В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

США ждет катастрофа в дипломатии и обороне, потому что у них нет стратегии

Некогда было время, когда внешняя и внутренняя политики хотя бы отдаленно напоминали нечто, основанное на эффективной, когерентной стратегии. На её возвращение с новой приходится только надеяться, пока же никакой вразумительного курса США не наблюдается, пишет Дэниел Л. Дэвис в статье для The American Conservative.

США ждет катастрофа в дипломатии и обороне, потому что у них нет стратегии
Фото: ИА RegnumИА Regnum

Автор отмечает, что вполне возможно, что в последний раз, когда США обладали единым стратегическим видением, было после окончания Второй мировой войны. Так, при администрации эта стратегия была нацелена на восстановлении послевоенной Европы, поддержке демократии по всему миру, а также сдерживания «угрозы Советского Союза». Двумя столпами этой стратегии были план Маршалла и образование .

Видео дня

Читайте также: Новые «старые» документы : Как воевали против СССР

С помощью плана Маршалла Вашингтон продвигал политику «поддержания и укрепления принципов индивидуальной свободы, свободных институтов и настоящей независимости в Европа, достигаемых посредством помощи тем странам Европы, которые участвуют в совместной программе восстановления».

Президент Трумэн отмечал, что подписанием соглашение о создании НАТО «мы стремимся не только предотвратить агрессивные нападки на свободу и использование силы в североатлантическом регионе, но и будем активно выступать за продвижение и сохранение мира во всем мире». На протяжении следующих 50 лет каждый аспект внешней и оборонной стратегий зиждился на этих двух столпах.

Действия же властей США, направленные на поддержку этого фундамента, не всегда были наилучшими. Например, из-за страха перед «красной угрозой» и опасением эффекта домино Вашингтон был вынужден поддержать катастрофическую войну во , а также принять печальные решения во внешней политике, вроде поддержки в государственного переворота против избранного народом правительства и до сих пор вынуждены платить за последствия своих шагов.

Но по большей части внешняя политика по-прежнему была направлена на защиту «демократических правительств», а также поддержание вооруженных сил, способных сдержать Советский Союз. Этой когерентности пришел конец с развалом СССР в 1991-м, и в отсутствии смысла существования для скоординированной внешней и оборонной политик начался дрейф.

Освобожденные от необходимости рассчитывать то, как Советская Армия может отреагировать на тот или иной политический выбор США, а также финансировать, снабжать и тренировать вооруженные силы США для сдерживания стран Варшавского договора, и стали пошли каждый своей дорогой. Теракты 11 сентября дали на короткий момент возможность соединить стратегии внешнеполитического и оборонного ведомств, однако этот период не продлился долго.

Терроризм, каким бы варварским он ни был, не представляет такой угрозы существованию США, какой был СССР, поэтому политики в правительстве США стали вести курс, который отражал их видение, независимо от мнения коллег из другого ведомства. Отсутствие значительной угрозы оказало неожиданный и негативное воздействие на принятие решений.

До 1991 года США приходилось крайне осторожно рассматривать то, как посмотрит на то или иное развертывание военных сил США за рубежом, прежде чем принимать какие-то решения. Без необходимости задумываться об этом руководство США стало направлять войска за рубеж со все большей простотой. И эти решения принимались в изоляции. Дипломатические шаги в одной части света не координировались с действиями в других. Размещение войск часто создавало впечатление оторванности от более значительных стратегий США. Вместо этого, на сцену вышла идея либеральной гегемонии, воплотить которую на практике оказалось невозможным.

И эта школа мысли не дотягивается до «стратегии», прежде всего, потому что она не является последовательным, логичным и всесторонним набором убеждений, лежащих в основе действий США. В общем, либеральная гегемония зиждется на идеи, согласно которой США «необходимо» продвигать демократию там, где это возможно, и если нужно — военными способами. В послевоенную эпоху все такие попытки повсеместно провались. Однако это не помешали как республиканцам, так и демократам вцепится в так и не реализованный идеал.

У идеи либеральной гегемонии существует по меньшей мере два недостатка. Во-первых, такой гегемонии практически невозможно добиться, поскольку это означало бы навязывания американских ценностей, культуры и истории тем обществам, которые этого не хотят — и в большинстве случаев не просят об этом. Во-вторых, в её рамках кажущиеся нужды других народов ставятся над нуждами США. А в сердце гегемонии первоочередность интересов США была заменена глобальными интересами. Если судить по недавним публичным заявлениям, глобальные интересы по-прежнему играют главенствующую роль.

Так, за прошедшие несколько месяцев Пентагон и Белый дом объявили о разворачивании контингента войск США в , , , Германии, и . Войска были отравлены в Центральную Африку, тогда как глава Пентагона выступил с рекомендацией отправить войска в и .

При этом, когда дело касается этих операций, не дается ответа на главный вопрос — какова их цель. Так, по словам военного стратега , если страны, идущие на такие операции, не отвечают на эти вопросы, катастрофическое развитие событий гарантировано. Его слова, написанные в 2009 году, оказались пророческими в последующие восемь лет.

Где бы США ни применяли силу за последние 20 лет — не имея сильной заинтересованности в национальной безопасности или четкого результата в голове — условия там нисколько не улучшились. Будь то отправка спецназа, секретные удары БПЛА, открытые авиаудары, отправка военных инструкторов или напрямую военнослужащих — результаты всегда были либо нейтральным, либо негативным.

В , в которой различные группировки борются за легитимность, продолжается гражданская война. Африка вообще и Сомали в частности утопают в насилии так же сильно, как и в 1990-е, когда президент Клинтон отправил туда впервые войска. Война в в самом разгаре, и решения в ближайшей перспективе не видать. При этом высокопоставленные генералы США отмечают, что им необходимо, чтобы в Сирию, Ирак и Афганистан были направлены тысячи военнослужащих.

Таким образом, заключает автор, хотя президент еще не распаковал все свои вещи в Белом доме, однако его администрации уже необходимо сделать первоочередной задачей отказ от несостоятельной военной стратегии и внешнеполитического курса прошлых главы Белого дома. «Либеральная гегемония» лежит в основе статус-кво, и одного взгляда на нынешнюю ситуацию будет достаточно, чтобы понять, насколько ущербным является этот курс в действительности. Национальная политика США сильно пострадала от политического хаоса. И можно только надеется, что новое руководство, сможет создать новую и скоординированную общую стратегию. США больше не могут позволить себе находиться в дрейфе.