Далее:

Ловушка ФРС для непослушных стран

Финансовые регуляторы, как и политики, хорошо знают, что конец рабочего дня пятницы — лучшее время для плохих новостей. Именно поэтому Сеть по расследованию финансовых преступлений (FinCEN) выбрала 19 февраля для объявления о снятии обвинений с Banca Privada d'Andorra (BPA) в отмывании денег.
Отказ менее чем через год после громкого обличения, безусловно, выглядит как унизительный проигрыш. В марте 2015 г. FinCEN назвал банк Андорры «основным местом по отмыванию преступных доходов», утверждая при этом, что топ-менеджеры финансовой организации переводили деньги криминальных групп из России и Китая. Формально всё это подпадает под так называемые параметры «311» (раздел Закона о борьбе с терроризмом от 2001 г.) и обычно ведет к отключению банка от финансовой системы США и от всех других работающих с ней финансовых организаций. И BPA в данном случае не стал исключением. Несмотря на протесты основных акционеров, включаю семью Сьерко, правительство Андорры (известной финансовой гавани Европы) взяло под свой контроль банк и закрыло его мадридскую «дочку», которая занималась управлением активами состоятельных лиц. Адвокаты семьи Сьерко назвали все обвинения FinCEN безосновательными и обратились с иском в американский суд. Решение отказаться от обвинений к банку в FinCEN объяснили решительными действиями властей Андорры, которые «помогли защитить финансовую систему США от угрозы отмывания денег», отмечает британский журнал The Economist. Между тем, критики полагают, что американцы пошли на попятную из-за отсутствия у них веских доказательств, а также нежелания защищать в суде целесообразность санкций в рамках раздела 311. В семьи Сьерко с самого начала заявляли, что обвинения против банка базируются на фактах, о которых руководство BPA сообщило регуляторам Андорры и аудиторской компании KPMG. Если BPA самостоятельно занимался внутренним расследованием, то для чего тогда нужны были громкие обвинения? Некоторые аналитики полагают, что банк стал разменной монетой в межправительственном конфликте: раздраженная тем, что Андорра слишком медленно изменяет свое законодательство в соответствии с американскими правилами по борьбе с отмыванием денег, Америка решила показать небольшой стране, кто здесь босс, и выбрала для «показательной порки» один из местных банков. Министерство финансов США уже «обожглось» по похожему делу. FBME Bank of Tanzania подал иск на американского регулятора после того, как он обвинил финансовое учреждение в обслуживании «плохих парней». Прошлой осенью суд в США постановил заблокировать действия правительства до тех пор пока банк не получит информацию о том, как его деятельность угрожает финансовой системе Америки. Судебное разбирательство продолжается. Между тем, FBME уже нанесен значительный ущерб: у его кипрской «дочки» отозвана лицензия. Оба дела указывают на две проблемы с американскими обвинениями в отмывании денег. Во-первых, налицо двойные стандарты. Как правило, FinCEN преследует лишь небольшие банки в стратегически неважных странах; некоторые уже сравнивают использование регулятором раздела 311 с раскалыванием ореха кувалдой. Во-вторых, недостаточная прозрачность. FinCEN не нужно предоставлять детальные доказательства не только общественности, но и суду. Между тем, к тому времени, когда громкие обвинения снимаются, банку «под сомнением» уже нанесен ущерб. BPA все ещё жив, но он сильно пострадал: стоимость банка резко снизилась (до скандала он оценивался в 600 млн евро), хотя некоторые существенные активы все еще сохранились благодаря аресту имущества. Члены семьи Сьерко хотят, чтобы власти Андорры остановили использование активов и начали «восстановительные переговоры». Кроме того, они назвали разворот FinCEN на 180 градусов «огромной победой». Но будет ли она окончательной пока неясно.
Оставить комментарий