В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Как американцы проморгали Байконур

Накануне Дня Космических войск корреспондент еженедельника «Красная звезда» встретился c одним из тех, кто запускал первый искусственный спутник Земли.

Как американцы проморгали Байконур
Фото: ТК «Звезда»ТК «Звезда»

4 октября 1957 года президент США Дуайт Эйзенхауэр отдыхал в загородной резиденции. Неожиданно, вне плана докладов, раздался звонок из Пентагона. Дежурный генерал доложил: «Русские вывели ядерную бомбу в космос!» Эйзенхауэр оставил недочитанные газеты в кресле-качалке и срочно вылетел в Вашингтон на совещание с военными. Америку охватила паника...

Видео дня

Горячий дождь

А Советский Союз тогда запустил совершенно мирный объект - первый искусственный спутник Земли (ИСЗ). Его трогательный, похожий на писк цыпленка радиосигнал «бип-бип» услышали на всех континентах. Именно в этот день началась космическая эра человечества. Но только через 45 лет, в 2002 году, вышел указ Президента России о признании 4 октября официальным Днем Космических войск.

О том, как все начиналось, как запускали первый спутник, вспоминает заслуженный испытатель Байконура полковник в отставке Владимир Порошков.

- Нам, нескольким выпускникам академии связи, выдали воинские перевозочные документы, в которых значилась станция «Тюра-Там». В книжном магазине в складчину купили самый большой атлас СССР. Еле-еле нашли малюсенькую точку посреди пустыни. Вышли на станции, там - два неказистых домика. На лицо и погоны вдруг упали горячие капли. «Это у нас дождь такой», - сказал военный комендант, задержавший для нашей отправки попутку.

Когда приехали на место, увидели свежепостроенные бараки посреди степи и тонкие прутики недавно высаженных деревьев. Была суббота, рабочий день закончился, и в штабе нам сказали идти… на Казанский вокзал.

- Пешком? Обратно до Москвы? - Вот и мы так подумали. Но дежурный пояснил, что так здесь прозвали офицерское общежитие. В понедельник, 24 июня 1957 года, впервые увидел межконтинентальную ракету Р-7. Она была великолепна. Я понял, что влюбился в нее. Этот «роман» на Байконуре у меня длился 30 лет. - Вы тогда уже понимали, что стоите у истоков космической эры? - Ни о каком космосе мы тогда не думали. Байконур начинал как испытательный ракетный полигон. Сергей Павлович Королев создавал боевую межконтинентальную баллистическую ракету. Когда я учился, нам рассказывали, что уже на следующий день после окончания Второй мировой войны, 3 сентября 1945 года, Объединенный комитет начальников штабов США утвердил план нанесения ядерных ударов по Советскому Союзу. Целями для американских стратегических бомбардировщиков становились 20 городов СССР. К 1948 году американцы имели уже восемь сценариев ядерной войны с нами. Летом 1949 года ядерное оружие появилось и в СССР, но его еще надо было доставить до территории потенциального противника.

21 августа 1957 года состоялся первый удачный запуск Р-7. 27-го числа об этом сообщил ТАСС. Американцы сразу же заявили: «Советы вновь солгали всему миру, мы внимательно следим за их полигоном Капустин Яр, и там никаких запусков не было». Они ничего не знали о Байконуре, проморгали создание у нас ракетного полигона, откуда производились запуски ракет, способных нести ядерное оружие! Такой был уровень секретности.

Мечта Королева - Мое «хозяйство» стояло рядом с МИКом (монтажно-испытательным корпусом), и как телеметрист я имел доступ практически везде. В сентябре привезли спутник. В испытаниях боевых ракет возник перерыв, необходимый для усовершенствования головных частей, и Королев выпросил у Хрущева право исполнить свою давнюю мечту - полет в космос.

Трогать маленький металлический шарик не разрешалось. Но, наверное, каждый, кто был допущен в МИК, потрогал. Я - не исключение. Хотя попадись за этим на глаза Королеву - разорвал бы.

- Строгий был начальник?

- Сергея Павловича мы, молодые офицеры, уважали, но побаивались, старались обойти стороной. Однажды он «прославился» на весь Байконур, возмутившись тем, что ему не отдал честь лейтенант. «Я - Королев, - кричал генеральный конструктор. - Я здесь самый главный!» «Не положено, - отвечал офицер. - Вы - человек гражданский».

- А день запуска спутника помните?

- Конечно! Все мы тогда понимали, что вот-вот произойдет историческое событие. В штабной вагончик на МИКе набилось множество народа - военные, гражданские. Никто не знал, сможет ли спутник «подать голос». На станции «Трал» сидели мои друзья-лейтенанты с секундомерами, засекали время, когда по расчетам спутник должен выйти на орбиту, когда «заговорить». Помню двадцать секунд жуткой тишины - в эфире и вокруг себя. И вдруг - четкое «бип-бип-бип»! Выскочили на улицу, начали качать на руках инженеров из королевского ОКБ-1. Из канистры в солдатские железные кружки щедро лился спирт, но опьянели мы не от него - от счастья. Вместе с нами сигналы первого спутника услышал тогда весь мир. А мы еще первыми его и увидели. Когда на бортовой машине ехали с полигона на свой «Казанский вокзал», я предложил остановиться и посмотреть, будет ли видно спутник. Траекторию-то полета мы знали. Ночь, черная казахская степь, крупные звезды. И одна - летит! Мы знали, что это вторая ступень ракеты - она тяжелее ПС-1 и крупнее. Вскоре на ночном небе появился и сам еле видимый невооруженным глазом спутник. Мы дружно крикнули: «Ура!»

Не за награды

- У нас на 1-м ИПе (испытательный пункт) за запуск спутника наградили двух человек. Истопника орденом и еще одного сержанта - медалью. Офицеры пошли к подполковнику Колеганову. Тот «покаялся». Ему позвонили из строевой части ночью, когда он дежурил: срочно две фамилии на поощрение. «Под рукой» были двое дежуривших на ИПе солдат- срочников. Думал наш командир, что им премии выпишут, а получили ребята награды за спутник. Ну посмеялись мы тогда. Не за награды служили.

Автор: Александр Хохлов