Войти в почту

Ветеран Крупнов Борис Викторович: врага в лицо обычно не видели

ТАЛЛИНН, 6 мая — , . Уроженец Борис Викторович на интервью ведет себя довольно скромно: юноши его года рождения, 1927-й, на момент начала войны еще не призывались в армию, но и ему, так и не побывавшему на передовой ветерану, есть что рассказать.

Ветеран Крупнов Борис Викторович: врага в лицо обычно не видели
© Sputnik Эстония

"Я — салага, — начинает свой рассказ Борис Викторович Крупнов. — Более достоин воспоминаний мой отец, Крупнов Виктор Яковлевич. В довоенное время он работал ответственным секретарем в редакции многотиражной газеты "Карболитовец" при орехово-зуевском заводе "Карболит". А 20 июня 1941 года, за два дня до начала войны, он получил повестку на переподготовку в Ригу".

Крупнов Виктор Яковлевич

Прибыв на Рижский вокзал в (в то время называвшийся Ржевским), Виктор Яковлевич услышал из репродукторов о начале войны. В стал политруком в бывшей латышской национальной дивизии — военная форма была еще латышская, а знаки отличия уже советские. Войска тогда отступали, в сторону . Участвовал там отец Бориса Викторовича и в обороне города Дно, в одном корпусе с эстонцем , получившим звание Героя Советского Союза. Виктор Яковлевич Крупнов погиб в сентябре 1941 года в боях против немецкого десанта на реке Ловать близ Парфино, по воспоминаниям местных жителей, сражения были настолько жестокие, что река была красной от крови.

Борис Викторович Крупнов рассказывает, что сам он в 16 лет пошел добровольцем в истребительный батальон. Немцев уже отогнали от Москвы, поэтому такие батальоны должны были расформировать, но часть оставили, набрали юношей, обучили обращению с винтовкой и пулеметом. До 1944 года парни занимались "зачистками": ловили дезертиров, парашютистов, следили за порядком по всей . После истребительные батальоны были направлены в Киев, и был создан особый отряд, который занимался охраной, в основном объектов специального назначения.

Крупнов Борис Викторович

"Я, например, охранял здание, где теперь Порошенко сидит. Часто в качестве объектов были полуразрушенные дома: Крещатик, к примеру, весь лежал в руинах, остался только . Охраняли и советского военачальника , который получил ранение и, к сожалению, скончался весной 1944 года", — рассказывает Крупнов.

Потом, в начале 1945 года, сформировали специальный полк на Западной Украине, по борьбе против бандеровцев. "Огромное количество банд сосредоточилось по лесам и степям . Каждый день горели дома: если хоть один человек из семьи был связан с советской армией, то сжигали всё дотла, вместе с людьми", — вспоминает ветеран.

Война для Бориса Крупнова, по его словам, вся была такая, когда врага не видишь в лицо. "Часто давали команду стрелять без предупреждения. Сколько собак перебили, услышишь шорох — и палишь. Засады делали — и мы, и они. Бывало, выдирали бандеровцы куст ольховника, вырывали яму, залезали туда, сверху тот же ольховник: сидели, выжидали, а потом стреляли, стоило нам появиться в пределах досягаемости", — вспоминает Борис Викторович.

Пускали бандиты и поезда под откос. В Львовской области в результате такой диверсии пострадал и эшелон, где ехал герой нашего интервью, погибло 17 человек. "Мне повезло, я стоял спиной по ходу движения поезда, и меня просто прижало к стенке, даже удара не почувствовал. Только штык на моем карабине изогнулся, хоть и сделан был из прочного металла", — добавляет Крупнов. По его утверждению, тяжелее всего пришлось уже после победы: отряд продолжал свою деятельность. Тогда многие вернувшиеся с поля боя находились в расслабленном состоянии, а сойдет солдат с дороги, в лес — и пропал. В домах бандеровцами устраивались схроны. "Как-то раз мои товарищи пошли искать самогон в соседние избы. Ушли — и не возвращаются. Мы думали, что нашли и пьют, пошли искать — пусто. А на следующий день нашли неподалеку два обезображенных тела".

Крупнов Борис Викторович

"Зимой 1946 года приехали мы в , где нас переодели во флотскую форму. Так попал я в Балтийский флот и дослужился там до старшины второго класса. Был в Палдиски и в ", — продолжает Борис Викторович. Служил он в 50-х годах и на БСРЗ, где сформировали несколько рот по ремонту судов. По репарации из пригнали туда огромный плавучий док, который британцы использовали как мишень, был он с кучей пробоин. "На металлолом бы его, но Сталин приказал — восстановить! Работы было невпроворот: снимали, реновировали, поставили всё отечественное оборудование и с задачей справились".

Побывал ветеран по вербовке на Каспии, где на моторной рыбнице занимался ловом, а затем снова обосновался в . "Тянуло меня все время в море. Ловили мы тогда сельдь, и в больших объемах. Это сейчас здесь флота нет, килька да салака в качестве улова, а тогда все было в порядке", — вздыхает Борис Викторович Крупнов.