Ещё

Китайские инвестиции: вызов или благо для экономики Казахстана 

Фото: Sputnik Казахстан
АСТАНА, 7 июн — Sputnik. То, с какой скоростью возвышается сегодня Поднебесная, опрокидывая западные представления о политике и будущем мира, демонстрирует простой пример: Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) Китай задумал создать в октябре 2013, а спустя год соглашение о его основании подписало 21 государство. Сегодня банк объединяет уже 57 стран. На ежегодном собрании в июне 2017 года участниками Китайской финансовой организации могут стать еще около 25 стран — официальные заявки о вступлении в АБИИ подали Ирландия, Канада, Эфиопия, Судан и другие. Из крупных экономик только США и Япония не являются членами Азиатского банка.
"В Азиатском банке инфраструктурных инвестиций Штаты усматривают не только серьезную угрозу Международному валютному фонду и Всемирному банку, но и их национальной экономике. Ведь главные цели, которые преследует АБИИ, — инвестиции в крупные инфраструктурные проекты, которые должны стать основой китайского проекта по созданию Экономического пояса Шелкового пути, — рассказывает доктор географических наук, профессор Шарипжан Надыров. — Однозначно можно сказать, что китайский шелковый путь изменит экономическую и политическую карты мира в свою пользу. Проект инициирован Китаем, и Китай является ключевым государством во всем Шелковом пути. Также и в новом мировом финансовом институте — АБИИ, несмотря на десятки стран соучредителей, первую скрипку будет играть Китай и штаб-квартира банка находится в Пекине".
По мнению профессора Надырова, отчетливо планы Китая сейчас понимает только США. Для Штатов поддержать план китайского Шелкового пути это все равно, что ударить ножом себе в самое сердце. Ведь конечная цель проекта, уверен он, создать новую мировую финансово-экономическую систему, основанную не на долларе, а на юане.
Несчитанные миллиарды китайских инвестиций
В конце 2016 года Национальный комитет США по американско-китайским отношениям (National Committee on U. S. China Relations) совместно с аналитической фирмой Rhodium Group опубликовал доклад «Двустороннее движение: 25 лет американско-китайских прямых инвестиций». Настоящей сенсацией стал вывод доклада о том, что фактические объемы трансграничных операций в форме прямых инвестиций между США и Китаем оказались в 4 раза больше, чем это следует из официальной статистики обеих стран.
Как пояснил профессор, доктор экономических наук, председатель Русского экономического общества им. С. Ф. Шарапова, Валентин Катасонов, одна из главных причин занижения масштабов этих операций заключается в том, что официальные данные отражали в основном трансграничные переводы финансовых средств инвесторов, но не учитывали, что значительная часть новых инвестиций осуществляется за счет прибыли иностранных компаний, получаемых в стране пребывания, так называемых реинвестиций.
Но если для США реальный объем китайских инвестиций стал настоящим сюрпризом то, что говорить про Казахстан, ведь у нас китайские деньги, кажется, никто не считает.
"Сколько китайских денег в экономике Казахстана?— Трудно сказать. Точные цифры никто не называет. К тому же есть существенная разница между прямыми иностранными инвестициями (ПИИ) и кредитами. Китайские ПИИ не столь значительны и не превышают 5 миллиардов долларов. Если попытаться подсчитать объемы предоставленных кредитов, то, по различным данным, за все годы независимости они составили 55-80 миллиардов долларов", — рассказал в интервью Sputnik Казахстан известный китаевед, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ), профессор Константин Сыроежкин.
— То есть Китай кредитует Казахстан. Но для чего он это делает? Не окажемся ли мы в китайской кредитной петле?
— Китай так делает везде в мире. Это — экономические проекты с участием китайского капитала. Никакого злого умысла здесь нет, обычная экономическая практика.
— Китайский Шелковый путь некоторые аналитики называют планом Поднебесной по захвату мира. Когда осознаешь масштаб задуманного Китаем и не такой тезис можно выдвинуть. Вопрос в другом, Казахстан готов к этому? Наша экономическая теория, концепции и стратегии экономического развития смогут выдержать натиск экспортного потенциала Китая?
— Я не понимаю таких опасений. Китай с 2008 года — крупнейший инвестор не только Казахстана, но и всех стран региона. Примерно с 2010 года он является основным торговым партером почти всех стран региона, обогнав по этому показателю Россию и страны Европы. Особенно это касается импорта из Китая, который в последние годы серьезно дифференцирован. Сегодня это не только товары народного потребления, но машины и оборудование, строительные материалы, комплектующие для телефонии и ПК, автомобили и так далее. Если все это исчезнет, то многие отрасли хозяйства в Казахстане (и не только) исчезнут тоже.
Что касается так называемого «экономического пояса» Шелкового пути, то сегодня его проектом никто не называет. Как принято говорить в Китае, это — инициатива, к которой с учетом взаимных интересов Китай призывает подключиться многие страны мира. В этом списке мы являемся лидерами лишь в региональном масштабе. Я не вижу в этом никаких угроз. Конечно, при условии жесткого соблюдения национальных интересов и норм нашего законодательства при реализации конкретных проектов.
— В какую страну больше всего идет китайских инвестиций?
— Во все, где к этому готовы. Я даже затрудняюсь определить приоритетные направления. Если судить по официальным данным, то это страны Азии, на которые в 2015 году приходилось 74,4% объема инвестиций, Латинская Америка (8,6%), Северная Америка (7,4%), Европа (4,9%), Африка (2%).
— Какие отрасли Казахстана наиболее интересны для китайского бизнеса?
— Интересны, наверное, все. Другой вопрос, куда Китай вкладывается. Это — нефтегазовая сфера, строительство, торговля. В последнее время — промышленность и сельское хозяйство.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео