Ещё

Как мы учились терпеть «иных» 

Мы уже привыкли поругивать западную так называемую толерантность. Мол, фальшивое это все, неискреннее. То не скажи, это не скажи. Настоящая глубокая дискуссия о пределах терпимости к «инаковым», в том числе уже не только к иноверцам и «вероотступникам», но также к проституткам и прокаженным началась в эпоху протестантской Реформации. Вот откуда идут современные корни толерантности. До того времени ее проявления были «милостями» конкретных правителей. Так, Калишский статут в  в 1264 году гарантировал свободу вероисповедования иудеям. И в результате к середине XVI века именно Польское королевство и Великое Литовское княжество (Речь Посполитая) приютили около 80% евреев мира. В 1348 году папа Климент VI издал буллу, призывающую католиков не убивать тех же иудеев, обвиняемых в том, что они наслали на Европу чуму. Призывы к веротерпимости можно найти в сочинениях Эразма Ротердамского и Томаса Мора. И, наконец, индивидуальная свобода совести стала одним из главных лозунгов протестантов. Впрочем, им пришлось побороться за терпимость. Особенно ожесточенно — во  (кто бы мог подумать, сколь нетерпимой была эта страна). Пока Людовик XVI в 1787 году, за два года до Великой французской революции, не издал Эдикт о толерантности по отношению к протестантам.
Большим шагом к веротерпимости стало Просвещение в Европе. Тоже не без проблем. И даже американские колонии, ставшие затем Соединенным Штатами, прошли свой этап «охоты на ведьм» (процессы над «ведьмами» в Салеме).
Если идейные основы толерантности — это в основном протестантизм и Просвещение, то юридически — это Декларация прав человека и гражданина Французской революции (1789 год) и первая поправка к Конституции 1791 года (о свободе совести, слова и самовыражения). Однако весь XIX век, да и половина ХХ прошли на «просвещенном» Западе в межнациональных войнах, гонениях по национальным признакам и нетерпимости к инакомыслию.
Ужасы Второй мировой и нацизма отчасти вразумили человечество. В 1948 году принимает Всемирную декларацию прав человека. Вся современная доктрина построена именно на этом документе. И там речь уже далеко не только свободе совести и вероисповедания.
Однако лишь в последние 20–30 лет широкое распространение, прежде всего на том же Западе, получила либертарианская концепция прав человека. Практическое воплощение которой иногда доходит до по сути навязывания мнения меньшинства большинству. Американский философ по этому поводу заметил: «Толерантность подразумевает определенное неуважение. Я, получается, терплю ваши абсурдные идеи и убеждения и глупые поступки, хотя я и осознаю, что они именно абсурдные и глупые».
В 1960-х годах ряд британских философов и публицистов начали дискуссию о терпимости, например, к гомосексуализму, что привело к 1970-м годам к его декриминализации. Хотя в США уголовно это не преследовалось, однако общественным мнением крайне осуждалось, резкие перемены по части общественной терпимости к гомосексуализму произошли лишь к концу ХХ века. Однако при Обаме процесс «легитимации» обрел уже обвальный характер.
Эволюция отношения к другим «инаковым» шла быстрее. Во многом тоже в свете уроков Второй мировой, когда нацисты преследовали не только геев, евреев, и цыган, но и инвалидов. Массовое же движение за инклюзивность людей с ограниченными возможностями началось не ранее 1980-х годов. В той же Америке до того было не встретить специальных пандусов или туалетов для инвалидов, никакой «комфортной среды».
Кто-то скажет, что мы со своими программами инклюзивности отстаем. В чем-то — да, наверное. Однако мы и по части нетерпимости тоже особенно никогда не были впереди планеты всей. Тем не менее хотя погромы были и в нашей истории, но костров инквизиции — все же нет.
Одиночество в мегаполисе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео