходимыми полномочиями для поддержания мира и стабильности обладает трехсторонний миротворческий контингент. Так вот, на протяжении уже более двух лет молдавская сторона отказывается участвовать в военных учениях, которые проводятся на уровне совместных миротворческих сил. Это тоже крайне негативный знак. По сути, в учениях миротворцев участвуют только Россия и Приднестровье.
— В этом году исполняется 25 лет с начала миротворческой операции в Приднестровье, и по мере приближения этой даты в Кишиневе вновь все более отчетливо стали раздаваться голоса о необходимости трансформации этой операции в некую гражданскую мониторинговую миссию…
— В этих призывах нет ничего нового, но еще раз отмечу, что речь идет о комплексе деструктивных действий. Молдавская сторона давно перешла от деклараций о том, что необходимо скорее «трансформировать», а по сути демонтировать, миротворческую операцию к политическим шагам и практическим мерам, которые подрывают основы мира и стабильности в регионе.
Обращают на себя внимание длящиеся уже несколько лет проблемы с ротацией российских миротворцев, которые прибывают на территорию Молдавии для осуществления миротворческой деятельности в составе Совместных миротворческих сил. За этот период были депортированы десятки российских военнослужащих, и подобные проблемы в настоящее время только разрастаются.
На наш взгляд, такие действия направлены на дестабилизацию обстановки и на подрыв такого важного механизма поддержания мира, как миротворческая операция. Убеждены, что любые манипуляции вокруг миротворческой операции являются очень опасной игрой с огнем, а от эскалации напряженности в этой сфере никто не выиграет.
В этом вопросе Россия и Приднестровье придерживаются четкой позиции. До всеобъемлющего и окончательного урегулирования молдавско-приднестровского конфликта нет никаких оснований для трансформации операции. Она должна осуществляться в действующем режиме, поскольку является уникальной с точки зрения эффективности, заслужила искреннее уважение населения обеих республик и на деле обеспечивает мир и безопасность. В ситуации, когда отношения между сторонами конфликта носят непростой характер, когда турбулентность в регионе сохраняется, нет никаких оснований говорить, что миротворческая операция себя изжила, наоборот, ее стабилизирующее значение только повышается.
Должен сказать, что у нас уже был опыт присутствия миссии так называемых «военных наблюдателей». Это было в 1992 году, как раз перед началом вооруженной агрессии против города Бендеры со стороны Молдавии. Тогда члены этой миссии, в которой присутствовали и представители Румынии, просто бежали из города и не смогли предотвратить трагедию. Повторения этого негативного опыта мы не хотим.
— Но если молдавская сторона захочет остановить миротворческую операцию в одностороннем порядке?
— Во-первых, для этого нет объективных причин. А во-вторых, все не так просто с международно-правовой точки зрения. Российские миротворцы были направлены в зону конфликта в соответствии с соглашением от 21 июля 1992 года, подписанным президентами РФ и Молдавии в присутствии президента Приднестровья. В рамках этого соглашения были четко прописаны базовые параметры работы, были приняты сотни протокольных решений, был одобрен регламент работы ОКК, Объединенного военного командования и т.д. Иными словами, есть все необходимые договорно-правовые основания для того, чтобы миротворческая операция функционировала без перебоев, системно и эффективно.
Ограничений присутствия миротворцев по времени тоже нет. Они должны действовать до полного и всеобъемлющего урегулирования конфликта. Кстати, миротворческая операция была начата по рекомендации специальной мониторинговой миссии ООН. В Приднестровье приезжал специальный представитель ООН, который анализировал ситуацию. Тогда же было принято решение, что миротворческая операция соответствует международным стандартам, и ООН в лице этого полномочного представителя высказалась в пользу задействования такого механизма.
Надо также понимать, что в случае одностороннего выхода Кишинева из соглашения 1992 года ситуация вернется к состоянию того периода — т.е. к вооруженному противостоянию. Кто будет нести ответственность за возможные последствия? Готова ли молдавская сторона взять ее на себя?
— Для реализации планов по трансформации миротворческой операции с участием России в гражданскую миссию и ликвидации складов с боеприпасами на левом берегу Днестра в Кишиневе рассматриваются планы по созданию Фонда по реинтеграции. Что можно сказать по этому поводу?
— Молдавская сторона вместо того, чтобы искать возможности урегулирования конфликта политическим путем за столом переговоров, используя все необходимые механизмы, включая встречи политического руководства сторон и работу международного формата «5+2», последовательно реализует курс односторонних решений, пытаясь выдавать их в качестве некоего консолидированного компромиссного шага. Это напоминает принятие закона 2005 года, в котором Кишинев в одностороннем порядке определил статус Приднестровья как некоего автономного территориального образования. Это очевидно нежизнеспособный документ, который не учитывает существующую реальность и грубо нарушает принципиальные договоренности переговорного процесса. К сожалению, в настоящее время мы видим попытку повторения ситуации 2005 года, когда придумывается некое очередное «видение», эта тема активно муссируется в СМИ и т.п.
Убежден, что цель подобных манипуляций — создание Кишиневом видимости неких политических процессов для отвлечения внимания международных участников от базового направления работы — ведения ответственного политического диалога на всех уровнях переговорного механизма. Этот политический спектакль также призван «замаскировать» и придать некое обоснование деструктивных мерам давления против Приднестровской Молдавской Республики, которые за последние месяцы неуклонно усиливаются.
Недавно в Кишиневе был опубликован доклад, в котором говорится о необходимости принуждения ПМР к т.н. «реинтеграции». Некоторые антигуманные «пещерные» методы, описанные в этом документе, сейчас уже реализуются на практике. Попытки навязать Приднестровью свою политическую волю методами комплексного давления не имеют ничего общего с реальной готовностью к поиску компромиссных решений за столом переговоров. Многолетний опыт показывает бесперспективность такого тупикового подхода. Единственным результатом этой провокационной стратегии может стать обострение конфликта, усиление всех форм противостояния, включая силовое. Инициаторы дестабилизации региональной обстановки должны отдавать себе отчет о возможных негативных последствиях.
— А создание совместных молдавско-украинских постов таможенного и пограничного контроля на границе Украины с Приднестровьем — меры того же порядка?
— Безусловно. Оборудование совместного пункта таможенно-пограничного контроля на границе с Приднестровьем значительно ухудшило отношения между Тирасполем и Кишиневом. Речь идет о вопиющем нарушении целого комплекса договоренностей переговорного процесса. Более того, вне рамок международного формата (при прямой поддержке одного из наблюдателей в переговорах — Евросоюза) принимаются деструктивные решения, ухудшающие положение одной из сторон. Пока контроль осуществляется в усеченном формате, но в скором времени он будет производиться в полном объеме со всеми негативными последствиями.
Через пункт пропуска «Кучурган» в Приднестровье поступает около 75% импорта, включая продовольствие и лекарства. Распространение молдавской юрисдикции ставит под угрозу снабжение республики, подрывает сферу индивидуального предпринимательства, грозит задержаниями грузов и арестами тех сотен приднестровцев, на которых в Молдавии заведены уголовные дела. По предварительным подсчетам потери экономики республики могут составить более $40 млн
Кроме того, появление молдавских силовиков в непосредственной близости от военных Приднестровья там, где нет разделяющих стороны миротворческих сил и Зоны безопасности, угрожает региональной стабильности.
— Совсем скоро, 6-8 июля, в Приднестровье пройдет международный экономический форум. Какова цель этого мероприятия?
— Форум направлен на поиск оптимальных вариантов решения имеющихся экономических проблем с учетом мировой практики, на привлечение инвестиций в ПМР. Внешнеэкономические связи ПМР довольно обширные, наша продукция пользуется устойчивым спросом, но мы считаем, что экспортные потоки распределены с заметной диспропорцией. После 2006 года вследствие введения экономической блокады и молдавского контроля над экспортом ПМР наши товаропотоки вынужденно были переориентированы на европейские рынки. Уровень торговли с РФ у нас сегодня минимален. Это, кстати, подчеркивает политическую подоплеку тех действий, которые предпринимаются сегодня в экономической области против Приднестровской Молдавской Республики.
Одна из задач форума в том, чтобы привлечь внимание международных инвесторов, заинтересованных в осуществлении капиталовложений в ПМР. У нас созданы свободные экономические зоны, ведется активная работа по либерализации налогового и финансового законодательства. Мы готовы обеспечить оптимальные условия для нормальной работы на перспективу. Конечно, негативные факторы внешнеполитического порядка крайне отрицательно сказываются на экономике ПМР. Тем не менее мы продолжим изыскивать любые возможности, чтобы поддерживать экономику страны любыми доступными способами.
Беседовал Юрий Козлов
Оставить комментарий