Ещё

«Тут во всем винят русских» 

Фото: Lenta.ru

Маленькая Камбоджа еще не так популярна среди любящих экзотику туристов, как Таиланд или Вьетнам. Но это не значит, что страна не интересна иммигрантам — некоторые искатели лучшей жизни по достоинству оценили теплый климат и доброжелательный социум. В рамках цикла материалов о соотечественниках, перебравшихся за границу, «Лента.ру» публикует рассказ Елены из Ростова-на-Дону о том, чем вот уже шесть лет ее пленяет новое место жительства.

Я родилась и выросла в Ростове-на-Дону. Там же поступила в университет, и на первом курсе познакомилась с будущим мужем. Он уроженец Камбоджи, в Россию приезжал учиться. Наверное, это действительно была судьба: по желанию родителей он должен был учиться на врача в Санкт-Петербурге, но в итоге выбрал экономическую сферу, и мы оказались в одном университете. А я, всю жизнь представлявшая своего будущего мужа блондином с голубыми глазами, влюбилась с первого взгляда.

Мы начали отношения, но с камбоджийскими особенностями: показывать привязанность на людях там считается неприличным, понятия гражданского брака вообще нет. Когда мы гуляли вместе, он отпускал мою руку и отходил на шаг в сторону, когда мимо проходили люди. Такие отношения нам, русским, кажутся очень странными. У меня даже закрадывались сомнения: а есть ли вообще чувства? Но я пыталась понять его и привыкала к менталитету его страны.

Мы изначально планировали наше будущее только в Камбодже. Во-первых, в 16 лет все решения даются легко и просто. Во-вторых, уже тогда я понимала, что найти работу иностранцу в России будет трудно. В-третьих, отношение людей к моему мужу…

Люди часто судят по внешнему виду, делая выводы о совершенно незнакомом человеке. Бывало, что мы с мужем ехали в автобусе, а местные неодобрительно косились в нашу сторону. Некоторые спрашивали, почему я не нашла себе «нормального русского парня», добавляя оскорбления в адрес мужа.

Даже мой родной отец изначально не принял моего решения. Он — донской казак. Сказал, чтобы ноги моего любимого в доме не было. А я дочь своего отца, тоже донская казачка: топнула ногой и ушла из дома! Так и получилось, что с самого начала отношений мы стали жить вместе, не обращая ни на кого внимания.

Долгое время мы жили в России. В 2006 году сыграли нашу первую свадьбу, которую смогли организовать полностью самостоятельно. А через два года, перед переездом, сыграли вторую свадьбу — в Камбодже, на этот раз для родителей мужа и всех их знакомых. На свадьбе было «всего лишь» 400 человек, из которых я знала не больше 10. Все пришли убедиться, что я собираюсь переехать в Камбоджу, не преследуя каких-либо меркантильных целей, ну и вообще — хотели понять, что я за человек.

Вскоре после второй свадьбы мы снова вернулись в Россию, где у нас родился первый ребенок. Увидев, как муж относится у дочери, мой отец растаял. В Камбодже невероятно развит культ семьи. В России тяжело представить, что мужчина может быть таким заботливым. До переезда я настояла на втором ребенке. Уровень медицины в Камбодже значительно ниже, чем в России, я бы не хотела там рожать. Так что мы уехали только после появления на свет второго ребенка — все было спланировано.

В 2011 году мы с мужем и двумя маленькими детьми переехали в Пномпень — столицу Камбоджи. Там мы прожили восемь месяцев. Устроиться на работу молодому специалисту в Камбодже так же сложно, как в России. Без связей хорошую работу не найти, поэтому муж часто уезжал в командировки на два-три дня в разные провинции, а я оставалась с детьми и его родителями.

Было, конечно, очень тяжело: новая страна, незнакомые люди и никакого общественного транспорта! В какой-то момент я думала все бросить и уехать домой, на родину. Но родители мужа всегда мне помогали, с ними я никогда не чувствовала себя чужой. Более того, постоянные отъезды мужа помогли мне выучить кхмерский язык, на котором я сейчас свободно разговариваю.

Когда у мужа была очередная командировка в город Сиемреап, я напросилась с ним. Место мне понравилось еще тогда, когда я была здесь туристом. После командировки в столицу мы не вернулись.

В Сиемреапе я наконец поняла, чего на самом деле хочу: стать гидом. При первой возможности я брала карту и отправлялась в другие города. Сейчас в Камбодже не осталось провинций, где бы я не побывала. Страна безумно красивая и хранит много загадок. На карте есть множество храмов, дороги к которым нет. Я брала байк и пробиралась туда через леса и реки. В какой-то момент поняла, что это опасно. Сейчас, чтобы утолить свою жажду знаний, я посещаю в университете лекции по истории — вольным слушателем.

Получить гражданство Камбоджи очень сложно: брака недостаточно. В связи с этим я не могу официально работать гидом, по закону лицензированным экскурсоводом может быть только кхмер. Найти англоязычного гида здесь несложно. Более того, будучи резидентами страны, они не платят за вход в храмовый комплекс Ангкор, что значительно влияет на стоимость этой популярной экскурсии. Я работаю гидом-фрилансером: люди находят меня через знакомых или социальные сети. Сейчас уже есть своя база контактов. К счастью, многие русские не знают английского языка — я то, что им надо!

Страна развивается, и, конечно, растут цены. Когда мы только переехали в Сиемреап, мы выживали на 100 долларов в месяц. Жили небогато, но хватало на аренду маленького домика и садик для старшего ребенка. Сейчас на аренду дома уходит 350 долларов в месяц, а за обучение одного ребенка в школе необходимо вносить ежемесячную плату — 150 долларов.

Крайне осложняет жизнь и увеличивает расходы отсутствие супермаркетов. Европейская еда, как и во всей Азии, здесь дорогая. Молоко и масло, без которых, как мне казалось, жить невозможно, стоят дорого, а используются быстро. Поэтому сейчас мы живем и питаемся как кхмеры.

Здесь принято готовить три раза в сутки. Нельзя наварить борща и оставить на недельку. Еда готовится быстро: за полчаса можно и на рынок сходить, и приготовить. Типичная пища — разнообразные овощи, поданные с мясным бульоном. Выбор овощей практически безграничен, и вкус блюд всегда разный. Мы наняли местного повара, который нам готовит. И даже это выходит дешевле, чем готовить «по-европейски».

Конечно, грандиозная экономия на одежде! Тут несколько сезонов: жарко, очень жарко и слишком жарко. Вот и получается меньше затрат. В целом на все наши потребности и желания в месяц мы тратим около 1600 долларов. Наверное, если бы мы обладали такими ресурсами в России, у нас было бы все. Но тут жизнь дороже.

Я люблю местный народ. Они очень добрые, всегда готовы помочь. Я часто говорю, что кхмеры — это ваше отражение. Улыбнитесь им — и получите улыбку в ответ. Но в них много наивности: они верят в сказки, в мифических существ. И очень любят отдыхать: в Камбодже огромное количество национальных праздников — 27!

Как я уже говорила, здесь культ семьи. Дело в том, что в Камбодже не существует пособий или пенсий, поэтому в плане выживания люди предоставлены сами себе. Единственные, у кого есть пенсии, — госслужащие, но они и за карьеру успевают накопить. Жизнь здесь учит уважению к старшим. Дети содержат престарелых родителей. И самое главное, что помогают им не только в финансовом плане: и ноги помоют, и в доме уберут. Жаль, что в нашей стране эта культура уже забывается: есть бабушка — и ладно.

Еще одна особенность кхмеров — любят поговорить. Они могут бесконечно обсуждать одну тему, рассматривая ее со всех сторон. Дискуссия может длиться два часа, а вся ее суть при этом будет содержаться в двух предложениях, и даже перевести такой разговор на русский язык не получится.

Вообще кхмеры очень простые: любой незнакомый человек может спокойно расспросить вас о доходах, о семье, да хоть о рационе питания.

К русским здесь пока еще хорошо относятся. Но все чаще в новостях о каких-то беспорядках и происшествиях фигурируют наши соотечественники. И вот теперь мы во всем виноваты: идет голый человек по пляжу — значит, русский. Он немец на самом-то деле, но кто будет разбираться?

Я люблю Россию, но жить там снова просто не смогу. Мы ездили с семьей в отпуск на два с половиной месяца, и мне все время не хватало кхмерской доброты и наивности. Более того, образование в Камбодже намного лучше — это единственная сфера, где нет коррупции. И воспитание здесь другое: хотелось бы вложить в детей эту заботу о ближнем, уважение к старшим.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео