Ещё

Заморский бунт 

Фото: Lenta.ru

На протяжении двух последних недель в Гвиане, заморском французском департаменте в Южной Америке, не прекращаются демонстрации, акции гражданского неповиновения и массовые шествия. В понедельник, 27 марта, в регионе провели «мертвый день» — всеобщую забастовку, организованную по инициативе профсоюзов при поддержке местных властей. Закрылись все госучреждения и школы, частные магазины и компании работали с ограничениями. Ранее была приостановлена работа аэропорта Кайенны — административного центра Гвианы. Air France и ряд других перевозчиков отменили свои рейсы. На космодроме Куру отменили запуск ракеты Ariane 5 с двумя спутниками. Госдепартамент США призвал своих граждан воздержаться от поездок в этот регион. По каким причинам крупнейшая заморская территория Франции оказалась на грани социального взрыва — разбиралась «Лента.ру».

«Мы требуем приезда Франсуа Олланда и министров. В 2013 году, когда он находился с визитом в Гвиане, он дал большие обещания, но мы так и не увидели их исполнения. Он должен приехать, чтобы увидеть, что происходит здесь, и принять срочные решения, возможно, план Маршалла для Гвианы. Нам требуется бюджет развития, решение социальных проблем и проблем здравоохранения, оживление экономики региона. Нам просто нужен глоток свежего воздуха!» — заявил генеральный секретарь местной конфедерации профсоюзов Дави Риман на одном из митингов.

По официальной статистике, местный житель зарабатывает в год в два раза меньше, чем француз в метрополии. А стоимость минимальной потребительской корзины в Гвиане на 16 процентов выше, чем в континентальной Франции. «В Гвиане совершенно иная социальная структура. И как следствие — серьезная проблема бедности», — пояснил в интервью «Ленте.ру» директор французского аналитического центра «Обсерво» Арно Дюбьен.

Безработицы в регионе — 23 процента, в два раза больше, чем в метрополии. А среди гвианской молодежи безработица вообще запредельная — 40 процентов. Это провоцирует рост преступности. В частности, убийства в Гвиане совершаются в 2,5 раза чаще, чем в континентальной Франции. Грабежи, торговля наркотиками, уличное насилие, угоны автомобилей — картина печальная. «Сегодня 30 процентов населения Гвианы не имеют доступа к питьевой воде и электричеству. К нам относятся не так, как французам в метрополии. Нам кажется, что правительство Франции просто не хочет замечать предельного недовольства населения», — констатировал сенатор-социалист от Гвианы Антуан Карам.

За четыре недели начиная со второй половины февраля этого года в Кайенне убиты четыре человека. Жертвы преступлений, как утверждают полицейские, были связаны с местной бандой, промышляющей наркоторговлей. Эти убийства и неспособность властей пресечь деятельность криминального клана вызвали возмущение местного населения, и без того уставшего от постоянных бандитских разборок.

А своего пика общественное недовольство достигло после того, как поползли слухи о возможной передаче местной больницы Красного Креста в частные руки и грядущих сокращениях на ряде предприятий.

Передовым отрядом гражданского сопротивления выступила группа под названием «500 братьев против преступности». Данные о реальной численности этого объединения разнятся, некоторые источники считают, что «братьев» на самом деле не более ста. Тем не менее впечатление они производят устрашающее: крепкие мужчины, одетые в черное, лица закрыты черными же балаклавами. Именно они повели за собой остальных. «Мы не ополчение, у нас нет оружия. На протяжении двадцати лет мы проводили марши против насилия, но нас так никто и не услышал», — говорит один из активистов. По его словам, грозный вид и закрытые лица — это лишь способ привлечь внимание властей.

Однако первой громкой показательной акцией объединения стало вторжение на конференцию по защите морской среды, которая проходила 17 марта под председательством министра экологии Франции Сеголен Руаяль (бывшая гражданская супруга Франсуа Олланда). Акция носила исключительно демонстративный характер, участники форума отделались легким испугом.

Активисты отметились и по ходу всеобщей забастовки. Они популярно и доходчиво объясняли мелким торговцам и хозяевам кафе необходимость временно прикрыть свою лавочку.

Совместно с представителями профсоюзов и членами еще одной группировки — Toukans — «братья» блокировали шоссе на космодром Куру, а также возглавили колонны демонстрантов небывалых по местным масштабам массовых шествий. По официальным оценкам, на улицы вышли порядка 15 тысяч человек. По оценкам активистов — в два раза больше.

Несмотря на размах акции, беспорядков с битьем витрин, поджогами мусорных контейнеров и нападений на сотрудников правоохранительных органов не было.

Кризис в заморской территории возник в разгар президентской кампании. Обойти стороной столь скандальную тему участники предвыборной гонки не могли. «В Гвиане сложилась исключительная ситуация, требующая чрезвычайных мер. Эта ситуация — следствие провала политики Франсуа Олланда», — сказал как отрезал Франсуа Фийон. Марин Ле Пен попеняла, что на протяжении десятков лет в стране сменялись правительства и никто не уделял заморской территории должного внимания. Социалист Бенуа Амон в письменном заявлении для прессы отметил, что Гвиана имеет «право на равенство и безопасность».

Однако больше всего шума наделало выступление Эммануэля Макрона. Находясь в Гвиане в рамках предвыборного тура по регионам, он сказал буквально следующее: «То, что происходит в Гвиане на протяжении нескольких последних дней, очень серьезно. Но я призываю всех к спокойствию и считаю, что блокирование взлетно-посадочной полосы аэропорта, запрет на вылет самолетов может парализовать жизнь всего острова».

В соцсетях отреагировали на ошибку Макрона моментально. Они предположили, что кандидат в президенты не сможет отличить Гаити от Таити, а также предложили Макрону остаться «на „острове“ Гвиана и никогда не возвращаться».

Центральные власти отреагировали на кризис с опозданием. Лишь спустя неделю после начала волнений Париж направил в Кайенну межведомственную комиссию во главе с бывшим префектом региона Жан-Франсуа Корде. Делегация должна была оценить ситуацию на месте, встретиться с лидерами протестующих и принять от них список их требований. Прилетев в Кайенну, Корде тут же перечислил привезенный им набор мер, нацеленных на нормализацию ситуации: установка в аэропорту сканеров для снижения потока контрабанды наркотиков, выделение 60 миллионов евро погрязшей в долгах центральной местной больнице и увеличение финансирования сил правопорядка.

Местные руководители восприняли его слова со скепсисом. Большинство (13 из 22) глав администраций муниципалитетов с представителями метрополии встречаться отказались, потребовав приезда премьер-министра и других ключевых чиновников правительства.

Из Парижа в Гвиану прибыл «ограниченный контингент»: глава МВД Маттиас Фекль и руководитель ведомства по делам заморских территорий Эрика Барейт. Задача их миссии — встречи с активистами, представителями властей, коренного населения и религиозными деятелями. Итогом работы столичных эмиссаров должно стать подписание некоего пакта, закрепляющего обязанности метрополии по отношению к департаменту.

Для обеспечения успеха миссии президент Олланд посулил региону четыре миллиарда евро. Однако учитывая, что он покидает пост главы государства через полтора месяца, а также то, что один раз свои обещания Олланд не выполнил, многие эксперты сомневаются, что эти деньги действительно дойдут до Гвианы.

При этом есть основания полагать, что и новый глава государства, кто бы им ни стал, не будет уделять Гвиане должного внимания. С таким пессимистичным прогнозом выступил глава Совета французов заморских территорий Жан-Мишель Мартиаль: «Мы пригласили [для обсуждения ситуации] всех кандидатов в президенты Франции. Нам не ответил никто. Все ограничились лишь заявлениями для прессы». По его словам, при таком положении вещей жители Гвианы, не надеясь больше на власти, могут взять свою судьбу в собственные руки.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео